я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст

Шнекоход

Петербуржец Алексей Бурдин изобрел колесо – не простое, амфибийное. Хотя эта идея давно витает в воздухе, а также вполне реально передвигается по земле (точнее, по болотам, пескам и сугробам). Шнекоходы известны с позапрошлого века – инженеры просто не знают, как к ним подступиться.
Шнекоход

Шнекороторные движители задуманы для использования там, где никакая здравомыслящая колесная техника не пройдет. Винты Архимеда, выполненные из особо прочного материала, ввинчиваются в грунт (или его подобие), обеспечивая машине проходимость по сыпучим и топким поверхностям, крутым склонам и даже по воде. Но на обычной дороге такие вездеходы бесполезны – двигаются с той же скоростью, что и по болоту, да еще и покрытие повреждают. При этом к месту использования машина доставляется на другом транспорте.

Усовершенствовать существующее решение взялся и Алексей Бурдин. По его замыслу, шнеки должны трансформироваться: в проекте TESH-drive они оснащены резиновыми камерами и закреплены на «ломающейся» раме. В надутом состоянии камеры выступают за лезвия винта и превращают шнек в колесо. Со спущенными баллонами шнеки двигаются, врезаясь в грунт, причем вдоль оси винтов – машина ползет по-крабьи, боком. Получается, один узел обеспечивает ей два разных способа передвижения. При этом скорость ТЕШа соответствует, скажем, скорости трактора – если ехать недалеко, можно обойтись без дополнительной «доставочной» платформы.


Из-за сложностей в использовании шнекоходы существуют в весьма ограниченном количестве, а некоторые модели вообще в нескольких экземплярах – как ЗИЛ-4904, построенный в 1972 году. Он самый большой в мире… и до сих пор ждет своего звездного часа. Но вот ЗИЛ-2906, например, состоит на вооружении российской Федеральной авиационно-космической службы поиска и спасения (для эвакуации космонавтов, приземлившихся в труднодоступных местах). Так что вопрос лишь в том, чтобы найти к машине верный подход.

Автор называет ТЕШ-драйв не только всепогодным, но и полностью амфибийным: шнек может быть и поплавком, и водометом – движителя с такими характеристиками до сего дня не существовало. Кроме того, ТЕШ экономит топливо и меньше повреждает грунт.

Скептики говорят, что обновленный движитель не оправдывает усилий, которые в него вкладываются, – дескать, сложностей с махиной не оберешься, а для езды по бездорожью нужно просто много больших колес. Но колесная техника по-прежнему вязнет там, где вместо дорог – направления. А нам удалось познакомиться с автором ТЕШ-драйва.

Разумеется, идея вызывает вопросы – например, насколько прочны межвитковые баллоны и куда будут деваться их «излишки» при переходе шнекохода из одного режима в другой. Изобретатель предполагает, что процесс удастся автоматизировать (например, специальный привод будет при сжатии смещать концы секционных баллонов к середине ротора), хотя в случае с легкими моделями все можно сделать и вручную. Сами шины могут быть выполнены из обычной автомобильной резины или же представлять собой комплекс накладок. Систему управления их расширением и сжатием можно разместить внутри роторов (при гидравлической схеме) или на раме транспортного средства (при схеме пневматической).

– Алексей, чем вы занимаетесь в жизни?

– Мне 33 года, я окончил Петербургский горный институт. Несколько лет жил в Англии – работал там с сельхозмашинами и строительной техникой, набирался знаний. Сейчас у нас с приятелем небольшая строительная фирма. Но временем я располагаю и намерен заниматься тем, чем, я думаю, и должен – дальше развивать свой проект, тем более, сейчас есть не только интерес, но и опыт.

Шнекоход Бурдина

– Каков возраст вашего проекта?

– Около восьми лет. Первую заявку на патент я подал в 2002 году; потом сделал свой сайт, со временем начали появляться разные конструкторские идеи. Опыт изрядный, уже хочется, чтобы он был воплощен более «осязаемо». Но поскольку я варюсь в собственном соку, по сути, не с кем посоветоваться…

– А вы бываете на выставках такой тематики?

– Я думаю, в моем случае возможности, которые дают эти выставки, минимальны, и самый реальный путь – это Интернет. Модель, конечно, сыровата, и сейчас ее нужно доделывать...

– Я читала, что эти шнеки с большим трудом приживаются.

– Как, в общем-то, и все новое… А сам шнекороторный движитель не приживается вообще! Он такой – стоящий особняком. Где им только не занимались – и в Германии, и в Японии, и в России тоже. Кстати, первый патент на шнекоход получил именно русский инженер – Ф. Дергинт в 1900 году. И в СССР существовала целая программа, специальные КБ… Но такой движитель имеет массу недостатков. Общеизвестные факты: медленно едет, очень энергоемок, повреждает грунт… Но есть сильные стороны – всепогодность, маневренность, и я пытаюсь доказать, что в освеженном варианте эти пресловутые шнеки очень многое могут.

Сейчас я переписываюсь с одним человеком из Британии, он держит коллекцию различных экзотических транспортных средств – некоторые действующие, некоторые нет, ну и моей работой он заинтересовался, думает, что я наиграюсь с этим прототипом, и он его заберет в компанию к своим музейным «монстрам».

Другие концепты тоже не реализованы

– Как начиналась работа над изобретением?

– Честно говоря, с этой моделью мне просто повезло: у меня был очень скудный бюджет, а один парень дал денег, вот и все. До этого у меня все из пластилина было слеплено. Серьезно: был сайт, а там – пластилиновые ТЕШ-драйвы.

Далее чертежи, проектирование – серьезные, очень дорогостоящие работы, на которых пришлось экономить. Я пришел к ребятам, которые занимаются обработкой алюминия (поскольку модель плавающая, мне казалось, что алюминий – это один из самых подходящих вариантов). «На коленке» нарисовал, как должна выглядеть машина, и они мне сделали первый образец. С огромными недоработками, через пень-колоду… Это я уже сегодня, пройдя большой путь, понимаю. Но главное – встать на верную дорогу, а опыт не сразу приходит. Сейчас, конечно, тот алюминий загнулся узлом, надо переваривать. Но, по крайней мере, я убедился, что идея реализуема. Были ведь сомнения: например, если баллоны накачаны, поедет ли машина прямо или ее будет уводить – теперь ясно, что едет она прямо. С баллонами, конечно, много проблем – такого никто никогда не делал. Но в целом это просто вопрос бюджета – и не такие сложные задачи в свое время были решены, и материалы сейчас появляются высокой прочности… Я уверен, что все реалистично, тем более что функционал у этой вещи на порядок выше, чем у того же колеса.

– В каких сферах она будет наиболее востребована?

– Я вот сейчас хочу сделать такой «коллаж» на этой модели: сидение пририсовать, выхлопные трубы, подвеску – как транспортер для рыбаков и охотников.

– Он будет доступен для простого рыбака?

– Ну что вы!

Другие концепты тоже не реализованы

– А что нужно, чтобы он стал доступным?

– А зачем ему быть доступным для простого рыбака? Это вещь из разряда тех, что не имеют большого рынка. Вот как арго – есть такие шестиколесные вездеходы на жестких рамах, они тоже для очень узкого круга. Не потому, что дорогие, просто большинство людей наслаждаются самой природой, им лучше ножками погулять. В силу своей эксклюзивности, «штучности» это будет дорогая вещь.

– Все же к чему можно приравнять? К недорогому самолету?

– Ну вот, допустим, завтра мне позвонит какой-нибудь филантроп и закажет. Конечно, первая вещь будет стоить порядка 100 тысяч долларов – потому что нужно будет все перелопачивать, может, какие-то дополнительные проходные модели делать. А последующие, конечно, будут дешевле.

Еще для МЧС такие вещи могут быть интересны, благодаря повышенной «живучести» движителя: хоть ты пробей эти баллоны – все равно катятся. А вот если взять, допустим, гусеницу – когда она разрывается (или даже растягивается), то просто сваливается с катков. И все, машина обездвижена. В этом случае у ТЕШ-драйва есть возможность как-то укатиться, эвакуироваться из опасной зоны. И я уверен, что возможно даже где-то и военное применение.

Или для освоения Севера. Был такой забавный «паровоз» – «Айс Челленджер», инициатива англичан. Машинка на гусеницах, а по бокам подвешены шнековые поплавки, и вот изобретатели на этой штуке отправились куда-то на Север. Сначала пускали по Темзе. Поплавки нужны для выхода из воды на лед: для амфибий это вечная проблема – перейти из одной среды в другую. А шнек хорошо решает вопрос с выходом на льдину или сухой берег. Это, конечно, был очередной фрик, но суть в том, что люди нашли средства, сделали в натуральную величину такую здоровую машину, которая осталась, как говорится, в анналах истории… Применение найдется, я уверен. И не только в решении серьезных транспортных задач, но и в индустрии развлечений. Для начала можно покатать на экране, в компьютерной игре или мультике, чтобы подготовить аудиторию, а потом воплотить все это в пластике.


– У вас свой полигон для испытаний?

– Да, за городом. У меня есть приятель, он занимается лодочными моторами, и мы доводили все это до ума в его мастерской. Но администрация такой энтузиазм не приветствует, да и место он занимает, так что сейчас пришлось перевезти машины в другое место.

– За границей, наверное, проще было бы это все развить?

– Проще потому, что там больше свободных денег, ну и в силу того, что там у людей другое восприятие. У нас в России, несмотря на то, что сейчас об этом говорят с высоких трибун, пройдет еще очень много времени, прежде чем восприятие обывателей переломится в лучшую сторону по отношению к рационализаторам, инноваторам. У нас все смотрят на тебя как на идиота, а там нестандартные идеи воспринимаются не то чтобы на ура, но, по крайней мере, с большим пониманием, потому что есть больше реальных, живых примеров коммерческого успеха. Ведь как у нас при Советах было? Ты придумал что-нибудь, запатентовал, тебе дали три рубля – и до свидания. И поэтому сейчас все, до винта, мы покупаем за границей.

Сейчас появился этот зворыкинский проект, о котором все говорят, я в нем участвовал, ездил на Селигер… Популизм и болтовня!


– То есть ваш проект движется только внутренней силой, со стороны никто не помогает?

– Да, благодаря тому, что я развиваю его уже давно, есть движение. И сегодня это уже так далеко зашло, что некуда отступать, все поставлено на карту.

– У вас есть другие изобретения?

– Есть, я вообще с детства что-нибудь выдумываю, но это мелочевка по сравнению с ТЕШ-драйвом. Вот действительно вещь! В юности я по наивности хватался за все: заявку на это надо отправить, заявку на то – думал, что все мои идеи будут вывешены в каком-то реестре новых технических решений, который регулярно смотрят люди с деньгами, и я им понравлюсь, они меня найдут… Ерунда: надо брать одну вещь и планомерно ею заниматься – тогда будет результат. Одно время я параллельно работал над одним интернет-проектом – этот крюк тоже был лишним, надо было заниматься железом, ТЕШ-драйв так ТЕШ-драйв. С Интернетом тоже была иллюзия: я сделал семисекундный ролик о шнекоходе и думал, что в нем все понятно. Но это понятно тебе, аудитория ничего не понимает! Она не будет фантазировать за тебя. И вот сейчас я модель чуть-чуть доработал, и уже вижу, как на YouTube счетчик стал крутиться. Опубликовался в англоязычном источнике. Самое интересное, что буквально в тот же день эстонцы перетащили ролик к себе – причем у них очень раскрученный портал: новые «Мерседесы», концепт-кары, ракеты – и на фоне этого моя железяка. По-эстонски ничего не понятно, комментарии посыпались… Я подумал – да, это уже похоже на успех.

Технологии

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK