Дарья
я могу растягивать полюса
«Как ты можешь, прожив так долго, до сих пор не понять: твой эгоцентризм — это растрата жизни, а её можно посвятить созерцанию, любованию природой, наслаждению добротой и дружбой... И танцам»
Дарья Орлова
Все записи
текст

Зона радиомолчания: как живет город Грин Бэнк

Сложно представить такое место, где собрались бы противники технологий, интернет-диссиденты, люди с гиперчувствительностью к электромагнитным волнам, физики, астрономы и искатели внеземных цивилизаций. А такое место есть! Город Грин Бэнк в штате Вирджиния – самый тихий на земле.
Зона радиомолчания: как живет город Грин Бэнк

Люди, которые любят уединение, уже должны гуглить координаты Фото: Dave Curry, Green Bank Observatory Science Center flickr.com

Город, получивший свое название от живописного берега местной реки, будто застрял в 50-х годах прошлого века. Люди здесь не пользуются сотовой связью и Wi-Fi, не могут разогреть еду в микроволновке, более того, они даже не ездят на машинах с бензиновыми двигателями, так как свечи зажигания производят электромагнитный шум. И как ни странно, виновник ограничений – не безумие местных жителей, а технический прогресс, которому нужны… телескопы.

В 1932 году Карлу Янскому (Karl Guthe Jansky), физику и радиоинженеру, удалось «послушать» Вселенную. Работая в фирме Bell Labs, которая занимается исследованиями в области телекоммуникаций, он обнаружил постоянный радиошум неизвестного происхождения. «Звездная музыка», по мнению Янского, исходила из центра Млечного пути. Однако открытие основоположника радиоастрономии не поддержали ни коллеги по цеху, ни астрономы. Только радиолюбитель Гроут Ребер (Grote Reber) четыре года спустя настолько заинтересовался работами Янского, что построил на заднем дворе дома первый в мире радиотелескоп.

Радиотелескопы Карла Янского
Антенна Гроута Ребера в Иллинойсе, 1938 г. Фото: NRAO, public.nrao.edu
Он представлял собой параболическое зеркало из металла диаметром 9,5 м, собирающее сигнал на радиоприемник, находящийся в 8 м над зеркалом. Такая конструкция позволила усиливать сигналы в несколько миллионов раз. Ребер проводил ночи, слушая небо. Днем это делать было невозможно из-за машин, которые создавали электромагнитные помехи и искажали исследования. В 1938 году Ребер подтвердил выводы первоначальных работ Янского. Так родилась радиоастрономия.
Гроут Ребер nrao.edu
В конце 50-х, на фоне холодной войны и глобального интереса к космосу, Научный фонд США принял решение создать Национальную радиоастрономическую обсерваторию (NRAO). Место расположения телескопов должно было быть доступным для потенциального расширения, обязательно в сельской местности, вдали от всего, что излучает радиоволны. Ученые выбрали Грин Бэнк (Green Bank), местность в Западной Вирджинии, расположенной в Аллеганских горах.
В самом начале несколько ферм были куплены в Грин Бэнке, чтобы на их месте построить первую обсерваторию НРАО. Дома же буквально переехали в другие районы вокруг города Фото: NRAO/AUI/NSF flickr.com
В городе Грин Бэнк зародился поиск внеземных цивилизаций. Именно здесь работал Дональд Дрейк над проектом Озма (об уравнении Дрейка мы писали в июньском номере). Целью проекта был поиск инопланетной жизни в ближайших звездных системах с помощью радиоволн.

Несмотря на то что район изначально был малонаселен, жил за счет сельского хозяйства и в технологическом плане считался отсталым, в 1956 году власти решили еще и на законодательном уровне запретить использование предметов, создающих электромагнитные помехи. А позже Федеральное агентство связи США создало специальную Национальную зону радиомолчания, которая охватила границы Западной Вирджинии, Вирджинии, Мэриленда и в общей сложности заняла 34 тыс. км². Сейчас по улицам ездят специально оборудованные машины с датчиками, которые следят, чтобы законы зоны радиомолчания никто не нарушал.


На данный момент в обсерватории Грин Бэнка находится несколько исторических телескопов, в том числе самый первый радиотелескоп Ребера, и четыре активных – ГБТ, 40-, 20- и 12-метровые телескопы. И вокруг этих сооружений, устремляющих свой взор в глубины космоса, живут около 150 человек.


Местные жители благодарны обсерватории, так как она дала рабочие места и подняла экономику немноголюдного города. Большинство из них – ученые и технический персонал, другие здесь просто выросли, но есть и те, кто приехал специально, – люди с электромагнитной сверхчувствительностью. Это едва ли не единственное место на земле, где они могут жить.

Представляя человека с таким заболеванием, невольно вспоминаешь киношные образы, например, брата Соула Гудмана («Во все тяжкие») – Чака, который носил шапочки из фольги и всех просил «заземлиться» перед входом в дом, чтобы вся статика осталась в земле. Однако вряд ли стоит относиться к таким людям как к чудакам. Симптомы, которые они связывают с электромагнитным излучением, вполне реальны и научно задокументированы – от головной боли до кожной аллергии. Медики и исследователи не могут объяснить их природу – ни одна гипотеза не нашла подтверждения. Но люди с электромагнитной сверхчувствительностью, переезжая в Грин Бэнк, чувствуют себя намного лучше.

Чак страдает электромагнитной сверхчувствительностью, так что вынужден носить плащ из фольги

Николс Фокс (Nicols Fox) перешел в зону радиомолчания, чтобы избежать электромагнитного воздействия. Фото: Christine Fitzpatrick, slate.com

Сюда же приезжают те, кто просто устал от информационной насыщенности и гаджетов, – в своеобразный отпуск в режиме цифрового детокса. О Грин Бэнке мечтают и неолуддиты. Луддизм в XIX веке выступал против безработицы, вызванной промышленной революцией. Новое направление в философии, неолуддизм, противостоит современным технологиям и стремится вернуться к истокам, к природе. Такие жители были бы рады, если бы и телескопов не существовало поблизости.

Научный центр ГБТ (Green Bank Telescope) Фото: Bob Bird, flickr.com/photos/ greenbankobservatory

Однако на дворе 2020 год, и если раньше приборов, потенциально угрожающих работе астрономов, было не так уж много, то теперь мы живем в эпоху Интернета вещей. В любую «безделушку» инженеры стремятся поставить излучатель и приемник: так появляются «умные» брелоки, лампочки, колонки – все, что функционирует через Bluetooth и Wi-Fi.

Техник RFI Чак Нидей (Chuck Niday) проезжает на своем грузовике через Обсерваторию Зеленого Берега, где он работает уже 22 года. Часть работы Нидея состоит в том, чтобы ездить вокруг в поисках несанкционированных радиоволн Фото: JULIA RENDLEMAN popularmechanics.com

Один из сотрудников, который работает в обсерватории более 20 лет, отметил, что помех стало намного больше. «Чтобы обнаружить внеземные цивилизации, ГБТ должен быть очень, очень чувствительным. Это также делает его весьма восприимчивым к помехам. Фактически некоторые астрономические явления “шумят” с той же частотой, что и земные предметы. Например, пульсары излучают волны на частоте 2,4 ГГц. Идите и проверьте текущее соединение Wi-Fi. Вероятно, это будут те же 2,4 ГГц», – сказал Чак Нидей (Chuck Niday).

Местные жители осознают проблему – сейчас абсолютно все завязано на компьютерах и связи. В обсерватории пытаются найти решение: разрабатывают методы «вырезания» радиочастотных помех в реальном времени. Одним из таких является технология Li-Fi, которая использует сети 5G и инфракрасное видимое излучение. С точки зрения скорости передачи новая технология не хуже стандартного Wi-Fi, однако площадь распространения сигнала очень мала. Для безопасности Li-Fi роутер помещают в самодельную клетку Фарадея, а чтобы обеспечить связью среднее помещение, например учебный класс, требуется шесть таких роутеров. Повсеместное внедрение Li-Fi обойдется очень дорого.


Несмотря на то, что эффективных решений у этой уникальной задачи еще не нашлось, а рост помех продолжается, астрономы по-прежнему любят приезжать в Грин Бэнк для работы. По сравнению с другими местами, этот уголок так и остается самым тихим на земле.


Общество

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK