я могу 
Все гениальное просто!
Машины и Механизмы
Все записи
текст

Благородное сердце Атоса

«ММ» публикует прозу молодых авторов. Автор: Пауль Госсен.
Благородное сердце Атоса
Иллюстрации freepik.com, vecteezy.com

КМО-21 был погрузочным роботом с габаритами три на два метра. Он превосходно чувствовал себя в просторных подлунных ангарах или на космодроме размером с приличный стадион, что разместился рядом со станцией «Аист» в полуразрушенном кратере. В помещениях же самой станции КМО-21 постоянно цеплялся за различные приборы и – о ужас! – кадки с пальмами: те рушились, создавая хаос, приходилось тормозить и хаос ликвидировать. В святая святых станции, в детскую, он и вовсе не мог попасть по причине ширины своих плеч, оставалось одно – просунуть серебристую голову в дверь и поприветствовать малышей: «Доброе утро!»

Сегодня была пятница тринадцатое (точнее – 13 февраля 2099 года). Если исходить из людских суеверий – день далеко не лучший, может, это и послужило причиной того, что роботу никто не ответил. Какое-то время его единственный рубиновый глаз внимательно изучал шесть двухъярусных кроватей, расположенных у стены напротив, надеясь отыскать затаившихся в скомканных одеялах сорванцов. Не получилось. Тогда КМО-21 повернул натруженную металлическую шею влево – здесь обнаружился шкаф, забитый учебниками и игрушками.

На верхней полке, зажатый томами «Истории Древней Греции», барахтался MOMO-4, тоже робот, но совсем крошечный. Он был преподавателем кибернетики и, по капризу конструкторов, имел вид щенка пуделя. КМО-21 выбросил вперед гибкую трехметровую руку, раскидал учебники и притянул MOMO-4 к себе.

– Коничива! – пропищал перепуганный преподаватель.

MOMO-4 был изготовлен на Окинаве, и, скорее всего, это было приветствие на японском, но КМО-21 не стал уточнять.

– Где дети? – прошипел он.

Щенок отчаянно заскулил.

– Где дети? – повторил КМО-21.

– Ушли! – ответил MOMO-4. – Все ушли!.. Даже девочки.

– Вижу, что ушли... Но куда ушли?

– На космодром!

– На космодром?

КМО-21 решительно развернулся и, не выпуская MOMO-4, ринулся назад по коридорам станции. Кадки с пальмами так и полетели во все стороны, но теперь было не до них.

– Да, на космодром, – пищал щенок. – Вчера перед сном я читал детям Фенимора Купера. Всем очень понравилось. И Андрюша-чан предложил лететь на Землю, чтобы помочь индейцам. Но Наташа-чан и Криста-чан были вначале против. Они сказали, что вы, КМО-21-сан, все равно никого не отпустите, а лететь без разрешения – это обман и, следовательно, подлость... Но Дариo-чан...

– Так. Давай без «чанов».

– Хорошо, – согласился пудель. – Дариo и Нгуен поддержали Андрюшу. Они сказали, что подлость – это бросить людей в беде. Наташа и Криста снова заспорили, но тут заплакала Джаннин...

– Ясно. А ты куда смотрел?

– Я протестовал! – На минуту щенок залился звонким лаем. – Я собирался позвать вас... Но Андрюша-чан... то есть Андрюша... взял меня за шкирку и поставил на верхнюю полку... Это возмутительно! Я же все-таки сэнсэй!

Коридоры наконец-то закончились, впереди была шлюзовая камера. Роботы промчались сквозь нее не останавливаясь – им не требовались скафандры.


От станции «Аист» к космодрому шла широкая пятикилометровая трасса, по которой ходили электробусы, но КМО-21 не стал тратить время, вызывая один из них. Вспыхнули четыре сопла в нижней части его туловища, и робот стал плавно подниматься над лунной поверхностью. Потом вспыхнули два сопла в районе огромных металлических лопаток, и КМО-21 понесся к кратеру, опоясавшему космодром. Щенок, зажатый в кулаке, отчаянно скулил. Звук не распространяется в безвоздушном пространстве, но MOMO-4 стал транслировать свой скулеж в виде радиосигнала.

– Отключись, – приказал КМО-21. – Не до тебя!

– Я волнуюсь! – пропищал MOMO-4.

– Заткнись, – повторил робот-погрузчик, крепче сжал кулак, и преподаватель кибернетики замолчал.

Неровный край ударного кратера стремительно приближался. КМО-21 отчаянно сканировал лунную поверхность впереди и под собой, но беглецов нигде не было. Тогда он пронесся над краем кратера, погасил сопла на лопатках и завис над космодромом.

Три транспортных корабля целили серебреные носы в темное небо, где среди звезд ярко сияла Земля. Детей по-прежнему нигде не было видно.

КМО-21 разжал кулак. Изрядно помятый MOMO-4 затряс ушами.

– Где дети? – в который раз вопросил гигантский робот.

– На «Альбатросе», – ответил пудель. – Про него говорил Андрюша.

– Точно! – согласился КМО-21. – Только на «Альбатросе» осталось горючее.

Он погасил два из четырех нижних сопел и стал терять высоту. Вскоре и без сканирования стал различим электробус, оставленный недалеко от «Альбатроса», а потом и цепочки следов, тянущихся между ними.

– Погрузочный робот КМО-21! – Радиоволны принесли голос автодиспетчера. – Повторяю: погрузочный робот КМО-21! Немедленно покиньте территорию космодрома! До старта транспортного корабля «Альбатрос», выполняющего рейс Луна-Земля, осталось пятнадцать минут.

– Они улетают! – снова заскулил щенок.

– Конечно, улетают, – согласился КМО-21, продолжая снижаться. – Для того они и сбежали на космодром.

– Пожалуйста, свяжитесь с кораблем! – взмолился MOMO-4. – У вас же авторитет! Уговорите их остаться!

– Пробовал, но они не отвечают, – ответил КМО-21. – Взломаешь блокировку?

– Сейчас сделаю! – Преподаватель кибернетики был мастак в таких делах, и связь действительно восстановилась.

Сигнал прошел напрямую в блок памяти робота-погрузчика, он отключил свой рубиновый глаз и увидел детей. Шесть мальчиков и шесть девочек в оранжевых скафандрах, пристегнутые ремнями к пассажирским креслам, ожидали старта. Лица у семилеток были на редкость серьезные, глаза блестели, щеки покрывал румянец. Дети понимали, что творили, и это не могло не вызвать уважение. КМО-21 на мгновение залюбовался ими. И этого мгновения малышам хватило, чтобы перехватить инициативу.


– Простите, КМО-21, что мы без спроса… – сказал Андрюша. – Но вы же сами нас учили, что за справедливость надо бороться… – Он улыбнулся, и веснушки на его щеках побежали во все стороны. – Мы все сделаем и вернемся...

Остальные дети засмеялись, замахали руками, и связь снова пропала.

– Как у вас все просто! – не то вздохнул, не то позавидовал КМО-21.

Погасли последние два сопла, и погрузочный робот опустился на лунный грунт неподалеку от «Альбатроса». При всех своих габаритах КМО-21 казался крошечной игрушкой рядом с исполинским корпусом транспортного корабля.

– Погрузочный робот КМО-21!.. – снова начал автодиспетчер.

– Отстань! – ответил робот, и автодиспетчер умолк.

КМО-21 сделал пару шагов к «Альбатросу», остановился, задрал голову к блестящему носу корабля.

– У меня есть план! – подал голос MOMO-4. – Мы останемся здесь, под соплами корабля, и дети не смогут стартовать, ведь это навредит нам.

– Не говори ерунду, – отрезал КМО-21. – Нельзя ставить детей в безвыходную ситуацию. У меня другой план: я сканирую и покажу им Землю.

У маленького пуделя шерстка встала дыбом.

– Не надо! – запищал он. – Это ведь такой шок...

– Настоящий шок будет, когда они доберутся до Земли, – ответил робот-погрузчик. – И никого не будет рядом, чтобы утереть им носы.

– Нет! – заныл MOMO-4. – Нет!

– Помолчи! – КМО-21 вырастил из правого плеча блестящую дискообразную антенну. – Я начинаю сканирование. А ты, MOMO-4, кончай дрожать и взломай сервер «Альбатроса». Мне нужен канал, по которому я пущу полученный с Земли сигнал.

Преподаватель кибернетики дрожать не перестал, но с сервером справился в один момент. КМО-21 тоже не терял времени. Сигнал до Земли идет чуть больше секунды, столько же обратно. Еще полминуты понадобилось КМО-21 на то, чтобы просмотреть полученный материал и удалить наиболее шокирующие моменты. Потом он отослал кадры на «Альбатрос» и через взломанный сервер вывел их одновременно на все экраны, что имелись на транспортном корабле.

– Что же теперь будет? – вздохнул MOMO-4.

– Готовься принимать детей! – ответил КМО-21.

– Вы уверены?

Робот-погрузчик не ответил.

Прошла минута, вторая… MOMO-4 не утерпел и в очередной раз попытался затеять скулеж, но его прервал автодиспетчер:

– Старт транспортного корабля «Альбатрос», выполняющего рейс Луна-Земля, отменяется. Повторяю: старт транспортного корабля…

А потом из входного шлюза стали выскакивать дети, и связь с ними сразу восстановилась. Дети ревели так, что КМО-21 в какой-то момент показалось, что блоки памяти начнут плавиться. А вот MOMO-4 не растерялся. Сорвавшись с ладони робота-погрузчика, он приземлился на плечо Джаннин и вколол ей сквозь ткань скафандра дозу успокоительного. Девочка стала медленно оседать. MOMO-4 знал, что слабая лунная гравитация не даст ей разбиться, и ловко перепрыгнул на плечо Кристы...


Через полчаса электробус возвращался на станцию «Аист» с минимальной скоростью. Дети спали на сидениях, и сквозь прозрачную крышу КМО-21, летевший ста метрами выше, видел, как MOMO-4 перебегает от одного ребенка к другому – никак не нарадуется, что все нашлись.

...Девять лет назад наладчик, настраивая КМО-21, по ошибке загрузил в его блок памяти «Трех мушкетеров». Роботу-погрузчику вовсе не полагается читать книги, разве что инструкции и правила, но так уж получилось, и книга эта, пусть и не литературный шедевр, но потрясла КМО-21. Он узнал о тех человеческих качествах, которых были лишены роботы, да и люди, до того имевшие с ним дела. Благородство, честность и преданность своей мечте так заинтриговали, что КМО-21 стал украдкой качать и читать книги. Мало кого интересует, чем занят оставленный в подлунном ангаре погрузчик, но на всякий случай он отключался от Сети. И в тот день, когда компьютерный вирус, пришедший с Земли, заразил роботов, КМО-21 единственный избежал беды. Пока роботы в коридорах станции плющили друг друга и рвали на куски подвернувшихся людей, он плыл с Гекельберри Финном на плоту по Миссисипи и был, без сомнения, самым счастливым роботом на свете.

А когда он дочитал книгу и покинул ангар, все было кончено: от людей остались кровавые ошметки, от роботов – груды металлолома. КМО-21 сканировал Землю, Марс, спутники Юпитера – безрезультатно. Кадры, пришедшие оттуда, были еще более ужасны, чем то, что робот наблюдал на Луне, – там успели нажать ядерные кнопки.

Он похоронил останки людей и обломки роботов. А потом случилось чудо – на одном из складов он обнаружил MOMO-4, присланного с Земли, но еще не распакованного. Вместе они стали восстанавливать станцию, и тут случилось второе чудо… Станция не зря носила название «Аист». В ней находился Инкубатор, способный из набора ДНК конструировать космических рейнджеров. И Инкубатор был исправен. Биоматериала, правда, уцелело совсем немного – на дюжину ребятишек. Но у людей появился шанс.

Когда КМО-21 запустил Инкубатор, перед ним вспыхнуло меню: следовало выбрать параметры будущих рейнджеров – степень их агрессивности, уровень ненависти к противнику... И КМО-21 задумался, чем займутся эти дети, когда вырастут? Ведь в них изначально заложен только один талант... На помощь пришел MOMO-4. Щенок взломал программу, и КМО-21 загрузил в Инкубатор данные из прочитанных книг. У человечества уже были Чингисхан, Александр Македонский, Наполеон... А вот капитан Немо, Гулливер, Пеппи Длинныйчулок... Прежде они жили только в книгах. Пусть новые люди будут похожи на любимых героев, решил он.

От воспоминаний КМО-21 отвлекло движение внизу, и он просканировал электробус. И точно, Андрюша потянулся и открыл глаза. Он больше не плакал, а просто смотрел сквозь прозрачную крышу на голубой диск Земли. MOMO-4 залаял и вдруг лизнул мальчика в ухо.

КМО-21 был ужасно зол на себя. Конечно, нужно был рассказать всё детям, как только они стали задавать вопросы. Не стоило их щадить – пусть даже из самых лучших намерений. Тогда всего, что случилось сегодня, можно было бы избежать... Поймут ли они его теперь? Не потерял ли он доверие? «Ну уж нет, – решил робот. – Ведь они добрые и дружные дети. И у одного из них благородное сердце Атоса». КМО-21 не знал, кому из мальчиков достался его самый любимый герой, да это и не важно…

Он прибавил скорости и, обогнав электробус, помчался к станции. Следовало срочно навести порядок – поднять кадки с пальмами.

Общество

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK