Анна
я могу ...да почти всё...
Самая непростительная ошибка – отказ от действий из-за страха ошибиться
Анна Лаптева
Все записи
текст

Как появляются мурашки на коже

Фриссон, кожный оргазм, гусиная кожа, волосы дыбом – мы часто говорим о мурашках как о чем-то обыденном, привыкая к ним с детства. И хоть этот рудиментарный рефлекс, на самом деле, давно не нужен человеку, но кое-что в природе мурашек ученые до сих пор не могут объяснить.
Как появляются мурашки на коже

В человеческом теле есть «опция», доступная не каждому, – способность ощущать мурашки не от холода, а от удовольствия. Научные исследования доказывают, что люди, обладающие ею, более эмоциональны и легче выстраивают крепкие отношения с другими людьми, у них меньше проблем со здоровьем.

Заурядные мурашки замерзшего человека (те самые, которые случаются, когда зуб на зуб не попадает) и поэтичный мороз по коже от ярких эмоций и музыки во многом схожи. Во всяком случае, с точки зрения физиологии. И то, и другое – пиломоторный рефлекс, или пилоэрекция, – механизм защиты от стресса, доставшийся нам от далеких предков, тело которых было покрыто густым мехом. Современный homo sapiens не менее волосат, чем шимпанзе, количество волосков у нас примерно одинаковое – 300–500 тыс., однако «мех» людей почти бесцветный, шерстинки тоньше и короче. Метаморфозы с волосяным покровом человека начались около 2 млн лет назад, и антропологи связывают их с изменением способа добычи пищи – человек начал есть мясо, а значит, бегать, чтобы за ним охотиться. Адаптация к новому образу жизни потребовала увеличения количества эккриновых потовых желез, позволивших неторопливым мохнатым собирателям стать бегунами-стайерами, тело которых эффективнее охлаждалось благодаря тонкой шерсти.

В медицине мурашки называют волосковым (или пиломоторным) рефлексом. При обследовании состояния вегетативной нервной системы его вызывают искусственно, охлаждая или раздражая кожу фарадическим током. Если здоровый пиломоторный рефлекс отсутствует, можно судить о поражении спинного мозга или структур периферической нервной системы.

За миллионы лет эволюции холод и страх научили древних животных защищаться от неблагоприятных факторов: миниатюрные мышцы, прикрепленные к каждому волоску, на холоде рефлекторно сокращаются, поднимая шерстинки перпендикулярно коже и увеличивая воздушную прослойку, создаваемую мехом. Поднятая дыбом шерсть помогает выжить и в иных критических ситуациях: когда нужно испугать противника внешней свирепостью и размерами, ведь мохнатый зверь всегда воспринимается более крупным. Для человека все это, казалось бы, рудимент. Поднимать шерсть, от которой почти ничего не осталось, чтобы пугать врагов, бессмысленно, но с мурашками не все так просто.

Наши мурашки – часть комплексной реакции организма на стресс, получивший предельно простое название: «бей или беги». В ответ на неблагоприятное воздействие – погодный катаклизм или нападение врага – организм помимо нашей воли пытается нас спасти. Надпочечники выбрасывают в кровь «гормоны стресса» – адреналин и кортизол, а мы ощущаем характерные признаки их присутствия: учащается сердцебиение, углубляется дыхание, подавая в легкие больше кислорода, внутри что-то сжимается, ладони предательски потеют, по коже пробегают мурашки. Далее в дело вступает печень – она обогащает кровь топливом: жиром и сахаром. Такой комплексный отклик на стресс помогает мышцам и мозгу более эффективно использовать энергию и запускать скрытые резервы организма. Не случайно самые яркие впечатления мы получаем под воздействием гормонов стресса. Они стимулируют работу мозга, который быстрее обрабатывает сигналы, поступающие от органов чувств. В результате восприятие и чувствительность предельно обостряются.


Довольно забавно, что организм, как заботливая нянька, начинает нас «спасать» даже в тех ситуациях, когда причина волнения ничем нам не угрожает. Любые яркие впечатления: сильная радость, экстаз, изумление, восторг – изначально расцениваются мозгом как эмоциональный стресс и в равной мере ускоряют частоту сердечных сокращений и стимулируют выброс адреналина и кортизола. Награду после стрессовой мобилизации – выброс эндорфинов (веществ собственного производства, по воздействию сходных с опиатами) – мы тоже получаем независимо от вызвавшей стресс причины. Эндорфины помогают нам не чувствовать боли, расслабиться и даже испытать эйфорию: дыхание успокаивается, конечности расслабляются, мурашки исчезают.


Женщины испытывают мурашки чаще мужчин Фото: Barclaycard Goosebumps Study, www.classicfm.com

В этом гормональном коктейле, обостряющем чувства и вызывающем восторг, кроется причина так называемой «адреналиновой зависимости», которой часто страдают любители экстрима и азартных игр. Тем не менее, часть населения Земли, по разным данным – от 50 до 80 % людей, способна получать весь вышеперечисленный букет ощущений от более тонких раздражителей, например, от музыки. И выдают их… мурашки.

Судя по количеству научных исследований на эту тему, опубликованных за последнее десятилетие, феномен, называемый фриссоном (от франц. frisson – озноб), «кожным наслаждением» и даже «кожным оргазмом», всерьез заинтересовал ученых. Американский психолог и нейробиолог Мэтью Сакс (Matthew Sachs) еще в 2015 году провел исследование мозга у 20 студентов Гарвардского университета, одна половина которых «реагировала мурашками» на музыку, а другая – нет. Оказалось, что мурашки – индикатор особой неврологической структуры. У молодых людей, способных к ощущению «музыкального озноба», она отличалась бо́льшим объемом неврологических волокон, связывающих слуховые центры мозга с зонами, отвечающими за обработку эмоций. Очевидно, что такая «широкополосная» система связи обеспечивает более эффективную коммуникацию между определенными участками мозга и позволяет обрабатывать больший объем информации, воспринимаемой на слух. На появление мурашек во время эксперимента, безусловно, влияла и сама музыка. Среди ключевых факторов ученые назвали эффект живого звучания, высоту тона, коллективное пение, лиричность мелодии, гармонические интервалы и жанры. В ходе исследования сформировался своеобразный жанровый рейтинг: в 31 % случаев мурашки были вызваны рок-композициями, в 29 – поп-музыкой, в 7 – инди-музыкой, в 6 – жанром электронной музыки «хаус» и в 5 % – классикой.


Фото: www.independent.co.uk

На этом исследования мурашек не закончились, и спустя несколько лет, в 2018 году, Мэтью Сакс провел еще один необычный эксперимент, но уже в Англии, на фестивале Reading & Leeds Festival вместе с профессором Робином Мерфи из Оксфорда. Сотне испытуемых закрепили на теле специальные устройства для мониторинга физиологических реакций и отпустили на 45 минут наслаждаться атмосферой рок-фестиваля.

В распоряжении ученых впервые оказался подобный научный материал – зафиксированные физиологические реакции человеческого тела на творчество рок-групп, а также психометрические тесты участников эксперимента.

Анализ данных позволил узнать о «феномене мурашек» кое-что новое:

· их испытывали лишь 55 % слушателей, и женщин среди них было больше, чем мужчин;

· чаще мурашки возникали в течение первой минуты звучания;

· чаще они бежали по коже у тех, кто был в хорошем настроении (по результатам психометрических тестов);

· среди тех, кто их ощущал, большинство было с университетским образованием.

В качестве итога Мэтью Сакс представил миру «формулу мурашек», которая определяет процентную вероятность появления «гусиной кожи» (P goosebumps) во время живого концерта:

P goosebumps = CF (Sc + Id + Ap),

где CF – когнитивные факторы, симпатия/знакомство с песней, настроение, внимание, вкладываемый личный смысл и воспоминания;

Sc – социальный контекст: синхронность с музыкой и другими людьми, коллективный опыт общения с близкими, «внешнее настроение» или внимание к внешним переменным (например, погода и время суток), свидетельство технического мастерства исполнителя (исполнителей);

Id – индивидуальные различия, открытость для новых впечатлений, склонность к фантазиям, активное участие в музыке, знания и оценка музыки;

Ap – акустические свойства: внезапное вступление нового голоса или инструмента, увеличение высоты тона, быстрое увеличение и уменьшение громкости и темпа.

Продолжая изучать реакции мозга на прослушивание музыки разных жанров, американский ученый надеется объяснить происходящее с точки зрения неврологии. Его цель – начать использовать музыку в лечении психических расстройств в качестве дополнительной терапии.

Почти половина испытуемых (45 %) на фестивале, где вряд ли такой большой процент случайных людей, ни разу не ощутила фриссона! Если верить формуле, то для этих людей что-то пошло не так либо с музыкой, либо с обстановкой – они не получили удовольствия. Возможно, научный подход позволит преобразовать «формулу мурашек» в новый рецепт получения гарантированного наслаждения для всех?


Устройства, которые крепили к посетителям фестиваля Фото: Barclaycard Goosebumps Study, www.classicfm.com

Слуховые ощущения – далеко не единственный путь к получению фриссона. Еще в 2010 году ученые Ганноверской высшей школы музыки и драмы (Hochschule für Musik, Theater und Medien Hannover) Оливер Грейв (Oliver Grewe) и его коллеги решили взглянуть на проблему шире и изучили чувственные реакции участников эксперимента не только на музыку, но и на другие раздражители. Испытуемым предлагалось прослушивать детский смех, шелест осенних листьев, любоваться картинами, наслаждаться различными ароматами, вкусами и ощущениями вроде массажа головы. Опыты показали, что «мурашки удовольствия» могут стать реакцией на звуки, запахи, визуальные ощущения, тактильную и вкусовую стимуляцию. Получается, мурашки могут застать нас где угодно – на поэтическом фестивале, концерте или в одном из залов Русского музея. В эксперименте Оливера Грейва несколько участников продемонстрировали способность испытывать фриссон вообще без каких-либо внешних раздражителей, а лишь с помощью богатого воображения!


Реакцию ста человек исследовали на фестивале Reading & Leeds. Фото: Picture: SWNS, www.metro.co.uk

В ситуации с ощущением фриссона многое зависит не только от раздражителя, но и от нас самих. Доктор философии Митчелл Кольвер из университета штата Юта в США, например, считает, что для получения более ярких чувственных ощущений от искусства нужно развивать в себе открытость новому опыту и воображение, поскольку вероятность появления «мурашек удовольствия» зависит от степени вовлеченности человека в восприятие. Его исследования доказали, что люди, которые внимательно следят за развитием музыкальной темы или даже визуализируют ее в воображении, испытывают фриссон чаще тех, кто слушает музыку просто в качестве приятного фона. Каждому, кто хотел бы во всех красках прочувствовать «кожное наслаждение», доктор Кольвер рекомендует погружаться в ощущения не только с помощью эмоций, но и с помощью интеллекта и фантазии. Путь к получению «кожного оргазма» чуть более тернист, чем можно было бы предположить, но, развивая способности воспринимать и чувствовать, человек может стать барменом собственного гормонального коктейля.

Фото: Courtesy Hugo Macedo, edition.cnn.com

Коротко

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK