я могу ошибаться
Каждый имеет право на безнаказанный эксперимент
Наталья Нифантова
Все записи
текст

ВИЧ или не ВИЧ

Общественное мнение не раз и не два делилось на сторонников двух извечных суждений: «Это все знают – значит, это правда» и «Дурят нашего брата». То ли было татаро-монгольское иго, то ли вообще никаких монголо-татар в природе не существовало. То ли высаживались американцы на Луне, то ли просто потоптались в пыли где-то в мексиканской пустыне и сняли все на камеру. Вот и с чумой ХХ века случилась неприятная история…
ВИЧ или не ВИЧ

Одни говорят – опаснейший вирус, который косит миллионы, другие – афера фармацевтических корпораций. Казалось бы, еще одна задачка для развлечения любознательных. Только вот случай с американским лунным хоум-видео сказывается лишь на репутации США, а от ответа на вопрос «ВИЧ или не ВИЧ?» зависят жизни людей. Если точно, 40 миллионов людей.

Официально о том, что причиной развития тогда еще нового заболевания – СПИДа – является доселе не изученный вирус иммунодефицита человека, было объявлено 23 апреля 1984 года. Результаты исследований доктора Роберта Галло, выделившего вирус из лимфоцитов заболевших СПИДом, были чин чином опубликованы в уважаемом журнале "Science". Общественность чуть выдохнула. Все-таки инфекционное заболевание – это что-то понятное. У него есть причина, от него можно искать лекарство. Все лучше, чем смертельное «нечто».

Как говорится, не тут-то было. Спустя несколько месяцев после исторического заявления подал голос первый несогласный, представитель сообщества, за которым позднее закрепится название ВИЧ-диссидентов, – психиатр Каспер Шмидт. Доктор Шмидт утверждал, что поиск и, главное, обнаружение инфекционной причины СПИДа – результат стереотипного мышления исследователей. На самом же деле СПИД имеет психосоциальную природу (по иронии судьбы Каспер Шмидт умер в 1994 году именно от СПИДа).

Доктор Шмидт был лишь первой ласточкой. В последующие два с половиной десятилетия разные ученые (и не очень) заявляли о том, что теория «ВИЧ вызывает СПИД» неверна или даже попросту состряпана органами здравоохранения и фармацевтическими корпорациями. Самой яркой звездой на небосклоне медицинского инакомыслия стал профессор молекулярной и клеточной биологии Калифорнийского университета доктор Питер Дюсберг. В 1996 году он издал свою самую знаменитую книгу, споры вокруг которой кипят до сих пор: “Inventing the AIDS virus” – «Выдуманный вирус СПИДа».

Как водится, Питер Дюсберг накликал на себя и славу, и проклятия. Практически на любом форуме в Интернете, где общаются люди с положительным ВИЧ-статусом, за одно упоминание о Дюсберге и его соратниках можно получить «бан» без предупреждения и права на амнистию. Довольно часто эта тема висит в списке обсуждений с единственным сообщением: «Всякий хоть раз написавший на форуме о том, что ВИЧ не вызывает СПИД, будет выдворен вон». Немногие персоны из мира науки, даже слывущие «лжеучеными», удостаиваются такого холодного презрения. Что же такого сказал в своей книге доктор Дюсберг?

Питер Дюсберг

Основной тезис Питера Дюсберга уже упоминался выше: ВИЧ не является причиной развития СПИДа. Это общее место для всех ВИЧ-диссидентов. Развить это утверждение можно в нескольких направлениях, что и делает доктор Дюсберг.

Направление первое – отрицание существования вируса иммунодефицита человека как такового. Или, по крайней мере, доказательств его существования. Дюсберг утверждает, что ВИЧ никогда не выделялся при лабораторной диагностике. Электронной фотографии вируса в чистом виде не существует. Все, что удалось выделить из крови больных СПИДом, – набор белков, но никак не сам ВИЧ.

«Но как же тесты на ВИЧ? – спросит недоумевающий читатель. – Что они тогда определяют?» А определяют они наличие в крови антител, то есть факт иммунного ответа организма на начавшуюся вирусную агрессию. Дать такой ответ иммунная система может на что угодно: туберкулез, ревматизм, пневмонию, недавние прививки или переливание крови.

Направление второе – отрицание самой болезни. Конечно, никто не утверждает, что СПИДа нет. Говорят, что нет такой болезни. О том, что иммунодефицит у человека может быть врожденным и приобретенным, студентам младших курсов медвузов рассказывали еще в незапамятные времена. Ведь СПИД так и расшифровывается: синдром приобретенного иммунодефицита. Синдром – набор симптомов, а не заболевание. Временный иммунодефицит сопутствует, например, тяжелому гриппу – так же, как высокая температура. Но никто не говорит о том, что температура – это болезнь.

Сюда же добавляется, что, если быть точными, от СПИДа не умирают. Умирают от заболеваний, которые атакуют человека после того, как его иммунная система выкидывает белый флаг. А это и пневмония, и саркома Капоши, и рак шейки матки, и герпес, и еще целое море напастей. От этих болезней умирали всегда. Сейчас, по мнению Дюсберга, умирают от них же, но в документах написано «СПИД» – и точка.

Направление третье – отрицание связи между ВИЧ и СПИДом. Если даже предположить, что ВИЧ существует, то он «белый и пушистый», то есть для человека безопасный и уж точно не способный разнести его иммунную систему в щепки. Каковы доказательства? Неспецифическое для инфекционных заболеваний развитие и распространение. Например, Дюсберг приводит результаты исследования на ВИЧ 15 000 женщин, которые продолжали иметь регулярные сексуальные контакты со своими ВИЧ-положительными мужьями и при том сами оказались здоровы.

Отдельный объект для критики с этой позиции – распространение ВИЧ среди определенных социальных групп: наркоманов, гомосексуалистов, проституток. Теоретически, инфекционные заболевания не выбирают своих жертв, а с учетом скорости роста числа больных, ВИЧ уже давно должен был пересечь все социальные границы.

И уж совсем волшебная история – существование так называемых нон-прогрессоров: зараженных ВИЧ людей, у которых он за долгие годы так и не дошел до терминальной стадии, собственно СПИДа, несмотря на отсутствие терапии.

Больной СПИДом в Lusikisiki, Южная Африка. Фото Gideon Mendel

Остается вопрос: если ВИЧ нет, а СПИД не болезнь, да они еще и никак не связаны – от чего же тогда люди мрут? Кроме осложненной пневмонии с герпесом, разумеется. Здесь Дюсберг дает неожиданный ответ: от лекарств. От тех самых, которые якобы направлены на то, чтобы затормозить развитие ВИЧ-инфекции и продлить жизнь больных. Антиретровирусная терапия, конечно, не мультивитаминный комплекс. Один список возможных побочных эффектов читается как рассказ Стивена Кинга. Но чтобы лекарства от ВИЧ были настолько токсичны, чтобы сами же разрушали иммунную систему… Смелое заявление. Неужели кому-то придет в голову продавать заведомый яд?

Тут начинается самая захватывающая часть повествования. И самая, если можно так выразиться, скользкая – уж больно плодотворна здесь почва для манипулирования общественным мнением. Дюсберг прозрачно намекает, что продажа токсичных препаратов для антиретровирусной терапии – это «бизнес на смерти». На эту мысль, несомненно, наталкивает то, что препараты против ВИЧ стоят немалых денег и производятся по лицензии ограниченным числом компаний. Притом бизнес этот поддерживают правительственные организации здравоохранения и (внимание!) в особенности некоторые их секретные подразделения, которым принадлежит сама идея «создания» СПИДа. Конечно, убедить людей, что бесчеловечные корпорации наживаются на их бедах, а правительству на это «начхать», потому что ему идут отступные, – дело нехитрое. К сожалению, и корпорации и правительства сами зачастую формируют себе такой имидж. Но уж слишком от всего этого пахнет теорией заговора. В конце концов, просто радуешься, что по крайней мере масоны на сей раз оказались ни при чем.

Так кто же он такой, этот Дюсберг? И какое право имеет? Тут я сделаю по возможности небольшое лирическое отступление.

Логика построения журналистского текста подразумевает, что сейчас я дам слово представителям другого лагеря. Ученые мужи и жены, коих большинство, ссылаясь на данные исследований, графики и таблицы, разнесут теорию Дюсберга в пух и прах. Их аргументы будут общепризнанны и неопровержимы.

Однако я пожалею места на журнальных страницах. И вот почему. Не знаю как вы, но я, к примеру, не держу дома электронный микроскоп и образцы крови, датированные 1984 годом. И думаю, что мне уже поздновато подаваться в вирусологи, чтобы самостоятельно подтвердить или опровергнуть доводы обеих сторон. В сущности, все, что мы с вами можем, – положиться на авторитет ученых, их имена, награды, степени и звания.

Вспомним вопрос, на котором мы остановились: кто такой Дюсберг? И кто такие его оппоненты? Как это ни печально, в условиях вторичности всякого знания о мире для общественности, частью которой мы с вами являемся, важнее не то, что говорят, а кто это говорит.

Мы вынуждены констатировать прискорбные факты. Наука, ставшая мерилом истинности любого знания, также стала и объектом манипуляций. История с ВИЧ и СПИДом – яркое тому доказательство. Где ученый, а где тот самый пресловутый «не очень»?

На наших глазах идет настоящая информационная война. И цель ее по большей части – не опровергнуть теорию оппонента, а «потопить» его самого. По версиям разных источников, как интернет-форумов и блогов, так и в официальных СМИ, Питер Дюсберг предстает то самым заслуженным из всех народных (а его товарищи по диссидентству – сплошь нобелевскими лауреатами и бессребрениками), то шарлатаном и дельцом, не имеющим никакого отношения к вирусологии и никогда лично не изучавшим проблему ВИЧ/СПИД.

В свою очередь, сами ВИЧ-диссиденты настаивают, что поддерживать официальную теорию СПИДа могут люди либо недалекие, либо нечестные и получающие от этой лжи какие-то дивиденды. Хорошо хоть со стороны диссидентов спор напрямую не переходит на личности. Иначе этот информационный пинг-понг стал бы окончательно похож на кидание грязью.

Неужели бизнес на смерти? 

Вот в этих условиях нам с вами предлагается сделать выбор. Выбор, который, в общем-то, заключается не в том, что правда, а что ложь, а в том, кому доверять.

Лично я – на стороне большинства. Потому что я думаю о будущем. В первую очередь не о будущем науки или профилактики ВИЧ-инфекции (даже если принять теорию Дюсберга на веру, вряд ли кто-то в здравом уме тут же выбросит в мусор средства контрацепции и закупит шприцы для инъекционных наркотиков). А о будущем 40 миллионов ВИЧ-инфицированных.

Традиционная версия развития СПИДа предлагает им хоть какую-то надежду. Да, дорогостоящую. Да, грозящую некрозом печени и еще тысячью побочных эффектов. Но вполне реальную.

А что предлагают ВИЧ-диссиденты? Прекратить терапию? Лучше питаться и не нервничать? Вылечиться методом самовнушения? Сесть и ждать смерти?

Ничего. Они не предлагают ничего. Если вы внимательно вчитаетесь в тезисы ВИЧ-диссидентов, то заметите, что все они сплошное отрицание. Собственно, по-английски это движение так и называется – AIDS/HIV denialism («Отрицание СПИД/ВИЧ»). Двадцать с лишним лет ВИЧ-диссиденты воюют с официальной наукой, и за это время от них не поступило ни одного предположения о том, как лечить СПИД, если это не инфекционная болезнь. Полная «безнадега». А пока продолжается эта борьба интересов и репутаций, 40 миллионов живых людей надеются остаться живыми.

Общество

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK