Анна
я могу двигать собой
Успех - это не конец, и неудача несмертельна, важно только мужество, чтобы двигаться вперед
Анна Шумицкая
Все записи
текст

Тропами отцов

"MM" № 1\124 2016, с.20

Принято считать, что традиции пропитаны мудростью предков. Люди принимают их безоговорочно. Но все ли традиции нам жизненно необходимы – то есть имеют биологический смысл?

Смысл этот един для всех обществ: традиция – не что иное, как набор эталонов, готовые решения для разных культурных задач. И качество этих решений объективно проверяется по соответствию биологическим целям – естественному отбору и увеличению биологического качества. Положительные традиции должны не вредить ни тому, ни другому и не препятствовать свободному выбору. (Например, кастовость, без которой мы не можем вообразить Индию, создает проблемы для биологического потенциала нации – значит, положительной традицией она не является.)

Человек формировал свои традиции на основании наблюдений, которые тысячелетиями помогали ему выжить – использовать особенности окружающей среды, чтобы найти кров и пищу, сохранить здоровье и занять место в обществе. Но сегодня слепое следование традициям, которые нуждаются в переоценке, может обернуться против нас.

 

Пример – еда: сфера, без традиций невозможная. Блюдо, подобное китайскому деликатесу «столетнее яйцо» (выдержанное несколько месяцев в специальной глине), вряд ли возможно встретить у народов, живущих на вечной мерзлоте Арктики. Кроме того, традиционная кухня всегда учитывает, какое количество энергии нужно человеку для выживания в конкретном климате. (Этой теме посвящены статьи «Инородная кухня» («ММ» № 8 за 2013 г.) и «Мифы о еде» (№ 9 за 2015 г.). – Ред.) Пусть шотландцы и французы живут близко и относятся друг к другу с симпатией, но француза совершенно не впечатлит традиционный шотландский завтрак из огромной порции овсянки с яичницей и стопкой виски. А шотландец вряд ли придет в восхищение от типичного французского круассана с кофе, ведь после завтрака он – по традиции – должен быть способным провести весь день в горах под дождем.

 


Наш организм настолько подстраивается под традиционную пищу, которую предки ели веками, что в генах разных народов могут закрепляться характерные мутации. Классический пример зависимости активности генов от диеты – способность расщеплять лактозу. Молочный сахар усваивают все дети, но с возрастом эта способность может быть потеряна. Это происходит из-за снижения активности гена, который отвечает за выработку в тонком кишечнике фермента лактазы. В тех странах, где цельное молоко составляет существенную долю диеты, этот ген у многих людей остается активным до старости. Из европейцев самые толерантные к молоку – шведы, голландцы и англичане (94–99 % населения). В России лактаза активна примерно у половины взрослого населения, в Средней Азии и Северном Китае – только у одного из десяти, а в Южном Китае и Японии таких людей практически нет.

 


Еще одна традиционная ниша – народная медицина. Еще несколько десятилетий назад Всемирная организация здравоохранения активно выступала против взаимодействия с ней, однако в последние годы несколько скорректировала свою позицию. Официальная медицина не в силах подготовить достаточное количество высококвалифицированных специалистов, которые помогали бы миллионам людей в развивающихся странах. А вот наладив взаимодействие с народными эскулапами, можно будет обучить их некоторым ключевым принципам современной медицины и дать возможность лечить людей правильно. Кроме того, надежда возлагается на направления этномедицины (такие как китайская или Аюрведа в Индии), которые накопили действительно ценные знания о строении человеческого организма и целебных практиках. Сейчас проводится множество экспериментальных и клинических исследований, которые доказывают эффективность традиционных методик лечения, в том числе растительных препаратов, мануальных практик и даже духовных. Все это можно было бы интегрировать с опытом официальной медицины.



Увы, традиционная медицина изобилует не только полезными знаниями, но и суевериями. Один из самых печальных примеров – эпидемия СПИДа в Западной Африке. Опрос, проведенный в 2008 году в республике Гана, показал, что треть населения считает, что эта болезнь вызвана колдовством. А многие люди из стран южнее Сахары верят, что самым действенным лекарством от СПИДа является секс с девственницей. Так «мудрость предков» оказалась виновником эпидемии СПИДа в Африке.

 


Семейные отношения тоже «пострадали» от влияния традиций. В любой стране до сих пор преобладают патриархальные отношения, и ученые столетиями создают теории, которые смогли бы оправдать это с биологической точки зрения. Были попытки доказать интеллектуальное превосходство мужчин на основании того, что объем мужского мозга в среднем на 8 % больше. Эту теорию полностью опровергли в 2013 году нейробиологи из Калифорнии и Мадрида: участницы их исследования решали интеллектуальные задачи так же эффективно, как и участники.

В 2006 году ученые из США опубликовали результаты резонансного исследования, которые показали – если девочек мотивируют к изучению точных наук так же, как и мальчиков, и они прикладывают одинаковые усилия к овладению этими науками, то и разницы в их успехах не будет никакой. В октябре 2015 года опубликовали еще более интересную работу. Большая группа нейрофизиологов из Израиля, Германии, Швейцарии и США проанализировала данные структурной магнитно-резонансной томографии мозга 1400 мужчин и женщин. Вывод оказался неутешительным для многих мужчин – никаких устойчивых специфических особенностей центральной нервной системы, присущих тому или иному полу, практически не существует.

Но если девочки от природы не глупее мальчиков, то неужели мальчики от природы менее чувствительны и заботливы, чем девочки? Ученые подтверждают, что у матерей при заботе о детях вырабатывается больше гормона нежности – окситоцина, чем у отцов. Кроме того, при общении с детьми у них оказываются задействованы зоны головного мозга, отвечающие за эмоции, внимание и бдительность, в то время как у отцов – за обучение и жизненный опыт, которые они хотят передать отпрыскам. Однако исследование израильских ученых, опубликованное в 2014 году, показало – материнское поведение обнаруживается и у отцов, если по какой-то причине они берут на себя полную ответственность за ребенка. При этом у мужчин выделяется больше окситоцина и даже меняется активность мозга, подстраиваясь под так называемый женский тип работы.

 

Традиции есть и у животных. Это то, что генетик Михаил Лобашев в начале 1960-х годов назвал «сигнальной наследственностью»: поведенческие признаки, которые передаются не генетически, а путем подражания. В зоологии это так и называется – поведенческая традиция животных.

У четырех популяций шимпанзе выявлено 39 моделей поведения, которые можно отнести к своеобразным «шимпанзиным культурам». Их представители по-разному используют орудия для добычи пищи и воды, по-своему ухаживают за противоположным полом и строят укрытия на свой манер. Чего уж говорить о наших «продвинутых» предках и их сородичах: тут не то что отдельные традиции – целые очаги культуры. Взять хотя бы неандертальцев: ни ума, казалось бы, ни фантазии (хотя по части ума современные антропологи спорят), но традиции у них были. Каменные рубила, ножи, ракушечные бусы и даже, возможно, обряды погребения.



Читайте статью в онлайн версии журнала "ММ": http://www.21mm.ru/?mag=124#020



Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика