я могу сегодня сделать то, что не мог сделать вчера
no pain, no gain
Александр Романов
Все записи
текст

Бессмертные

Журнал «ММ» публикует прозу молодых авторов.
Бессмертные

Виктор посмотрел на сидящего перед ним Сомова.

Невысокий, плотный, большая голова на короткой шее, высокий лоб. Сорок шесть лет, холост, старший диспетчер службы технической поддержки корпорации «Бессмертие».

– Мы пригласили вас, Сергей Семенович, чтобы вы помогли нам до конца разобраться в обстоятельствах известного вам дела, – сказал Виктор.

Сомов кивнул.

– Вы можете воспользоваться услугами адвоката.

– Адвокат мне не нужен, – уверенно сказал Сомов. – Я уже, кажется, говорил.

– Как хотите. Но имейте в виду, что вы вправе в любой момент прервать наш разговор и возобновить его в присутствии адвоката.

– Я понял, спасибо.

Виктор помолчал.

– Как продвигается, кстати, процесс оформления?

– Хорошо. Первая процедура через четыре дня.

– Поздравляю!

Виктор щелчком пальца сменил висящие над столом голограммы.

– Итак… Пройдемся по основным пунктам произошедшего. Вы заступили на дежурство в ночь на двадцать первое мая в двадцать ноль-ноль. Оба ваших коллеги неожиданно заболели, и замену им найти не успели… Связь отключилась в двадцать три тридцать. Первая пара нападавших появилась спустя четыре минуты с южного входа, вторая пара – с северного.

Взгляд скользил по строчкам, выхватывая ключевые фразы.

– Заблокировались выходы, в том числе и двери помещения охраны… Вы покинули свой пост, посетили второй пост, техническое помещение, затем резервную серверную… Первую пару нападавших вы обезвредили на участке второго сектора…

Мы пригласили вас, Сергей Семенович, чтобы вы помогли нам до конца разобраться в обстоятельствах известного вам дела.

Он перевернул лист в воздухе.

– …Вторую – в зоне первого сектора. Все верно?

– Кажется, – сказал Сомов. – Во времени я, правда, не уверен, за часами я не следил…

– Все нападавшие от полученных ранений скончались, – продолжил Виктор. – Двери были разблокированы в двадцать три пятьдесят пять. Тогда же прибыла первая патрульная машина.

Он смахнул лист в сторону. Помолчал.

– Вы знаете, кто были эти четверо?

Сомов пожал плечами.

– Бандиты, кто же еще?

– Вы ведь, Сергей Семенович, не служили в армии?

– Нет.

– Не посещаете никакие секции, не владеете приемами ближнего и дальнего боя?

– Нет. Оружия в жизни в руках не держал. До этого случая.

– Тогда как вы смогли справиться с четырьмя вооруженными людьми, не получив при этом ни единой царапины?

Сомов снова пожал плечами.

– Думаю, мне повезло. К тому же я был, как говорится, на своей территории.

– Четверо вооруженных, имеющих навык обращения с оружием, людей… С которыми справляется человек, по его словам, никогда не державший в жизни оружия… Вам не кажется это подозрительным?

– Я был на своей территории, я же говорю. Заперт вместе с этими головорезами. Без связи, без возможности получить помощь. Что мне оставалось делать?

– В квартире бандитов мы нашли информацию, которую они могли получить только от работников корпорации «Бессмертие», – медленно, следя за реакцией собеседника, произнес Виктор. – Вы не знаете, кто бы это мог быть?

Сомов выпрямился.

– А, понимаю… Подозреваете меня? По-вашему, я отключил связь, дождался, пока они войдут, заблокировал двери, а потом решил поиграть в мстителя?

– Примерно так.

– Ерунда! Зачем это мне?

– Я думаю, ответ очевиден.

Виктор наклонился вперед. Сказал, понизив голос:

– У вас была возможность. Вы хорошо знаете систему, хоть и в силу вашего статуса не имеете доступа к ключевым узлам управления. У вас был мотив – бессмертие, серьезный повод, не правда ли? И вы почти добились своего… когда, вы сказали, там у вас первая процедура?.. Через четыре дня?..

– Ерунда! – повторил Сомов. – Связи не было. Помощи ждать было неоткуда. Намерения этих четверых были очевидны – они собирались уничтожить архивы с регистрационными данными. Что мне было делать?

– Попробовать восстановить связь. Разблокировать двери. Спрятаться, в конце концов – против вас было четверо вооруженных людей!

– Я попробовал разобраться со связью и дверьми, у меня, увы, не получилось… Я диспетчер техподдержки – выслушать, перенаправить и все такое прочее. Я не техспециалист, чувствуете разницу? А прятаться!..Прятаться не в моих правилах!

– Значит, вы решили остановить их сами? Рискуя жизнью? Не слишком ли это для человека, не имеющего статус бессмертного и без какой-либо надежды его получить? Зачем вам так рисковать ради тех, кто никогда не примет вас в свои ряды? Откуда вдруг такая самоотверженность?

– Слушайте, товарищ майор, я не понимаю, вы что, серьезно меня обвиняете? Я предотвратил нападение, катастрофу, вы же понимаете, что было бы, если бы эти четверо добрались до главного зала?..

Виктор сложил руки на груди. Да, если бы они добрались до главного зала, они могли бы натворить там дел.

– Итак, в армии вы не служили. Не участвовали в боевых действиях, не проливали за свою страну кровь, не имели возможности заслужить высокий, который бы позволил вам получить бессмертие, статус на ниве науки в одном из учреждений категории «А»…

– Увы, в такое учреждение меня не взяли, посчитали, что у меня недостаточно высокий уровень интеллекта…

– …То есть шанса заслужить свое бессмертие у вас не было.

Виктор сделал паузу.

– И тогда, – он поднял палец, – вы решили получить бессмертие иначе. Предотвратив организованное вами же нападение.

Он извлек из планшета сразу несколько голограмм.

– Вы наняли четверых бандитов. Заплатили им. – Он указал на нужную строчку. – Откуда у вас, простого старшего диспетчера, такие деньги, мы еще выясним. Запустили ваших наемников внутрь. Заблокировали двери и связь. А потом безжалостно устранили всех четверых. Вы были на своей территории, вы заранее продумали, что и как станете делать…

– Господи!.. – Сомов подвел глаза кверху. – Вы понимаете, что говорите? Я нанял бандитов! Я устранил!.. Чушь!

Виктор откинулся на спинку, некоторое время рассматривал Сомова из-под полуприкрытых век.

– Отпираться бессмысленно, – сказал он. – У нас есть все необходимые доказательства. Вы пойдете под суд за преднамеренное убийство или попытку диверсии на стратегически важном объекте. Мотив очевиден – предотвратив якобы диверсию, вы совершали героический поступок и получали право претендовать на бессмертие, которое стандартным путем получить такому, как вы, невозможно.

Он хлопнул по столу.

– Так что, чем быстрее вы признаете свою вину, тем лучше для вас. Никакого бессмертия вы, конечно, уже не получите, но хотя бы облегчите свою участь. Мы учтем факт вашего добровольного сотрудничества со следствием.

Вы собирались лишить бессмертия четыре миллиона честно заслуживших его ваших сограждан.

– Я ни в чем не виноват, – сказал Сомов. – Мне не в чем признаваться.

Посмотрел на висящие на стене часы.

Возникла пауза.

Виктор разглядывал Сомова, тот смотрел куда-то сквозь него.

– Уверены, что ничего больше не хотите сказать?

– Вы о чем?

Брови Сомова удивленно поднялись.

– Предлагаю вам сделку. Вы признаетесь в организации фиктивного нападения и преднамеренном убийстве, получаете свое пожизненное и выходите через пятнадцать лет за примерное поведение…

– Или?..

– …Или у нас есть другая версия, которая понравится вам намного меньше, чем первая. Доказать ее будет сложнее, но, думаю, у нас все получится. Наказание – высшая мера!

– Чем дальше, тем меньше я вас понимаю. Вы хотите сказать, что обвинением в убийстве дело не закончится, и вы собираетесь предъявить мне что-то еще?

– Именно так!

– Я ни в чем не виноват, я же сказал!

– Может, желаете пригласить адвоката?

– Нет, не желаю!

Виктор пожал плечами.

– Сейчас я изложу версию номер два, и после вы уже сможете принять решение.

Он сменил голограммы.

– Вы знакомы с Майским?

– Нет.

– Это широко известный в узких кругах специалист по высоким технологиям. Самоучка, участник и организатор множества незаконных операций по взлому киберсистем, банковских счетов, баз военных ведомств…

– Нет, с этим господином я незнаком.

Виктор оперся на подлокотник.

– Вы с ним знакомы, Сомов. Мы зафиксировали перевод денег с вашего счета на счет Майского. Зачем вы перевели ему деньги?

Сомов не ответил.

– Хорошо. Изложу вам другую версию. Вы отключили связь, впустили четверых наемников, заблокировали двери. Наемники нужны были вам не для нападения на архив – что бы такие, как они, могли сделать с одними автоматами, без взрывчатки и спецсредств? Максимум, повредили бы несколько секций, которые корпорация потом быстро бы восстановила; вся информация дублируется на серверах подземных уровней. Они нужны были вам для того, чтобы они организовали Майскому доступ в главный зал – у вас доступа туда не было. Это раз… Чтобы отвлечь внимание на случай возникновения непредвиденных обстоятельств – два. И как прикрытие – три. Основная ваша цель была не имитация предотвращения нападения и уничтожения архива…

Он сделал эффектную паузу.

– Вы собирались этот архив уничтожить!

Сомов продолжал молчать. Лицо его ничего не выражало.

– Вас не интересует бессмертие! – Виктор повысил голос, он представлял, что говорит обвинительную речь в суде. – Вы собирались уничтожить архив и его резервную копию, уничтожить все регистрационные данные, лишить всех бессмертных возможности получать необходимые для продления жизни ежегодные процедуры. Все личные, имеющиеся на руках, подтверждающие их статус документы без архива недействительны. Вы собирались уничтожить систему! – Голос его зазвенел. – Процесс восстановления базы занял бы продолжительное время, за которое не получившие процедур люди умерли бы от возникших в организме необратимых процессов. Именно ваш Майский и должен был нанести основной удар. Но он вдруг по какой-то причине передумал – возможно, понял, что вы собираетесь убрать и его, и пошел на попятную, и вы вынуждены были начать зачищать следы. Вы убили сообщников, убрали следы проникновения и изобразили все так, словно предотвратили преступление. С паршивой овцы хоть шерсти клок, да? Впрочем, думаю, в ближайшем будущем вы бы повторили попытку, и на этот раз вам, в силу вашего возросшего статуса, было бы намного проще.

«Замечательная версия, – мысленно похвалил себя Виктор. – Непонятно только, зачем ему понадобилось лезть в резервную серверную, но с этим мы разберемся».

– Как вам такой расклад, Сергей Семенович?

Сомов все еще молчал.

– Может, вернемся к предыдущей версии? Вы признаетесь в убийстве, получите свое пожизненное. Выйдете через пятнадцать лет…

Сомов медленно покачал головой.

Виктор откинулся на спинку.

– Вы, Сомов, опасный и страшный человек. Вы собирались лишить бессмертия четыре миллиона честно заслуживших его ваших сограждан.

– Честно? – переспросил Сомов.

Снова посмотрел на часы. Лицо его вздрогнуло. Губы презрительно скривились.

– А кто решает, честно или нет? Почему одни получают право на вечную жизнь, а другие этого права лишены? Чем такие, как я, хуже таких, как вы?

Виктор прищурился. С Сомовым все было понятно. Справедливости, значит, ему захотелось. Равных прав для всех. Нет, дорогой мой, право на бессмертие еще нужно заслужить – он невольно коснулся с гордостью носимых им медалей за мужество и отвагу. Доказать, что ты достоин – достоин занимать свое место под солнцем – вечное место под вечным солнцем, на нашей и без того перенаселенной планете. Если давать это право всем без разбора, как требуют такие, как вы, человечество просто задохнется. Не хватит никаких планетарных ресурсов. Поэтому право на вечную жизнь получают только достойные из достойных.

– Я такой же человек, как и вы! Вы не только лишили меня бессмертия, вы лишили меня и возможности его получить! Вы считаете нас недостойными! Для вас мы отбросы, не имеющие права на вечную жизнь! Расходный материал, биомасса!..

– Рекомендую вам во всем признаться и начать сотрудничать, – спокойно сказал Виктор. – Давайте остановимся на первой версии. Пятнадцать лет не «вышка», сами понимаете…

– Пятнадцать лет не «вышка»! – передразнил его Сомов. – Да кто вы такие, чтобы меня судить?

– Вы виновны. Доказательства собраны. У вас нет шанса уйти от наказания. Вы предстанете перед судом, вам грозит высшая мера.

Сомов посмотрел на часы и вдруг совершенно успокоился, закинул ногу на ногу, сложил руки на колене.

– И что дальше? – вдруг спросил он.

– Дальше? – переспросил Виктор.

Подумал: дальше тебе, надо же, мало тебе высшей меры, ладно, вот тебе твое дальше.

– Дальше? Суд. Приговор. Приведение приговора в исполнение.

– Нет, вы не поняли. Что будет с этой вашей базой?

Виктор пожал плечами.

– Систему проверят, усилят меры безопасности. Мы должны быть вам даже благодарны – вы продемонстрировали нам, что, несмотря на принятые, казалось бы, безупречные меры безопасности, «обрушение» все же возможно.

– Вы не поняли, – Сомов покачал головой. – Я имею в виду, что будет с системой сейчас. Сегодня. Что происходит с ней в данный момент?

– В данный момент? – переспросил Виктор.

Внутри шевельнулось нехорошее предчувствие. Что происходит с системой в подобных случаях? Ее проверяют, тестируют, меняют внушающие хоть малейшее недоверие блоки…

Теперь мы с вами на равных. Теперь вы смертны. Чувствуете? Необычное ощущение, правда? 

Спина его вдруг покрылась ледяным потом. Он схватил телефон. Столкнулся с совершенно спокойным взглядом Сомова, взглядом человека, сделавшего свое дело, человека, которому некуда больше торопиться.

Звонить Рихтеру? Нет, не Рихтеру. Олегу? Олегу пока объяснишь…

А время? Он посмотрел на часы.

Ч-черт!

– Не дергайтесь, – сказал Сомов. – Уже поздно.

Поздно…

Систему проверяют, тестируют, меняют блоки…

И перезагружают…

Уже перезагрузили! Только что! Пять минут назад!

Господи!

Тонко запел сигнал тревоги.

Виктор снова схватил телефон. Связи не было, линия была перегружена – неудивительно, с учетом того, что сейчас началось.

Перезагрузить систему из корпорации «Бессмертие» невозможно, это не может сделать даже сам генеральный. Перезагрузить ее можно только из ЦУПа, в который доступ не получить ни такому, как Сомов, ни даже такому, как Виктор. Доступ туда, как и местонахождение самого ЦУПа, известно только горстке избранных. Систему перезагружают только в экстренных случаях, таких, например, как попытка взлома, и на время перезагрузки функции основного сервера принимает на себя сервер резервный.

Вот зачем ему нужно было в резервную серверную!

Вот зачем ему нужен был Майский!

Они сделали то, что запланировали!

Сомов проник в резервную серверную, обеспечил Майскому туда доступ. Они подсадили «баг» или вирус, то, что «обрушит» систему в момент перезагрузки… и не просто «обрушит» – уничтожит все данные в обоих архивах, основном и резервном!

Точнее, уже, кажется, уничтожили! – он снова посмотрел на часы.

Потом Сомов убрал сообщников, зачем ему лишние свидетели?

Господи, он что – не понимает, к чему это приведет?

Он представил глотающих яды, натягивающих петли, стреляющихся, прыгающих с небоскребов… Бессмертных, избранных, лишившихся своего бесценного дара, своей привилегии…

– Догадались! – понял Сомов. – Поздравляю!

«Тревога, экстренная ситуация, тревога, экстренная ситуация…» – забормотал динамик планшета.

Виктор встал. Сел. Рванул ящик стола, выхватил пистолет. У него свело судорогой живот от осознания своего бессилия, от осознания невозможности что-либо сделать.

– Не торопитесь стреляться, – сказал Сомов. – Попробуйте пожить так, как живем мы. В постоянном страхе смерти.

Виктор направил пистолет на него.

Сомов пожал плечами.

– Убьете меня? Ну и что? Я все равно умру. Раньше или позже… Меня этим не напугать.

Он встал.

– Теперь мы с вами на равных. Теперь вы смертны. Чувствуете? Необычное ощущение, правда? Что ж, привыкайте.

Он спокойно повернулся спиной, двинулся к двери.

«Смертны, поздно, смертны, поздно…» – стучало у Виктора в голове.

Он уронил пистолет на стол, согнулся, вцепился руками в волосы и, изо всех сил стараясь удержать балансирующий на грани безумия разум, негромко, на одной ноте, завыл.

Иллюстрация: 1) Glenn Harvey, www.ideas.ted.com 2) Val Mina, www.wired.com

Общество

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK