Ким
я могу что надо, то и могу
Ты дурак, если не восходил на Фудзияму. Но если ты был на ней дважды, ты дурак вдвойне (японская пословица)
Ким Александров
Все записи
текст

Битва со Снежной королевой

Нрав у зимы в наших краях суровый. Обычно она не скупится на холода и осадки, испытывая граждан на терпение и приспособляемость, засыпая города и веси снегом по самую шею. Но хуже всего, когда зима никак не определится с градусом своей лютости, чередуя крепкие морозы и оттепели.

 

Заваленные снегом тротуары – полбеды. Наш человек вынослив и, если надо, проложит тропу в любых условиях. Сложнее с массовым транспортом (снегоходы, мотонарты, ратраки и прочая снегопреодолительная техника к нему не относятся), рассчитанным большей частью на субтропический климат: ему подавай сухие дороги с достаточным коэффициентом сцепления. А если их нет, то икота работников дорожных служб превращается в хроническую!

Однако в авиации одной икоты недостаточно. Утонувшая в снежной каше малолитражка, которую в крайнем случае несколько мужчин смогут вынести на руках, – не самая большая проблема в сравнении с многотонным лайнером, израсходовавшим топливо и садящимся на обледеневшую взлетно-посадочную полосу (не забываем о десятке-другом бортов, которые дышат в спину).

Даже кратковременный выход из большой игры таких воздушных гаваней, как лондонский Хитроу, голландский Схипхол или немецкий Франкфурт, способен превратить в хаос перенасыщенное воздушное движение над Европой. Очень ярко о таком погодном кризисе написал Артур Хейли в своем знаменитом «Аэропорте».

 

В декабре 2010 года снежный апокалипсис, отчасти придуманный писателем, обрушился на Европу по-настоящему. Череда злых циклонов «закачала» холодный арктический воздух и опустила температуру на целых 10–15 градусов ниже климатической нормы. В районе Лондона, например, морозы достигли 20 градусов ниже нуля и вызвали обильные снегопады, парализовав работу крупнейшего европейского аэропорта Хитроу: все ближнемагистральные рейсы были отменены. Подобная ситуация сложилась и в парижском «Шарль де Голле», отменившем треть всех рейсов.

Надо ли говорить, что закрытие аэропорта влечет за собой колоссальные убытки? Так, в международном аэропорту «Завентем» (Брюссель), испытавшем на себе террористические атаки и закрытом по соображениям безопасности, каждый день простоя обходился бельгийской национальной авиакомпании Brussels Airlines в $ 5,6 млн! Только одна авиакомпания (не самая крупная) и только один аэропорт (далеко не лидер по объему перевозок), что же говорить о больших авиахабах? Тот же Хитроу, частично закрытый по метеоусловиям с 18 по 22 декабря, был вынужден отменить свыше 4 тысяч (!) ближнемагистральных рейсов, обслуживая всего 16 рейсов вместо обычных 650.

Причиной коллапса Хитроу стал 10-сантиметровый слой снега, быстро превратившийся в слой наледи. Три пары взлетно-посадочных полос, рулежные дорожки, площадки отстоя – все это асфальтобетонное хозяйство общей площадью свыше 12 км2 оказалось не под силу снегоуборочной технике, кстати, очень и очень недешевой. В оправдание аэродромных служб отметим, что содержать достаточный для форс-мажорных ситуаций парк специализированной техники экономически бессмысленно: такие жестокие снегопады на лондонских широтах нечасты.


 

Зато в России бесснежная и теплая зима – скорее исключение. В большинстве наших крупных аэропортов снегоуборщики в «оркестре» аэродромных служб играют главные партии не менее шести-семи месяцев в году. Поэтому о снеге и льде мы теоретически должны знать все. Или почти все.

 

По нормативам, принятым на основании многолетней практики, толщина слоя свежевыпавшего снега на взлетно-посадочной полосе не должна превышать 50 мм. Уровень снежно-водяной смеси не должен быть больше 12 мм, а воды – не больше 10. Средняя продолжительность так называемого суточного снегопада различается в зависимости от региона и влияет на численность парка снегоуборочной и специализированной техники, а также на объем недешевых реагентов.

Больше всего повезло с суточными снегопадами аэропорту Улан-Удэ. Для столицы Бурятии с резко континентальным сухим климатом они составляют всего 2 см: может быть морозно, ветрено, но бесснежно. А вот Комсомольск-на-Амуре, расположенный в зоне влияния муссонов, легко перекрывает норматив в два раза с показателем 10 см. К счастью, «городу юности» далеко до мирового рекорда, зафиксированного 14–15 апреля 1921 года на метеостанции Силвер Лэйк (штат Колорадо, Скалистые горы, США), – 193 см! Впрочем, «официальность» рекорда, учитывая генетическую тягу американцев к всевозможным рекордам и близость фешенебельного горнолыжного (!) курорта Аспен, вызывает сомнения.

 


Крупные города (соответственно, и аэропорты) России оперируют более щадящими величинами в пределах 6–8 см. На это значение и рассчитан парк снегоуборочной техники, хотя в условиях метеорологического форс-мажора аэродромные службы могут привлекать к работам сторонние организации – дорожников и коммунальщиков, также располагающих аналогичной техникой.

В жестких экономических условиях эксплуатации аэропортов аэродромные службы вынуждены выбирать, если возможно, наиболее производительные и технологически приспособленные решения. Ведь по взлетно-посадочной полосе нельзя пройтись пару-тройку раз тяжелым грейдером и перевалить снег на обочины (засыпав периферийные сигнальные и осветительные фонари), надо предотвратить образование накатов и добиться нормативного коэффициента сцепления с покрытием. Пусть такие требования выглядят немного аврально, но зимой это рутина, с которой аэродромные службы при должной организации труда нормально справляются. Согласно Руководству по эксплуатации гражданских аэродромов Российской Федерации (РЭГА РФ-94), «в зимний период очистке и обработке от обледенения подлежат взлетно-посадочная полоса, рулежные дорожки и перрон. Производится расчистка подъездных и внутрипортовых дорог, парковок и привокзальной площади».


 

Главный удар по разгулу стихии наносится на взлетно-посадочных полосах. В плохую погоду (снегопад, ледяной дождь, метель, сильный ветер и т. д.) их состояние проверяется не реже трех-четырех раз в час. Чаще всего в роли такого контролера выступает специальный автомобиль, оборудованный (прицепной или вмонтированной в шасси машины) установкой измерения уровня сцепления резинового колеса с покрытием полосы. По нормативам ICAO, коэффициент сцепления для ВПП и рулежных дорожек, покрытых уплотненным снегом и/или льдом, 0,40 и выше соответствует 5-балльной оценке состояния полосы и хорошей эффективности торможения. Коэффициент 0,25 и менее, напротив, является поводом для закрытия ВПП и ее экстренной расчистки.

Пример современной установки измерения коэффициента сцепления – комплекс АСК-ВПП, состоящий из электронного блока БИО-ВПП и электронно-механического измерителя силы (ЭМИС), смонтированного на буксируемой тележке с двумя измерительными колесами. Одно из них – обычное автомобильное, а другое – авиационный пневматик, например, 130-килограммовое колесо от Airbus А320, накачанное азотом под давлением 14 атмосфер. За счет разности диаметров и рисунка протекторов возникают периодические пробуксовки, зависящие от состояния тестируемой поверхности. Их и фиксирует электронный регистратор, сравнивающий текущие показания со значениями банка данных конкретного аэродрома. Результат замеров – подробная карта состояния поверхностей (погрешность измерений – не более 0,02 единиц), построенная с помощью спутниковых навигационных систем.

 


Самая многочисленная армия «борцов» со снегом – снегоуборщики, плужные или шнековые, отгребающие снег в сторону от центральной оси полосы. Чтобы не обдирать бетон, отвалы снабжаются резиновыми накладками. После прохождения рабочей группы остается слой снега высотой 10–15 мм, легко сметающийся щеткой. При патрульной очистке (периодической расчистке в течение всего снегопада) при интенсивности выпадения осадков более 3 мм/ч плужно-щеточные машины, например, работают со скоростью 12–18 км/ч, а если интенсивность снегопада менее 3 мм/ч, то рабочая скорость может достигать 30 км/ч и более.


Быстро? Оказывается, нет! Ведущие производители снегоочистительной техники: Schmidt (немецкий концерн Aebi Schmidt Holding AG), немецкая Vammas, норвежская Overaasen, швейцарская компания Bucher Municipal (ранее – Bucher Schörling) и др. – склоняются к решениям, позволяющим удалять снег сразу за пределы полосы на манер сноубластеров, а за собой оставлять готовую к эксплуатации полосу, которую остается обработать противогололедными реагентами.


Пример такого всемогущего комбайна, способного с легкостью уничтожить воинство Снежной королевы в пределах аэропорта, – флагманский Oshkosh XRS (Extreme Runway System), оснащенный уникальным 6-метровым передним шнековым отвалом. Тяжелая машина, сконструированная на базе 500-сильного шасси Oschkosh H-series и заменяющая целую флотилию малых специализированных собратьев, сгребает, собирает и выдувает снег за пределы полосы всего за один проход. За час работы Oshkosh XRS способен переработать более 5 тыс. т снега!

 

Зима длинна, снега много. Но аэропорты работают! И если вы, собравшись в отпуск к теплым морям, застрянете в терминале на пару часов, примите это спокойно – безопасность стоит намного дороже. Недаром говорится, что инструкции написаны кровью, поэтому их скрупулезное выполнение аэродромными службами – гарантия штатного взлета и посадки самолетов, как бы ни бесилась Снежная королева.

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK