Дарья
я могу Закрутить мир
Каждый встреченный человек - мой учитель.
Дарья Хабарова
Все записи
текст

Молекулярный психолог

Все кругом только и говорят о плачевном состоянии российской науки. Однако недавно наши ученые, опередив американских коллег, сделали крупное открытие в области изучения СПИДа. «ММ» решил узнать, как им это удалось.
Молекулярный психолог

Инициатором создания вакцины против СПИДа в России в 1997 году стало петербургское негосударственное научно-исследовательское учреждение Биомедицинский центр. Мы встретились с его директором, доктором биологических наук профессором СПбГУ Андреем Петровичем Козловым. Он занимается проблемой СПИДа с того момента, когда кроме названия о нем практически ничего не было известно.

В начале 80-х ученый входил в исследовательскую группу, занимавшуюся поиском вируса лейкоза человека. Его коллектив участвовал в обнаружении первых в СССР случаев ВИЧ-инфекции и выделении первых отечественных изолятов ВИЧ. И сразу же начались проблемы: были возбуждены два уголовных дела. Одно – когда зарегистрировали первую смерть от СПИДа («Это был грандиозный скандал! Советские люди умирают от СПИДа! Врачи-убийцы!» – А.К.), а второе – когда был открыт вирус («Представляете, кто-то стукнул, что я стану им всех заражать. Говорят, это была последняя анонимка, принятая прокуратурой СССР». – А.К.).

В 1987 году Андрей Козлов вместе с коллегами из Главного управления по здравоохранению Ленинграда организовал первое в России тестирование на СПИД – скрининг. Причем за несколько месяцев до того, как соответствующее указание дали «сверху». Скрининг удалось довести от ноля до миллиона анализов в год.

«Острую» фазу заражения проходят однотипные вирусы 

– В начале 90-х мы поняли, что надо делать вакцину. И первым об этом у нас в стране заговорил я. В Ленинграде было всего 150 случаев заражения. Казалось странным принимать меры по предотвращению эпидемии. Как выяснилось, мы не зря били тревогу: за десять лет показатели выросли до 40 тысяч в Санкт-Петербурге и 575 тысяч в России.

В 94-м году в Петербурге прошло совещание, на котором СПИД рассматривался как проблема национальной безопасности. Тогда впервые была сформулирована задача разработки вакцины против ВИЧ. Мы несколько лет убеждали государство выделить средства на нашу программу.

Надо сказать, что в научном сообществе далеко не сразу осознали необходимость разрабатывать вакцину против СПИДа. С 1975 по 1995 год в этом направлении был провал, связанный со скандалом 1975 года. Тогда людям сделали прививки от свиного гриппа. Эпидемия не пришла, однако из-за превентивных мер умерли несколько человек. Отношение к вакцинам было крайне негативным. Их даже называли market failure – неудача рынка. Удачей считалось лекарство – довольны и продавцы, и пациенты.

Точку в дискуссии о том, делать ли вакцину против ВИЧ, поставили политики. В июне 1997 года в Денвере прошла встреча «Большой восьмерки». В соответствии с ее решениями в России с 1997 года начала действовать программа «Вакцины нового поколения и медицинские диагностические системы будущего», в которой был предусмотрен раздел, посвященный вакцине против ВИЧ.

Вакцина против СПИДа связана с открытием. Ученые не могут предсказать, когда открытие состоится, – они могут только разрабатывать определенную «версию». В 1997 году Андрей Козлов выбрал наиболее перспективное направление исследований – ДНК-вакцину. Не так давно ученые обнаружили, что введение фрагментов ДНК вирусов вызывает полноценную иммунную реакцию и при этом исключает возможность заражения, так как в клетки не попадают гены, необходимые для развития инфекции.

Второе направление исследований – рекомбинантные вакцины. Участок генома вируса, отвечающий за производство нужного антигена, встраивают в геном микроорганизма, безвредного для человека (например, в дрожжевую клетку). Размножаясь, организм-носитель будет производить все новые антигены, которые и стимулируют иммунный ответ.

По мнению Козлова, будущее за сочетанием рекомбинантных и ДНК-вакцин.

Вторую государственную кампанию по созданию вакцины ученый инициировал в 2008 году. Страна вложила в исследования Биомедицинского центра сто миллионов долларов. Три вакцины уже дошли до первой стадии клинических испытаний. На сегодняшний день государственных субсидий не ожидается.

В Биомедицинском центре два направления работы: онкология и СПИД. Открытия совершаются и в той, и в другой области.

То, что недавно обнаружили наши ученые в области ВИЧ-инфекций, исследовалось в обстановке довольно агрессивного соперничества с американскими коллегами. К слову, бюджет иностранной группы составил 600 миллионов долларов – это в сто раз превышает средства российского коллектива.

Открытие состоит в следующем. Сейчас наличие ВИЧ-инфекции определяют по антителам, которые вырабатывает организм в борьбе с вирусом. Появляются они через 20–30 дней после заражения.


Антитела можно «научить» распознавать ВИЧ на первом этапе заражения

– Мы выяснили, что наиболее активными и опасными являются вирусы в первые дни развития болезни, когда антител еще нет, – рассказывает Андрей Козлов. – То есть человек болен, но анализы показывают, что он здоров. Значит, необходимо изменить подход к диагностике и лечению, создавать вакцину против начальной, острой формы вируса, присутствующей в так называемой острой фазе инфекции.

Стратегия создания вакцины связана с «эффектом бутылочного горлышка». Попадая в организм, вирусы СПИДа мутируют. Острую фазу (как узкое горлышко) проходят однотипные вирусы, строение которых у разных больных очень сходно. После происходят новые мутации, и структура вирусов теряет общность.

Поэтому вакцину в Биомедицинском центре разрабатывают для однотипных вирусов, вызывающих острую фазу инфекции. Как же проходит исследовательская работа?

Чтобы разработать вакцину, необходимо иметь сам вирус. Поэтому работа по созданию вакцины началась с поиска ВИЧ-инфицированных. Затем ученые выделили вирус, клонировали его на плазмидах и получили полный геном. Генетический код «прочли», из полученных генов стали делать ДНК-вакцину. После начались доклинические испытания: препарат вводили мышам и наблюдали, происходит ли необходимая реакция организма.

Следующим этапом стали клинические исследования. В них участвовали ГосНИИ особо чистых биопрепаратов ФМБА РФ, Университет им. академика И.П. Павлова и Биомедицинский центр. Для испытаний набрали двадцать одного волонтера. Андрей Козлов тоже хотел принять участие, но Этический комитет отклонил его кандидатуру.

Чтобы проверить, не наносит ли вакцина вреда организму человека, ее ввели добровольцам. Этот этап также прошел успешно.

Следующая стадия – накопление «материала», то есть вакцины. Производство было налажено на базе Института особо чистых препаратов. Одновременно началась работа по организации когорт.

Когорта – это сообщество людей группы риска (в данном случае потребителей инъекционных наркотиков). Организовать ее в России ранее считалось делом невозможным. Понадобилось огромное количество специалистов – врачей, социальных работников… Их обучали за границей в течение десяти лет. Набор активных потребителей инъекционных наркотиков длился десять месяцев, с марта по декабрь 2002 года. Участников когорты искали через социальные службы, на улицах в местах скопления наркопотребителей и через самих участников, которых просили приводить знакомых. В когорту удалось набрать 520 человек. Для дальнейших испытаний это число должно увеличиться до нескольких тысяч.

Процедура скрининга и набора участников включала несколько шагов: первичное интервью «в поле» (на улице, в общественных организациях), интервью в исследовательском центре, тестирование крови на наличие ВИЧ-инфекции, до и после – тестовая консультация психолога.

В когорту, в соответствии с целями исследования, включались только ВИЧ-негативные потребители наркотиков. Специалисты сопровождали их в течение 12 месяцев.

Исследование включало шесть посещений центра. Сначала два собеседования – участникам рассказывали о целях, давали заполнить анкеты. Если человек подходил для исследований, с ним проводили консультацию по вопросам ВИЧ/СПИДа. Через шесть месяцев участник сдавал кровь на ВИЧ и подробно отвечал на вопросы о своем образе жизни. Через 7–14 дней он узнавал результаты анализов и обсуждал их со специалистами. Процедура проверки на ВИЧ, а также консультация повторялись еще через шесть месяцев.

Именно с помощью когорт удалось сделать открытие, связанное с острой фазой.

Наиболее активен ВИЧ в первые дни развития

– За год в когорте заразились семь человек из ста. Это неприлично много. Если после того, как мы введем вакцину, заразится 1%, значит, вакцина работает. Видите, мы и с молекулами, и с людьми работаем. Я люблю шутить, что являюсь молекулярным психологом, – улыбаясь констатирует Андрей Козлов.

Он уверен, что, если вакцина окажется эффективной, государство будет заинтересовано в том, чтобы сделать ее доступной для больных. Правда, не все так безоблачно. По прогнозам Андрея Козлова СПИД будет искоренен не ранее чем через сто лет. Достаточно вспомнить эпидемию оспы: именно столько времени ушло, чтобы побороть ее. Проблема СПИДа сложнее, поскольку необходимо решать еще и социальные вопросы. В свете этого Андрей Козлов развивает свою теорию биосоциальной неопределенности. По аналогии с физикой: со школы мы знаем про частицу и волну. Чем точнее в одном физическом эксперименте мы пытаемся измерить координату частицы, тем неопределенней импульс, и наоборот. Аналогичная ситуация возникает при анализе биосоциальных явлений. Одни говорят: «Лишь бы спасти человека, даже если он наркоман». А другие: «Прекратите этот разврат, зачем за них бороться?» Это два взаимоисключающих подхода. И если в физике константой является квант, то в исследовании СПИДа, по мнению Козлова, человек. Ученый считает, что необходимо искать компромисс между альтернативными подходами, в результате чего возникают социальные нормы.

Наука

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии
Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK