я могу творить
Не теряй времени, его и так осталось мало.
Сергей Шклюдов
Все записи
текст

Сжижать по-русски: СПГ в России

В России первый завод по производству сжиженного газа запущен десять лет назад на Сахалине, а настоящая мода на СПГ началась в декабре 2017-го, когда из порта Сабетта на Ямале отправился на продажу первый танкер с «частным» СПГ. Уже два года объемы нашего производства СПГ растут. Россия давно могла бы претендовать на кусок размером до 20 % мирового рынка сжиженного газа, если бы не одно но: большинство русских СПГ-проектов пока остаются на бумаге. Причина – конкуренция с «Газпромом» и экономические санкции.
Сжижать по-русски: СПГ в России
Завод по производству СПГ, часть проекта «Ямал-СПГ». И внутри вовсе не сгущенка! Фото: «Новатэк» 

Газовая история

В 1819 году на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге зажегся первый газовый фонарь – невинная дань моде и прогрессу. Только в 1859 году газовое освещение дошло до Москвы, где было учреждено «Товарищество сжатого, переносного газа». А незадолго до революции, в 1911-м, основана первая в стране компания по промышленной добыче и использованию природного газа – «Ставропольское товарищество для исследования и эксплуатации недр». В это время и начало просматриваться технологическое отставание России от Западной Европы и США. Если на российских просторах шло освоение природного газа в том виде, в котором он «струится» из недр, то в США в 1912 году, в штате Вирджиния, был построен первый экспериментальный завод по сжижению природного газа, работавший с целью выработки оптимальной технологии.

Технологии на тот момент было уже около 30 лет. Прошли времена, когда газ транспортировали в огромных шарах из бычьего мочевого пузыря. Еще в 1823 году Майкл Фарадей смог добиться сжижения аммиака, в 1877-м Луи-Поль Кайете повторил этот опыт с кислородом. В 1898 году шотландский химик Джеймс Дьюар смог обратить в жидкость водород, ему же принадлежит и изобретение сосуда Дьюара – колбы для хранения сжиженных газов. Позже технология была куплена компанией «Термос», и под таким названием мы с вами используем сегодня «сосуды Дьюара». Кстати, большинство танкеров-газовозов и терминалов по хранению СПГ тоже представляют собой не что иное, как огромные термосы.

После революции 1917 года новую власть мало интересовали газовые вопросы. Во главе угла стояли поиск нефти, завоевание Баку, ведь даже руководители страны были вынуждены заправлять баки своих автомобилей спиртом и синтетическими горючими маслами. Только в 1924 году был создан Гелиевый комитет, задачей которого, как можно догадаться, стал поиск газовых месторождений и добыча гелия. В те годы из природного газа извлекали гелий, остальное считалось побочным продуктом. В 1930 году в СССР прошла первая всесоюзная газовая конференция, а в 1942-м в Коми было принято в промышленную разработку первое в СССР газовое месторождение – Седельское, расположенное к юго-востоку от Ухты. Благодаря ему отапливались дома, школы, больницы и заводы на территории Коми. За год до этого в американском Кливленде (штат Огайо) построили первый промышленный завод по производству СПГ. Его цель – «сглаживание пиковых нагрузок» потребления тепла на северо-востоке США. Однако уже через три года из-за нарушения технологии регазификации на заводе произошла одна из крупнейших в США техногенных катастроф. Взрыв резервуара привел к тому, что около 4000 м3 СПГ вытекло, начало испаряться, превращаясь в природный газ, и вспыхнуло. Пожар полыхал четыре дня и унес 128 жизней, еще 400 человек получили ожоги и раны.

Трагедия в Кливленде почти на 20 лет «заморозила» моду на СПГ. Лишь в 1959 году США осуществили первую поставку СПГ в Великобританию на переоборудованном танкере времен Второй мировой войны.

В России в 40-е годы только начали осваивать природный газ и приспосабливать его для бытовых нужд. В 1946-м произошел пробный пуск газопровода Москва-Саратов. Газ пришел в московские квартиры – теперь можно было отказаться от приготовления обеда на спиртовке или примусе.

Во времена хрущевской оттепели, которая сама по себе являлась большим социальным экспериментом, экспериментировали и с СПГ – как с альтернативным бензину видом топлива для автомобильных двигателей. Но тюменская нефть быстро положила этому конец. В итоге сегодня муниципальный транспорт на СПГ ездит по Германии, а не по России.

На стыке же 50–60-х годов в СССР началась «газовая революция». От Кубани до Тюмени были разведаны десятки новых месторождений. Скачкообразное развитие газовой промышленности увенчалось в 1970 году соглашением «газ-трубы», подписанным СССР и ФРГ. Германия поставляла СССР трубы нужного большого диаметра, которые не умели производить в Стране Советов, Москва же прокладывала из них газопровод из Западной Сибири в Западную Европу и оплачивала Германии сделку природным газом. Сырье в обмен на технологии. Также благодаря ответвлениям от трубопровода с месторождения Уренгой на Ямале газ пришел во многие крупные города европейской части России.

Проект «Турецкий поток». Фото: www.gazprom.ru 

В мире же в это время началась уже «СПГ-революция». Каждая страна, до которой еще не дотянулись трубопроводы, создавала рядом с собой «базу СПГ», откуда питала газом свою промышленность и города. В 1964 году построен первый завод по производству СПГ в Алжире и первый завод по регазификации во Франции. Ливия снабжала Италию и Испанию. В 1969 году США начали регулярные поставки сжиженного природного газа в Японию, которые продолжаются до сих пор. В 1977-м на рынок СПГ вышла Индонезия, которая быстро стала мировым лидером по сжижению – 22 млн т в год! Тут стоит напомнить, что при сжижении газа возрастает его плотность, а объем уменьшается в 600 раз. Из одного кубометра СПГ получается 600 м3 природного газа.

В 1997 году на рынок вышел нынешний лидер – эмират Катар. А в 2009 году и в России наконец-то запущен первый завод по производству СПГ – на Сахалине, проект «Сахалин-2». Но здесь уже заканчивается история и начинается геополитика.

Основные производители СПГ – страны, из которых проблематично тянуть газопровод: например, Катар, Австралия, Малайзия, Нигерия, Индонезия, США. Основные же потребители – страны, до которых трубопроводы еще не дотянулись, и преимущественно это Азия: островные государства Япония и Тайвань, развивающиеся Китай и Индия (которые готовы забрасывать в топку своей промышленности любое топливо, хоть СПГ, хоть уголь, хоть щепу), а также Южная Корея. Россия же всегда, еще со времен тюменского нефтяного чуда 60-х, была ориентирована на европейский рынок, на снабжение сырьем промышленности Германии, Франции и Италии. Именно поэтому среди основных потребителей СПГ в Европе мы находим Испанию, так как до Пиренейского полуострова советские трубы не дошли. В целом же европейцы не входят в число основных потребителей СПГ.

Реализация проекта «Голубой поток». Сооружение тоннеля на горном участке газопровода. Фото: «Газпром», www.gazprom.ru
А сжиженному газу в России в 2000-е фактически не придавали значения. В 2005 году «Газпром» поставил за границу первую партию купленного СПГ, но этим все и ограничилось.

Поскольку СПГ потребляют преимущественно там, куда не дотягиваются газовые трубы, считалось, что рынки трубопроводного и сжиженного газа, как параллельные прямые, не пересекаются. Именно поэтому первый в России завод по производству СПГ на Сахалине был ориентирован на рынок самого крупного в мире потребителя – Японии. Еще до окончания строительства завода вся его продукция была законтрактирована на 20 лет вперед. Сегодня 65 % сахалинского СПГ идет на экспорт в Японию, а на японском топливном рынке газ с Сахалина занимает 8 %. Остальное топливо поступает в Южную Корею и Мексику, откуда после регазификации продается в США.


Инфографика: "Новатэк", Saibu Gas. www.bloomberg.com

Но ситуация стала меняться. Трубопроводный газ начинает конкурировать со сжиженным. Даже русский СПГ умудрился недавно столкнуться с русским трубопроводным газом. Правительство Литвы закупает газ из двух источников: по трубе от «Газпрома» и с СПГ-терминала в Клайпеде, куда СПГ поставляет преимущественно норвежская Equinor. Недавно СПГ-терминал в Клайпеде закупил пробную партию СПГ с завода «Ямал-СПГ», принадлежащего российской частной компании «Новатэк». Выходит, что на пространстве маленькой Литвы столкнулись трубопроводный газ от «Газпрома» и СПГ от «Новатэка». При этом у СПГ огромное преимущество: ввиду его перспективности правительство России освобождает поставки СПГ от экспортной пошлины, и он получается дешевле. Это порождает неравную конкуренцию между российскими компаниями за рубежом, и подобные казусы настораживают правительство. Поэтому частной компании «Новатэк» может сильно влететь за то, что она отнимает хлеб у «Газпрома», пусть даже речь идет пока лишь о крошках.

Политика президента как раз и состоит в том, чтобы избежать конкуренции между трубопроводным газом и сжиженным. Именно при этом условии правительство России согласилось предоставить производителям СПГ огромные льготы, субсидии и кредиты. В этой сфере царят «длинные деньги», первая прибыль от СПГ-завода поступит только через 10–15 лет после запуска.

Промышленный комплекс проекта «Ямал-СПГ». Фото: «Новатэк»



«Новатэк» также планирует оптимизировать свой флот ледоколов ARC7. Фото: «Новатэк», lngworldnews.com 

Аналитики считают, что уже в ближайшем будущем СПГ сможет составить реальную конкуренцию газу из трубы по всему миру; что транспортировка СПГ станет более выгодной, чем строительство трубопроводов. СПГ мобилен, и его рынок эволюционирует. Если в 1990 году почти все контракты на поставку были долгосрочными и намертво связывали продавца и покупателя, то теперь 25 % мировых сделок носят краткосрочный характер. Например, в январе 2018 года замерзающий американский Бостон спасла партия СПГ с Ямала, доставленная в город танкером-газовозом. СПГ можно сравнивать с автобусом, способным ехать куда угодно, в то время как трубопроводный газ – трамвай, который едет только по рельсам. Добавьте к этому риски политической нестабильности в странах-транзитерах, ведь, чтобы преодолеть весь путь из России до потребителя в Европе, трубопроводный газ должен пересечь территории почти десятка государств. И очень часто некоторые государства банально «закручивают вентиль». При этом строительство инфраструктуры для СПГ-заводов по сжижению газа и по регазификации, а также закупка танкеров-газовозов в среднем обходится намного дешевле, чем строительство трубопровода, прокладку которого приходится согласовывать с другими игроками рынка. Тем более что и танкер-газовоз можно взять в аренду, а вместо строительства завода арендовать судно, которое может служить регазификационным терминалом. В мире сегодня эксплуатируется 15 плавучих регазификаторов, еще 35 строятся. Мировой лидер по производству СПГ-танкеров – Южная Корея. Забавная деталь: оба конкурирующих СПГ-терминала на Балтике – литовская «Независимость» и кенигсбергский «Маршал Василевский» – сделаны в Республике Корея.

Первая в России морская газодобывающия платформа ЛУН-А. Здесь добывают основные объемы газа проекта  «Сахалин-2». Фото: «Газпром», www.gazprom.ru

По данным за 2018 год доля российского газа на мировом рынке СПГ составляет 6 %. В планах Министерства энергетики занять к 2025 году 15 % мирового рынка, а к 2030-му – 30 %. Дело в том, что с 2024 по 2035 год, по данным аналитиков Bloomberg, на рынке образуется свободная ниша для СПГ размером до 200 млн т. Ее можно будет занять и за ее счет нарастить поставки. Основной рынок для России (как и для США) – Азия. На Азиатско-Тихоокеанский бассейн сегодня приходится 70 % поставок СПГ. Планируется, что к 2030 году потребление СПГ в Азии вырастет в восемь раз! Основными точками роста будут Вьетнам, Малайзия, Таиланд и Пакистан. Поскольку основная ресурсная база русского СПГ – полуострова Ямал и Гыдан, то расширить свою нишу на азиатском рынке Россия планирует за счет Северного морского пути. Поэтому в 2020-е годы именно здесь «Новатэк» планирует осуществить проекты «Арктик СПГ-1», «Арктик СПГ-2» и «Арктик СПГ-3». Одним из основных инвесторов должна выступить Япония. 28 июня 2019 года президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ подписали соглашение, согласно которому Япония инвестирует в проект «Арктик СПГ-2» около $3 млрд.

Америка же во многом развивается с опорой на собственные силы. После «сланцевой революции» нулевых США быстро превратились в экспортера СПГ. При этом они не стремятся расширять географию поставок, сосредотачиваясь на увеличении объема производства. На данный момент США опережают Россию по суммарным объемам, спрос на СПГ покрывает множество частных производителей.

На сегодняшний день 7 % мирового потребления газа составляет СПГ, уже в следующем году эта цифра способна вырасти до 14 %. Но Россия может и не успеть на этот поезд. Несмотря на огромные разведанные запасы газа, на льготы, инвестиции и кредиты, российский СПГ задыхается без инфраструктуры и собственных технологий. Среднее время производства одного танкера-газовоза на корейских верфях – три года, а России необходимы десятки танкеров. Также отсутствуют технологии очистки и сжижения газа. Именно поэтому при строительстве первого завода по производству СПГ на Сахалине мы были вынуждены привлечь британские и голландские технологии, при строительстве завода «Ямал-СПГ» – французские и китайские. После 2014 года, когда случился «казус Крыма» и началась война на Украине, многие российские компании, в том числе «Новатэк», попали под санкции. В итоге многие СПГ-проекты в России заморожены и остаются на бумаге. Так что Россия вполне может опоздать к разделу СПГ-пирога в Азии и будет вынуждена уступить этот рынок американцам, хотя наш СПГ дешевле. Может быть, поэтому российские власти упорно делают ставку на старые добрые трубопроводы. Пусть дорого, неэффективно, не мобильно, зато «дешево, надежно и практично».


Технологии

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK