Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст
Люди free
Предваряя возможные вопросы – да, у меня у самой-то ребенок есть; нет, это не единственная цель моей жизни; и нет, я вообще не понимаю чайлдфри: неужели так трудно придумать исчерпывающий термин, который не ассоциировался бы с жареной картошкой?! А в остальном претензий нет.

Чайлдфри – это люди, которые не хотят иметь детей. Пусть мои «детные» знакомые бросают в меня что угодно, но я уверена: каждый родитель хоть раз в жизни, хоть на несколько минут, хоть в фантазиях или во сне, но был чайлдфри – если, конечно, он сам растит своих детей. Не может живой думающий человек делать выбор или потом оценивать его, не сопоставляя плюсы и минусы, не становясь поочередно на позиции, условно, добра и зла. Почему в итоге перевешивает child, мы все примерно представляем, а вот кто и почему выбирает free – предлагаю разобраться.

Самоназвание, которое мне не нравится, возникло в американском новоязе, где тяготение к эвфемизмам дает фору даже нашему канцелярскому языку: термином childfree – детосвободный – заменили childless – бездетный. Четыре буквы – и вынужденная лишенность превращается в свободный выбор. Первое употребление термина не зафиксировано официально, но считается, что он появился в свободные 1970-е с подачи Национальной организации для НЕ-Родителей (The National Organization for Non-Parents, или NON), которую создали две молодые американки – Эллен Пек и Ширли Радла. Их соотечественники и современники привыкли воспринимать нерожавшую 30-летнюю женщину как неполноценную – либо пьет, либо колется, либо больна, либо лесбиянка, и, заявив, что люди могут просто не хотеть размножаться, девчонки устроили настоящую сенсацию. Правда, в 1982 году их NON разорилась, но движение childfree было уже не остановить. (Кстати, некоторые его приверженцы утверждают, что не существует идеологии или движения чайлдфри, а этот штамп распространили журналисты.) На родине идею стала развивать одинокая школьная учительница Лесли Лафайет из Калифорнии, которая в середине 90-х создала общественную сеть ChildFree Network (CFN): организация разрослась до 5 с лишним тысяч участников и возымела определенный успех (в том числе и за пределами США), несмотря на провокационные политические требования – типа отмены привилегий для состоявшихся родителей. У нее появилось много последователей: сейчас в США более 40 организаций, объединяющих чайлдфри, в каждой по несколько тысяч участников. На международном уровне вопросом занялся канадец Джерри Стейнберг, создав всемирную организацию No kidding! – сегодня она остается крупнейшей, имеет более 40 отделений в нескольких странах и ежегодно проводит конгрессы. В России первое сообщество чайлдфри было виртуальным: оно появилось 20 декабря 2004 года, и на первых порах его численность составила 500 человек в возрасте 20–35 лет. Сейчас компания, конечно, совсем разрослась. Тех, кто себя к ней причисляет, легко найти на многочисленных форумах, где они поддерживают друг друга или доносят свою позицию до противников. Часто это происходит в выражениях, не соответствующих стилистике нашего журнала, так что от цитат я воздержусь, да и вообще из таких споров трудно выловить нечто рациональное – в целом они ничем не отличаются от поединков «Веган vs Мясоед», «Русский vs Нерусский», «Мужики vs Бабы» и т. п. Что-то мне подсказывает, что истинные чайлдфри редко принимают в них участие. Кстати, кого можно отнести к этим истинным, а кого – к «ложным»?
Первое и, судя по публикациям, наиболее цитируемое на сегодняшний день исследование феномена чайлдфри сделала Дж. Э. Виверс – социолог семьи из Канады, которая в 1980 году выпустила книгу «Бездетные по собственному выбору». Качественными методами она несколько лет изучала семьи, в которых репродуктивно здоровые люди сознательно отказались от детей. По результатам многочисленных опросов Виверс выделила среди них две категории, которые назвала «реджекторы» и «аффексьонадо». Реджекторы – это люди, испытывающие отвращение к детям как таковым и всему, что с ними связано: беременности, родам, грудному вскармливанию, уходу за младенцами… Такие люди были всегда, но в прежние времена, до современных успехов контрацепции, им приходилось отказываться не только от продолжения рода, но и от секса – например, уходить в монастырь, объединяться в секты, требующие отказа от деторождения, и т. д.
Аффексьонадо Виверс назвала людей, которым просто нравится бездетная жизнь, не подчиненная родительским обязанностям и позволяющая спокойно заниматься творчеством, карьерой, путешествиями, наукой, своей красотой, – нужное можно подчеркивать и дописывать.
Среди причин своего выбора чайлдфри озвучивают и нестандартные: например, фобия перед рождением больного ребенка или собственная плохая наследственность. Еще определенный процент разделяет идеологию сообществ типа «Движение за оптимальную численность населения». Возможно, тех и других тоже стоит выделить в отдельную категорию? 

Исследователи после Виверс выделили среди чайлдфри еще два типа. Одни откладывают рождение ребенка до более благоприятных условий – когда построится карьера, появится собственное жилье или подходящая пара – и в итоге остаются бездетными (либо став бесплодными, либо поняв, что в сложившийся образ жизни дети уже не вписываются). Второй тип просто не может определиться, хочет он ребенка или нет, и если контрацепция не подведет (или наоборот – подведет?), он так родителем и не становится. 
Оба дополнительных типа к чайлдфри можно отнести с большой натяжкой: в ситуацию выбора их поставили не личностные причины, а социальные возможности, которых раньше не было. Речь идет не только об изменении роли женщины в современном мире, но и в целом о возможностях, которые он открыл человеку. 
Согласно теории второго демографического перехода, современный спад рождаемости включил два этапа. Сначала, благодаря развитию медицины и снижению смертности, люди получили возможность родить меньше детей, а дать им – больше. На втором этапе оказалось, что можно, родив не пятерых, а двоих, тратить освободившееся время не только на дом и воспитание, но и на другие интересы. Но главное – начали складываться социальные условия, которые допускают такие решения. Традиционные представления о женских и мужских ролях (идеальная женщина – мать, идеальный мужчина – кормилец семьи) еще в 1980 годы диктовали единственный сценарий нормальной жизни нормальных людей. К 90-м эта модель пошатнулась: роль матери перестала восприниматься однозначно, оказалось, что даже бездетные женщины могут жить полноценной полезной жизнью и быть ею довольными. Эмансипация не только открыла женщине путь в политику и социальную жизнь, но и дала права управлять своими природными функциями. В значительной степени этому помогла и контрацептивная революция.
Первые чайлдфри, с которых все начиналось, были людьми с более высоким уровнем образования (особенно женщины), в основном атеисты, которые при этом в родительских семьях были единственными или старшими детьми. Десятилетие спустя феномен распространился на самые разные группы, среди которых есть даже религиозные. Современные исследования тоже характеризуют чайлдфри как более образованных и более профессионально востребованных людей с большим доходом, обычно горожан, менее склонных к соблюдению традиционных ролей, «социально неудобных» индивидуалистов. Внутри их сообщества тоже выделяются интересные тенденции. В Сети по этому поводу часто цитируют одного современного автора: «Для женщин быть чайлдфри – это свобода работать, для мужчин – это свобода не работать». Действительно, мужчина, воспитанный на традиционных представлениях о роли кормильца, вполне предсказуемо воспринимает потенциальных потомков как фактор, требующий финансовых вливаний. Любопытно, что при этом, например, чайлдфри-американцы имеют в среднем более низкий уровень дохода и образования, чем чайлдфри-американки, а в русском виртуальном сообществе чайлдфри женщин намного больше, чем мужчин. Однако, судя по соцопросам, в европейских странах, Австралии и США мужчин-чайлдфри, напротив, несколько больше: они воспринимают детей более рационально, значит, социуму труднее на них «надавить». Также среди мужчин всегда больше окончательно бездетных по любым причинам: по мнению некоторых исследователей, дело здесь в том, что мужчины в решениях относительно потомства чаще «плывут по течению». Раньше такая позиция способствовала тому, что дети рано или поздно появлялись, но современные контрацептивы все изменили. 
30 лет назад Виверс выяснила закономерность: если один из партнеров – стопроцентный чайлдфри, а второй – сомневающийся, то побеждает обычно первый, дети не рождаются. Это характеризует чайлдфри как людей, умеющих влиять на других, так что их позиция постепенно завоевывает очки во всех социальных группах, как любое модное веяние. Исследователь Лори Чанси считает, что есть некий «потолок» (10 % возрастной группы), выше которого количество чайлдфри не продвинется. Почему именно такая цифра, пока неясно. При этом говорить о точном количестве чайлдфри в мире тоже сложно: переписи не выясняют, по какой причине люди бездетны, а просто учитывают их всех. Год назад исследование Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ ВШЭ вывело цифру 5,3 % – это доля респондентов, декларирующих установку на бездетность в целом по России, в Москве таких людей больше – 17 %. Куда эти люди девают кучу освободившегося времени, сил и денег? 
Чаще всего среди своих приоритетов чайлдфри называют самопознание, самосовершенствование, отдых, хобби и развлечения, карьеру, семью и здоровье. Вот неспроста их эгоистами зовут! Однако тот же опрос среди людей, которые детей планируют, показывает, что самопознание тоже лидирует среди их ценностей, за ним следуют семья, отдых, хобби, развлечения, и только потом – дети (вместе со здоровьем). Тоже не слишком альтруистичный расклад. Так может быть, чайлдфри просто больше ценят время, объективнее видят минусы окружающего социума? А в себе, напротив, не видят арсенала качеств, необходимых для воспитания ребенка? Не будем забывать о социальных причинах, не располагающих к обзаведению потомством: экономическая нестабильность, экологические проблемы и социокультурная обстановка в стране. Всем известный факт: в природе животные, оказавшись в неблагоприятных условиях, тоже откладывают размножение до лучших времен.
В подобной прагматичности упрекать людей трудно. Осознанность родительства – тоже современный феномен, который выводит на первый план социальные и личностные мотивы: заботиться о выживании уже не нужно, благосостояние позволяет сделать выбор не по зову природы и не вслед за стереотипом. А бывает ведь и противоположный расчет: когда детей заводят не из искреннего желания воспитывать, заботиться, передавать опыт, а по причине их полезности: чтобы было кому передать состояние, например, или чтобы получить материнский капитал. Классический «стакан воды в старости» тоже сюда относится. Кстати, соответствующие исследования показали, что в старости родители рассчитывают на материальную поддержку от сыновей, а на эмоциональную – от дочерей. Исходя из этих утилитарных целей, оптимальный состав потомства – вы угадали – мальчик и девочка. Вторая дочь, второй сын большой роли уже не играют. 

Кстати, о целях. С непременным аргументом античайлдфри «дети – это счастье» в целом спорить трудно. Однако европейские ученые уже выяснили, что уровень счастья у родителей вовсе не зашкаливает, он соотносим со «счастливостью» тех, кто материнство и отцовство не планирует. В 2010 году учеными проверялись две гипотезы. Первая: человек счастлив, когда реализует свои базовые мотивы. Вторая: достигнув цели и испытав счастье, человек получает дополнительную мотивацию к новым достижениям. Исследуя разные стремления и достижения, исследователи выявили, что родительство из общей схемы выбивается. Достижение этой цели сначала делает человека счастливым, но затем ощущение удовлетворенности резко падает. Этот эффект назвали «парадокс родительства». В общем-то, он объясним и без помощи ученых: в первые годы жизни ребенка родители получают ударную дозу физического дискомфорта (усталость, тревога, недосып), испытывают материальные трудности и ухудшение отношений друг с другом, с друзьями, выпадение из профессиональной сферы. С другой стороны, возрастают другие показатели, связанные с ощущением счастья, – например, ощущение целей в жизни, ее продолжения в детях. 
Кстати, а что происходит в старости с чайлдфри? Такие исследования тоже проводятся. В некоторых случаях худшие сценарии (сожаление об ошибках и отсутствие «стакана воды», то есть заботы) действительно реализуются, при этом одинокие мужчины, вероятно, чувствуют себя несколько лучше одиноких женщин – им проще нанять помощника, они дольше сохраняют важные для себя социальные роли. С другой стороны, одинокую старость часто проживают и состоявшиеся родители – за такими примерами нам даже не нужно никуда ходить. 
Вообще, надо сказать, что 30 % чайлдфри оставляют для себя возможной смену позиции в будущем, а те, что сегодня настаивают на непременной бездетности, лет через 10 могут оказаться родителями. Меняется ли в таком случае система ценностей? Ответ может быть любым. К сожалению, ценности иногда меняются и в случае появления детей. Как ни крути, но один из мотивов родительства – это ожидания окружающих. Референтная группа, как называют их психологи, источник норм – те люди, чье мнение и реакция на наши поступки для нас важны. Многие дети рождаются именно в угоду этой группе, чье давление особенно часто испытывают молодые женщины: в России считается, что родить нужно до 30 лет, а лучше бы пораньше. К сожалению, невозможно узнать мнение ребенка, обреченного на рождение в семье, которую к этому фактически принудили. Зато особенности взросления в такой семье многим наверняка приходилось видеть (или ощущать). С этой точки зрения чайлдфри видятся как раз сознательными людьми, которые, может, и не любят детей, зато уважают их, не обрекая на жизнь, которую сами бы не выбрали. 
Не приходится ожидать, что изменятся условия, в которых сформировался феномен чайлдфри, – значит, впереди только его распространение и более детальное изучение в разных странах. Хочется верить, что то и другое будет генерировать не очередные модные течения, а дополнительные причины принимать осознанные решения. И любить своих детей, конечно. 
***
Мифы и правда о чайлдфри
  • Чайлдфри поголовно ненавидят детей.
Среди чайлдфри действительно есть так называемые чайлдхейт, которые относятся к детям крайне негативно. Но большинство все же воспринимают детей спокойно, а некоторые их даже любят. 
  • Чайлдфри пропагандируют отказ от деторождения. 
Нет, они пропагандируют свободу выбора, при которой каждый сам решает, быть ему родителем или нет, и осуждать его выбор никто не вправе. 
  • Чайлдфри пропагандируют ограничение прав детей. 
Частично правда: они призывают отказаться от детоцентризма и детской вседозволенности, а также поддерживают создание общественных заведений, куда был бы запрещен или ограничен доступ детей. 
  • Чайлдфри пропагандируют аборты.
Нет, они выступают против запрета абортов. 
  • Чайлдфри просто боятся трудностей. 
Едва ли: самое трудное – невозмутимо отстаивать свою позицию перед осуждающим большинством. 
  • Чайлдфри не имеют смысла жизни.
Скорее, они не ограничивают его детьми. 
  • Чайлдфри пропагандируют свои взгляды, создавая сообщества. 
В своих сообществах чайлдфри ищут комфортное окружение, которое поддерживает их выбор, поскольку в реальной жизни чаще сталкиваются с осуждением. Цели вербовать единомышленников они перед собой не ставят.
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика