Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст

Растормошить мир: чем знаменит кукольник из Томска

Владимир Захаров погиб 1 февраля 2019 года, спасая от пожара мастерскую: он вошел внутрь с ведром воды и не вышел. К любой жизни трудно подобрать красивый финал, но уход Захарова получился финалом большой трогательной сказки – одной из тех, что он создал для зрителей. А сказки были такие, что прославили автора далеко за пределами России – не только благодаря своей глубокой философии. Их героями стали уникальные куклы.
Растормошить мир: чем знаменит кукольник из Томска

Фото: Роман Сусленко obzor.city

Театр «2+Ку» снова открылся через месяц после пожара и сейчас продолжает работу – ученики Захарова хотят развивать то, что он создал. Здесь по-прежнему очередь на каждый спектакль, по-прежнему нет фиксированной цены за билет – зрители оставляют в мешочке-кассе столько, сколько могут и хотят. В ожидании представления все так же можно погулять в маленьком «театральном» лесу, увидеть пруд и каменный ручей, попить травяного чаю на терраске. Некоторые захаровские спектакли уже вернулись на сцену, но многие пока остаются в «сундуке». Это не вполне метафора. Само здание театра в переулке Южном выглядит как большой сундук, оставленный сказочником-великаном, который устал блуждать по окраине Томска. Вокруг – лабиринты улочек, одинаковые «хрущевки», бараки и гаражи, по пути на спектакль (асфальта нет) вы пройдете под теплотрассой с танцующими деревянными буквами «ТЕАТР». В российских городах такие районы называют «шанхаем». Именно сюда идут и едут со всего мира любознательные туристы, режиссеры, кукольники и обычные зрители, которые, оказавшись внутри, теряют дар речи.

Фото: vk.com/dvaky

Захаров старался использовать только природные материалы. «Сундук» сложен из бревен, внутри тоже все из дерева – интерьер из волшебных сказок, запах из детства, природные формы, корнепластика и «веткопластика». Даже неизбежные светодиоды выглядывают из кривых веток, в которых мастер лично просверлил узенькие тоннели. Зрителей встречает вежливая бабушка-кассир – как настоящая, начало спектакля объявляет Коля Шторкин – кукольный рабочий сцены, который, по легенде, провалил пробы на роль Маленького принца, а теперь поднимает занавес. Своими руками Захаров сделал здесь всё, от сцены до пьес, от вешалок до программы управления светом. И куклы, конечно. Его сотрудники сейчас хотят запатентовать технологию их изготовления – так, чтобы по ней любой мог сделать подобную куклу бесплатно. А чтобы было где учиться, на базе театра планируют открыть школу кукольников.

Захаров построил свой театр в 2004 году, подарив его городу на 400-летие. Все это время театр жил без всякого участия государства. Как признавался Захаров в интервью, он никогда не знал проблемы «заполняемости зала» – наоборот, зрителей некуда было рассадить. В «сундуке» есть место максимум для 80 человек, и, чтобы все желающие посмотрели представление, по воскресеньям приходилось играть по семь-восемь спектаклей.

Бабушка-кассирша Фото: Evgen_VS_Quest , tomsk.flamp.ru
Вообще театр «2+Ку» старше этого здания. Первые спектакли проходили не здесь, а в подвале Томского экономико-юридического института. В начале 1990-х Захаров открыл здесь «Кафе-клуб „Ку-ку-ш-ка“», где, помимо спектаклей, проходили творческие вечера бардов и даже издавался молодежный журнал. Студенты приходили в кафе обедать и общались с куклами, но для кукол это место оказалось небезопасным. Коллекцию несколько раз портили и разворовывали, и после нескольких инцидентов Захаров нашел другое помещение, а потом купил хибарку в Южном переулке и начал строительство. Это было в 1997 году, и у Захарова были большие планы: не просто ставить спектакли, а оживлять пространство. Чтобы набить руку на аппаратуре, сделать свою программную среду, он вместе с партнерами стал мастерить электронно-механических кукол для выставочных стендов, ресторанов, магазинов и т. д. Театр в конце концов родился, а вот партнеры ушли один за другим. В первое время Захаров играл все спектакли один либо вместе с помощницей.
Зрители пришли на спектакль. 2ky.tomsk.ru
«2+Ку» означает «двое плюс куклы»: свой театр Захаров начал создавать вместе с женой Ольгой. Вдвоем они, сложив кукол и декорации в два чемодана, гастролировали с четырьмя спектаклями по России и Европе, пока однажды не оказалось, что собирать зрителей у себя проще. А ведь начиналось все с авантюры! Иначе и не назовешь желание открыть свой театр в мятежном 1991 году. Первый год ушел на подготовку материала, актеров и декораций, и на жизнь Захаров зарабатывал корнепластикой – делал бижутерию, подсвечники, ручки. И вырезал первых кукол.

Помимо электронно-механических «актеров», Захаров изобрел новый вид кукол, которые закрепляются на запястье кукловода и управляются так, что становятся практически живыми существами. Его первый персонаж – кукла Жан, который затем сыграл в трилогии спектаклей – менялся в течение многих лет и в последних спектаклях достиг совершенства, используя в своих движениях все возможности человеческой руки.

Владимир Захаров за работой Фото из личного архива Владимира ЗахароваТак кукла выглядит внутри. 2ky.tomsk.ru
Кукла располагается на запястье так, что средний и указательный пальцы кукловода становятся ее ногами. У первых кукол механизм управления тоже располагался над рукой, позже Захаров переместил его под руку, потом добавил струны для другой руки, с помощью которых можно управлять кукольными ручками. Кукла получилась очень живой, и это контрастировало с «безжизненным лицом» из папье-маше. Поэтому Захаров начал все вырезать из дерева – голову, глаза, руки и пальчики. У деревянных кукол, покрытых пчелиным воском, появились мимика и живой взгляд. Опытным путем выяснилось, что лучший материал для них – кедр, причем его прикорневая часть. Эти кедровые пни Захаров искал, выкорчевывал и обрабатывал сам. Дальше начиналось самое интересное: создание куклы, для которой у автора обычно не было эскиза – только представление о ее будущем характере, потому что Захаров… не умел рисовать. И, делая голову новой куклы, шел по одному из двух путей: первый – изначальная проработка пластилиновой модели, второй – работа без модели, сразу по дереву. «Второй – опасный, можно испортить, отрезанный кусочек обратно не вернуть, но при этом ответственность за движение резца мобилизует дремлющие возможности, и делаешь то, чего от себя никак не ожидал. На определенном этапе всякий штрих направляет тебя и может подсказать такие детали, какие никогда не даст пластилин. Этот путь гораздо интересней, но ходить по нему не всегда можно», – рассказывал Захаров.
Фото: facebook.com/pg/dvaky
Когда готова голова, начинается подгонка «машинки» – устройства, которое будет управлять персонажем. Потом появляются парик и костюм, но и это еще не все – с куклой надо познакомиться, поиграть, изучить все ее возможности, поправить детали, настроить. Кукла, настроенная правильно, очень чувствительна к любому движению и начинает жить сама. «Я не могу технически объяснить движение персонажа, но знаю, что нужно дать себе свободу, и тогда она появится у куклы», – говорил Захаров. Он считал, что кукла становится частью кукловода: «В твоем мозгу формируется область, отвечающая за ее действия. Напрямую ты куклу не контролируешь, ее текст – это не твои слова».

Именно куклы учили Захарова актерскому мастерству, и только с ними он стал режиссером.

Кукла становится частью кукловода не только на словах, но и технически ria56.ru
До этого были несколько лет работы в томском кукольном театре «Скоморох», где играли для детей и взрослых, включая серьезные спектакли по произведениям Булгакова, Достоевского или Шекспира. Захаров там решал технические задачи и конструировал кукол, пытаясь избежать излишней механистичности, которая раздражала его в марионетках. Это ему удалось в декорациях к спектаклю «Было или не было?» по роману «Мастер и Маргарита» – для него Захаров сделал роботизированный буфет-МАССОЛИТ. Это был его первый большой кукольный проект. За год работы над ним Захаров выяснил два секрета, которые делают кукольные движения человеческими: это лишняя степень свободы и люфт.

«Что такое лишняя степень свободы? Вот тебе надо сделать пианиста. И чтобы он руками по клавишам. А я делаю еще одно мелкое движение – когда движется кисть. И все. Это движение уже живое. Кукла оживает… Такое движение было и у собаки Понтия Пилата. Там тоже достаточно было дать лишнюю степень свободы – движение головою, и все, она уже живая. В шее делают один лишний изгиб. Этот изгиб давал такую живость, что известный в Томске хирург Петров, увидев еще полуготовую куклу, сказал, что это живой организм».

Второй секрет Захаров впервые попробовал с куклой бабушки-кассирши в том же буфете: она принимала деньги и пропускала посетителей, и в повороте ее головы, когда она смотрела в зрительный зал, кукольник применил люфт. Появилось движение, которое нельзя повторить механически, – естественный жест, черта живого человека.

Производство кукол coub.com 

Было еще и третье изобретение, сделанное Захаровым в «Скоморохе»: поворотное веко у кукол, с которым они стали еще эмоциональнее. Была и высшая школа для него самого: он учился не только делать театральных кукол, но и играть. А просиживая ночи над «живым» буфетом, Захаров понял, что это гораздо интереснее его основной работы – он был инженером-конструктором в НИИ технологии машиностроения. Автоматизировал технологические процессы на городских заводах, чинил станки с числовым программным управлением, разрабатывал и внедрял роботов… Когда Захаров бросил НИИ ради театра, все его задачи достались новой группе из 14 специалистов. Вопрос решался на уровне райкома партии, ведь покидал Захаров не что-нибудь, а Министерство общего машиностроения СССР (спустя много лет его правопреемником стала корпорация «Роскосмос»).

В этот НИИ Захаров попал по распределению после Томского политехнического института, который он окончил по специальности «Кибернетика электрических систем» в 1978 году. Производственную практику он проходил на заводе математических машин, где в свободное время собирал механические игрушки вроде прыгающего будильника. Видимо, не давала покоя какая-то детская мечта – ведь сделал же он в четвертом классе школьный перчаточный театр кукол! А учился Захаров далеко от Томска – в узбекском металлургическом городе Алмалык, где родился в 1954 году. Отсюда уже можно было бы проследить вероятную связь его детских впечатлений и традиционного узбекского кукольного театра, который уходит корнями в период зороастризма… Жаль, теперь этого уже не узнать.

С типичной внешностью сказочника – кудри, борода, мягкая улыбка – Захаров походил на рассеянного добряка, но таким не был. Он не церемонился ни с учениками, ни с коллегами, и, возможно, именно благодаря своему характеру остался с новорожденным театром практически один на один. Но так и создается искусство, если человеку есть что сказать. Кроме 15 глубоких спектаклей, уникальных персонажей и собственной школы, он оставил стихи, песни, сказки, любительские фильмы и масштабную мечту превратить склон горы, где находится его театр живых кукол, в фестивальное пространство – чтобы проводить международные театральные фестивали, принимая кукол со всего мира. У каждой куклы Захарова – его взгляд: внимательный, испытующий, а вместо кукольного выхолощенного личика – работа мысли, которой автор ее наделил. «Театр, как и всякое искусство, имеет одну задачу – человека растормошить, дать ему возможность подумать о чем-то», – говорил Владимир Захаров. Кажется, у него получилось растормошить весь мир.


Общество

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK