я могу уместить все в 280 символов
кто такой джон голт
Полина Агеева
Все записи
текст

Три метра над уровнем крысы

Согласно популярному городскому мифу, прямо сейчас вас и крысу разделяет не больше двух метров. Неважно, где она отсиживается – глубоко под полом или за стенкой, но точно где-то недалеко. У мифа есть все основания быть правдой – в городах крыс действительно много. В Америке борьба с крысами входит в предвыборную программу – каждый избранный мэр обязуется спасти городов от грызунов. Но возможно ли это?
Три метра над уровнем крысы

Говоря о крысах, обычно вспоминают средневековье в Европе, когда бубонная чума, прозаично названная «черной смертью», скосила половину населения. Биологи XX века обвинили в чуме именно крыс, которые бегали по городским улицам в поисках пищи и разносили смертельную инфекцию. Дело в чумной палочке Yersinia pestis, вызывающей заболевание, – она циркулирует среди грызунов, переходя от одного к другому через волосяных блох. Долгое время считалось, что крысы и запустили «чумной» процесс, – мол, от них блохи передавались людям.

И только в 2018 году ученые сняли с крыс чумное клеймо. Чтобы избавить крыс от репутации главных средневековых злодеев, группа ученых из Университета Осло (Норвегия) смоделировала математические модели передачи инфекции тремя способами: воздушным, через крыс и их паразитов и через человеческих паразитов. Все три модели наложили на исторические данные о смертности людей и продолжительности эпидемии чумы во время самых сильных вспышек в Европе. У каждой модели распространения инфекции своя форма – например, если виноваты крысы, в начале заболевания кривая смертности растет медленно, но ее пик имеет выраженные характеристики. У человеческих паразитов и воздушного пути средний уровень смертности на пике эпидемии.


Фото: Richard B. Levine, www.wired.com

Исследователи изучали вспышки, случившиеся в разных городах: в Живри – в 1348 году, во Флоренции – в 1400-м, в Барселоне – в 1490-м, в Лондоне – в 1563–1564, в Име (Англия) – в 1666-м, в Гданьске – в 1709-м, в Стокгольме – в 1710–1711, в Москве – в 1771-м и на Мальте – в 1813 году. В семи вспышках из девяти чума передавалась через человеческих паразитов. Данные по Москве и Мальте не анализировались, поскольку в этих регионах было два пика. А в деревне Им, если верить литературным источникам, одновременно случилась эпидемия легочной чумы, поэтому результат не может быть точным. Ученые предположили, что основными переносчиками инфекции в средние века были человеческие блохи Pulex irritans и платяные вши Pediculus humanus.

А вот третья пандемия чумы, которая началась в Китае и облетела весь мир, скорее всего, связана с крысами – они до сих пор остаются естественным резервуаром чумы в Азии, Африке и Америке, из-за чего вспышки заболевания возможны и в наше время. Среди последних – эпидемия 2017 года на Мадагаскаре, а в этом году стало известно о новых случаях заражения: у двух жителей провинции Внутренняя Монголия обнаружили легочную чуму.

Крысы считаются переносчиками около 30 болезней, среди которых клещевой тиф, несколько видов лихорадки, дизентерия, бешенство, лимфоцитарный хориоменингит, болезнь Банга, заболевания стоп и полости рта и многие другие. Способов передачи человеку несколько: при укусе, через пищу, по которой пробежалась крыса (поэтому нужно мыть продукты тщательно!), через крысиных блох и клещей.

Пандемия чумы в Европе прекратилась, но число крыс не уменьшилось. Скорее, наоборот, – они плодились больше и больше. В Средневековье с ними боролись по-разному. Молитвами – немецкий зоолог Альфред Брем в своей книге «Жизнь животных» писал, что набожный народ боролся с крысами с помощью веры и молитв, а Отенский епископ публично отлучил крысу от церкви. Крыс это, конечно, не испугало. Позже появилась профессия крысолова, но всех они выловить не сумели. В XVII–XVIII веках против грызунов стали использовать других животных, а первые попытки сделать крысиный яд начались вместе с развитием химии в начале XX века.


Фото: Charlie Hamilton James, National Geographic, www.nycurbanism.com
Вскоре то ли от безысходности, то ли от скуки люди начали с ними дружить. В Англии появились крысиные «гладиаторские» бои – диких крыс ловили и выпускали на арену против терьеров. По сути, это можно считать началом одомашнивания и приручения крыс. Во-первых, человек перестал испытывать к ним отвращение и страх и пошел на контакт, а во-вторых, нашлись первые революционеры, готовые содержать живую крысу как домашнего питомца и члена семьи. Сегодня декоративная крыса дома никого не удивит. Конечно, посоревноваться в популярности с кошками и собаками они не могут, но иметь усато-хвостатого друга уже не странно и не чудно, и во многих городах формируются клубы крысоводов и проходят выставки крыс.

В 80-е годы XX века крысы стали частью панк-культуры – ее приверженцы носили грызунов на плече как символ протеста и бунтарства. В фильмах об истории панка можно увидеть много клишированных образов – парень с ирокезом на голове, в кожаной куртке и с крысой на плече.

Но милые домашние зверушки и те крысы, которые живут под канализационными люками и в подвалах, – разные. Первые обитают в тепле, уюте и любви, а вторые выживают, каждый день готовясь к самому худшему. По данным National Geographic, в наши дни их популяция только расширяется – за последнее десятилетие прирост составил от 15 до 20 %. И основная причина такой бурной рождаемости – в нас самих. Мы выбрасываем много несъеденной еды, которая облегчает крысам жизнь.

На планете множество стран с разными культурами, языками и народами, но у всех есть как минимум одна общая проблема – крысы. В Париже их можно заметить даже на главных площадях города, и, согласно опросам, 58 % парижан недовольны работой своего мэра Анны Идальго во многом из-за большого числа крыс в городе. В Лондоне они селятся в старом фонде, где между перекрытиями остается пространство для обустройства нор, в Индонезии уничтожают до 17 % урожая риса, а в Индии… пьют алкоголь. После того как в штате Бихар законодательно запретили продажу алкоголя, полиция начала его конфисковывать и хранить на складах в полицейских участках. Вскоре обнаружилось, что тысячи литров «запрещенки» пропали, и появилась версия, что ее выпили крысы. Расследование до сих пор продолжается.


Храм крыс в Индии. Фото: Matt Blomberg, www.vice.com

Но особенно остро «крысиная проблема» стоит в Америке. Немного цифр: в Нью-Йорке сообщения о замеченных крысах стали поступать в городскую службу на 38 % чаще всего за четыре года. В 2014 году их было около 12 тыс., а в 2018-м – уже 17 тыс., согласно анализу некоммерческой контрольной группой OpenTheBooks.com и The New York Times. За тот же период число случаев, когда городские санитарные инспекции обнаружили активные признаки крыс, почти удвоилось. Финансовые потери от крысиных пакостей составляют почти миллиард долларов в год. В 2017 году мэр Нью-Йорка Билл де Блазио выделил на борьбу с крысами 32 млн из общегородского бюджета в рамках проекта, целью которого было сокращение численности крыс на 70 %.

Чтобы не дать крысам оккупировать дома, в Нью-Йорке цементируют подвалы, используют мусорные контейнеры с защитой от грызунов, наказывают кафе и рестораны за несоблюдение санитарных норм, вводят новые правила вывоза мусора. Изначально крыс пытались травить, позже стали использовать препараты, разжижающие кровь, – такие яды активируются спустя несколько часов, и крыса умирает в течение пары дней от внутреннего кровотечения. Но специалисты по дератизации не рассчитывают на долгосрочный успех: уцелевшие особи наплодят столько потомства, что норы заполнятся вновь. Бобби Корриган (Bobby Corrigan), главный специалист Нью-Йорка по родентологии (раздел зоологии, посвященный грызунам), считает, что «до тех пор, пока городские власти не изобретут принципиально новый способ уборки мусора, крысы будут выигрывать эту войну».


Сейчас в городах живет поколение урбанизированных крыс – они ездят на лифтах и ориентируются в метро. Фото: Durham, www.durmphoto.com
И недавно такой способ презентовали. В 2016 году небольшая американская компания SenesTech объявила, что создала противозачаточный препарат для крыс, который можно добавлять в приманку. Съев ContraPest, самка и самец станут бесплодны. Согласно словам Лоретты Майер, генерального директора компании, препарат тестировали в разных условиях, и он привел к снижению активности крыс на 46 % – это хорошая новость. Но вместе с ним использовали и традиционные методы борьбы, поэтому лавры спасителя отдавать ему рано, – это плохая. Биологи считают, что химический контрацептив не спасет, «поскольку крысы, которые не съедят приманку, начнут плодиться быстрее, так как снизится конкуренция в поисках пищи», – такое мнение выразил Питер Бэнкс, ученый из Университета Сиднея в интервью New Scientist. Другой революционный способ – генная инженерия. Биолог Джеймс Рассел (Dr James Russell) из университета Окленда предложил уничтожать крыс с помощью генного редактирования – в их организм можно встроить мутации, вызывающие раннюю смерть. Мутации будут передаваться по наследству, и численность вредителей значительно сократится. Также специалисты по генному редактированию предложили сделать крыс бесплодными, но пока это лишь теории и планы.


Фото: toronto.citynews.ca

Россию крысы, естественно, стороной не обошли. Издавна жители сел и деревень боролись с грызунами по-своему: сыпали на пол золу, чтобы лапы и шерсть пробегающей крысы ею покрылись, а в углах и у порога оставляли сушеную мяту и чернокорень – считалось, что и то, и другое вызовет у крысы кожное раздражение и/или отравление. Грызунов травили формалином, керосином, водкой, а в норы засыпали крошеное стекло.

Особенно проблема с крысами чувствовалась во время блокады Ленинграда. Город заполонили грызуны, которые ели тела погибших людей, пробирались в квартиры, прогрызали мебель и съедали мизерные остатки еды. После прорыва блокады крыс решили истребить хотя бы частично, для чего в Ленинград из Ярославской области прибыло четыре вагона дымчатых кошек, которые считались лучшими охотниками. В январе 2000 года в память о кошках-спасителях в Петербурге на Малой Садовой улице установили скульптуру кота Елисея и кошки Василисы.

Эрмитажные кошки, кстати, появились в Зимнем дворце по той же причине. По указу Елизаветы Петровны «Указ о высылке ко двору котов» в 1745 году в Эрмитаж привезли кошек, которые должны были убить расплодившихся во дворце крыс. С тех пор в музее постоянно кто-то мяукает. Екатерина II оставила котов во Дворце и присвоила им статус «охранников картинных галерей».


В 2016 году британское издание The Telegraph включило эрмитажных котов в список достопримечательностей, которые необходимо увидеть. Фото: www.telegraph.co.uk
Борьба с крысами в российских городах ведется до сих пор. Заголовки об очередном массовом нашествии крыс в Москве появляются в СМИ регулярно. В 2017 году москвич Артем Галустян рассказал на своей странице в Facebook, как он был вынужден съехать со своей квартиры из-за обитающих в доме крыс. На его пост откликнулись десятки человек с той же проблемой.

Сколько именно крыс в Москве – неизвестно, и эксперты не могут назвать точное число во многом потому, что крысы наполняют «подземную» Москву. В Сети можно встретить разные данные – например, что на одного москвича приходится 30–40 крыс. Но на дератизацию все же выделяют средства из городского бюджета – ежегодно около 100 млн рублей.

Однако на планете есть места, где от крыс все-таки избавились, – остров Южная Георгия, что недалеко от Антарктиды. В мае 2018 года его провозгласили «полностью свободным от крыс». Вся операция заняла пять лет и проходила в несколько этапов – с трех вертолетов на остров сбросили 300 тонн яда, потратив на это $13 млн.

Загрузка яда в вертолеты. Фото: www.vitalis-verlag.com
В вертолеты загрузили бродифакум – родентицид, который смертельно опасен для крыс, но кажется им очень вкусным. Яд сбрасывали на каждый квадратный метр Южной Георгии, даже на склоны гор, где крысы в принципе не могут водиться. Чтобы убедиться, что крысы уничтожены, ученые регулярно приезжают на остров и ищут на снегу крысиные отпечатки. Их заметили в том же 2016 году, и вертолеты вновь поднялись в небо. С тех пор следов не видели, и остров считается «анти-крысиным».
Жить без крыс получается и у канадского города Альберты, в котором создали зону контроля за крысами и ответственную за это организацию. Крыс в Альберте объявили вредителями в 1950 году, и с тех пор за ними ведется наблюдение. Чтобы уничтожить первых крыс, которые проникли в Альберту, все здания обработали ядом, а администрация города параллельно запустила образовательную кампанию. Большинство горожан никогда не видели диких крыс, поэтому по городу развесили плакаты со слоганами «Убить, как только увидел!» и «Они представляют угрозу нашему здоровью, дому и промышленности!». И это сработало: если в 50-х годах было зарегистрировано около 500 заражений крысами в год, то к 70-му их стало 100, а к 90-м – всего 15 в год. Сегодня зона контроля регулярно осматривается, фермы и склады проверяются дважды в год. Программа по контролю за крысами стоит городу около 500 тыс. канадских долларов в год, которые тратятся на зарплату семи сотрудникам и закупку яда и приманки.

Новая Зеландия планирует истребить всех крыс к 2050 году, расставив по всей территории ловушки и ядовитые приманки. Цель вроде бы благородная – спасти популяции птиц, в том числе киви, которые страдают от крысиных атак. Новозеландская компания Goodnature уже создала технологию распыления приманки с помощью дронов, но такая борьба вызывает сомнения у граждан страны и зоозащитников. Вторых беспокоит, что приманки могут навредить другим животным – например, горностаям и кистехвостым кускусам. А первые – например, маорийское племя нгативаи, живущее на Северном острове, считают своим долгом охранять крыс, поскольку их предки привезли в Новую Зеландию киоре – полинезийских крыс.

Для борьбы с крысами могут использовать ультразвук, который отпугивает грызунов, не убивая их, физический метод (крысоловки, ловушки и другие устройства), химический (отравление, опыление и газация) и биологический – ловля крыс с помощью кошек и собак. Однако есть версия, что кошки и собаки не помощники в этой войне. Американский исследователь Майкл Парсонс (Michael Parsons) из Фордхемского университета на протяжении пяти месяцев изучал колонию крыс на свалке в Бруклине, где 78 дней жили кошки. За весь период наблюдений кошки лишь трижды попытались напасть на крыс и из 150 грызунов убили только трех.

В войне с крысами люди пока проигрывают. На то много причин – мы оставляем после себя тонны мусора, занимаем новые территории и застраиваем их, что заставляет крыс выходить на улицу и не бояться людей. Да и изменение климата играет свою роль – более мягкие зимы облегчают грызунам жизнь и возможность размножаться. Но что будет, если человечеству все же удастся победить в этой битве? Ястребам и совам придется тяжелее, тонны мусора и продуктов будут просто гнить, а в Интернете уже не появится новость о том, как крыса застряла в канализационном люке и ее спасали всем немецким городком Бенсхай.

Фото: Sam Rowley, www.thesun.co.uk

Общество

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK