Камилла
я могу сочетать несочетаемое
Редкая удача совместить работу и любимое занятие
Камилла  Андреева
Все записи
текст

Цена таланта

"ММ" №11/122 2015, с. 8

Кто не мечтал быть если не гениальным, так хоть талантливым? Желательно еще и знаменитым. Оставить после себя не тире между датами, а нечто великое, уникальное, свое! О том, какова цена вопроса, мы поговорили с издателем «ММ» Александром Новиковым.


 

Камилла Андреева: Когда мы готовили этот номер, столкнулись с тем, что однозначного определения таланта не существует.

Александр Новиков: Я иногда диву даюсь, что многим вещам и явлениям нашей жизни, о которых мы говорим каждый день, нет определения. Получается, что каждый может воспринимать это по-своему. Неудивительно, что часто мы друг друга не понимаем и говорим на разных языках.

 

КА: Ну мы-то должны определиться, о чем будем говорить.

АН: Сразу хочу подчеркнуть, что я могу рассказать только свое видение, дать какие-то свои определения. По той простой причине, что они вписываются в мою систему ценностей и взглядов на мироздание. Потому что многие вещи в нашей жизни, такие как любовь, счастье, талант, доброта, еще не получили и в ближайшее время, скорее всего, не получат никаких научных, «материальных» обоснований. Так как с точки зрения науки это должно быть проверено, подтверждено, доказано. А это все философские понятия, которые зависят от ощущений того, кто об этом говорит, от его жизненного восприятия.

 

КА: Талант и гениальность – одно и то же?

АН: Конечно, нет. Разница в объеме. Гениальность – это «перебор» таланта, его крайняя черта. Можно сказать, что гениальность – это болезненное состояние организма.

Я недавно перечитывал книгу Ирвинга Стоуна «Жажда жизни» о жизни гениального художника Винсента Ван Гога. В этом произведении автор описывает все стадии появления таланта и перерастания его в гениальность. И к чему приводит гениальность. В частности, Ван Гог застрелился в 37 лет.

И это не единственный пример. Ну, не обязательно гений должен умереть рано, но гениальность в любом случае приведет к каким-то тяжелым последствиям.

 


КА: Не зря же у всех философов стоят рядом «гений и безумие»…

АН: Я хочу зачитать маленький отрывок из этой книги. Действие происходит перед смертью Ван Гога. Это разговор между его братом и доктором.

«Я должен быть около него, когда он… ему нельзя позволять, чтобы… говорят, что он…

 – Ну, ну! – прервал его доктор Гаше, пританцовывая на месте и теребя свою козлиную бородку. – Разумеется, он сумасшедший. Но что вы хотите? Все художники сумасшедшие. Это самое лучшее, что в них есть. Я это очень ценю. Порой мне самому хочется быть сумасшедшим. “Ни одна благородная душа не лишена доли сумасшествия”. Знаете, кто это сказал? Аристотель – вот кто».

 

Вот это четкое определение состояния гениальности: это критическое состояние мозга и души. Да, это сумасшествие, когда сознание человека не контролирует его поведение в буквальном смысле. И человек в этот момент может, с одной стороны, творить гениальные вещи, а с другой, он может совершать сумасшедшие поступки, не понимая, что он делает и для чего. Гениальность – это болезнь.

 

КА: То есть гении создают свои произведения бессознательно?

АН: Почему же? Сознательно. Ван Гог сознательно отказался от личной жизни, от женщин, от семьи. От всего. Единственная цель в его жизни была – стать лучшим художником. И он работал день и ночь. Ел какую-то ерунду, спал на земле, отказался от светской жизни. Вкалывал, как сумасшедший, хотя и не был им.

 

КА: Но он хотел стать известным.

АН: Он хотел, чтобы его картины покупали. Как нормальный человек, которому нужно на что-то существовать. Но если бы его картины стали покупать и он удовлетворился бы материальным благом, которое пришло бы, то, может быть, он никогда не стал бы гениальным художником. Понимаешь? Именно труд, который он вкладывал 10 лет в свои произведения, не достигая концовки, привел его к гениальности и… к сумасшествию. После того, как он понял, что все, что он мог сделать, – сделал, его жизнь закончилась. И он застрелился.

 

КА: Есть известная фраза Льва Толстого: «Если можешь не писать – не пиши». Трактуют ее так: писать нужно не для того, чтобы прославиться или написать великое произведение, а просто потому, что иначе не можешь. И не важно, увидит это кто-нибудь или нет. А Ван Гог хотел написать лучшую в мире картину…

АН: Это внутренняя потребность, это то, от чего ты уже не можешь отказаться. Когда ты ради поставленной цели готов отказаться от всего самого дорогого, что у тебя есть. От жизни, понимаешь? Ты готов пожертвовать всем ради достижения цели.

 

КА: А как же инстинкт самосохранения?

АН: Все, он уже не работает. Гениальность – это уже когда крыша съехала. Конечно, мы ценим этих людей, но общаться и жить с ними очень трудно.

Я вырос на Высоцком и считаю его одним из немногих выдающихся личностей прошлого столетия. Но совершенно очевидно, что люди, которые жили или общались с ним, испытывали колоссальные неудобства. Потому что он был пьяница, наркоман и психически неуравновешенный человек. Почти сумасшедший. Общаться с сумасшедшим человеком непомерно тяжело. Другой разговор, что все пользуются плодами творчества такого человека, который обязательно пожертвует собой и своей жизнью, чтобы вырваться из общей серой массы. И сделать рывок вперед. И мы его ценим, потому что он не такой, как остальные. И благодаря ему еще чуть-чуть подрастаем. И ждем, когда следующий выскочит.

 

КА: Получается, что все гении на допинге живут. А как иначе?

АН: Наверное, почти все. Но, если мне не изменяет память, кроме абсента в больших количествах, Ван Гог больше ничего не употреблял. И работал он как раз не под допингом. Просто снимал стресс или добавлял себе энергии… Но это не обязательно. Хотя это важная составляющая творчества, в том числе и интеллектуального. Но она же может привести и к гениальности, и к сумасшествию.

 

КА: И к смерти.

АН: И к смерти. Конечно. Ну, а как?

 

КА: Вот вы считаете, что талант себе везде дорогу найдет? То есть, если человек талантлив, то он обязательно пробьется?

АН: Естественно.

 

КА: Я считаю, что это не так.

АН: Ну, потому что мы с тобой, как два иностранца, говорим на разных языках. Давай разберемся, что такое талант. Берем двух одинаковых человек, живущих в равных условиях, включая и материальную составляющую. Один талантливый, а другой нет. Почему?

 

КА: Результат зависит от того, в какой семье рос человек. Если родители музыканты, большая вероятность, что и ребенок будет музыкантом. Или врачом. Или физиком. Он с детства погружается в особую атмосферу, где все говорят о музыке, или новых способах лечения и пациентах, или об элементарных частицах, тем самым подстегивая интерес у детей. Тут сложно определить, а талант ли это вообще?

АН: А ты какой талант конкретно рассматриваешь? Есть талант жулика. Есть талант бабника. Есть талант рассказывать анекдоты…

 

КА: Я все-таки говорю про талант, признанный большим количеством народа.

АН: А чем отличается талант рассказывать анекдоты от таланта художника?

 

КА: Ну, тогда все талантливы.

АН: Вот тут я, кстати, соглашусь. Мне кажется, что изначально все люди талантливы. Но в конкретных направлениях. Можно быть талантливым художником, талантливым музыкантом или, например, талантливым человеком или талантливой женой.

 

КА: Нет.

АН: Быть талантливой матерью и вырастить хорошее семейство. Это точно такой же талант, как все остальное. Просто «быть хорошей матерью» нельзя оценить деньгами, как картину.

 

КА: А что значит «хорошая мать»? Понимаете, у нас получается передергивание понятий. У нас теперь быть хорошим человеком или хорошей матерью – талант, а не норма. А это должно быть нормой жизни, все остальное – это отклонение.

АН: Да с чего ты взяла, что это норма?

 

КА: Это как говорить «спасибо», «пожалуйста», «здравствуйте». Никто же не восхищается, если человек вежлив, потому что это нормально. Это не талант. Точно так же и быть хорошей матерью – норма. Хорошая мать должна быть заботливой, доброй, должна любить своих детей. Она должна их растить, учить. Что здесь необычного? Вот если кто-то этого не делает – это отклонение от нормы. Талантливая мать – наверное, это какая-то суперженщина, которая никогда не ошибается…

АН: Я считаю, что неважно, какую работу мы делаем, главное – делать ее лучше, чем все остальные. И вот если ты делаешь ее чуть-чуть лучше, чем остальные, то в тебе таланта больше, чем у них. Если мы делаем одну и ту же работу, и я делаю лучше, чем ты, то я более талантлив.

 

КА: Я бы сказала «более способный человек». Как-то вы талант сразу опустили куда-то совсем низко, как будто он для всех доступный. Я думала, что это что-то великое.

АН: Потому что мы еще до таланта толком не дошли. Талант – это любая деятельность, которая напрямую связана с качеством работы. Как определить качество работы?

На мой взгляд, все очень просто. Работа может быть физическая и духовная. Физическую мы делаем за счет своих мышц, а духовная – когда мы принимаем решения головой. Физическую работу мы делаем по необходимости, после того как совершена какая-то духовная работа. Мы приняли решение поднять гирю – команда пошла из головы, а потом мы эту команду физически выполнили. То есть сначала принимается решение. А для того, чтобы принимать решения, нужны определенные условия, как минимум, нужна информация.

Так вот, талант в моем понимании – очень простая штука. Это наличие или отсутствие необходимой информации при совершении работы. И все.

 

КА: Вот откуда эта информация поступает?

АН: А информация может поступать из разных источников. Например, из Интернета.

Но Интернета мало. Это только большой склад информации, нужно еще знать, как ее оттуда достать. Талантливый человек имеет канал получения информации чуть больше, чем все остальные. Но по сути мы все в какой-то степени талантливы и канал этот наверняка имеем. Только у каждого свое направление.

В любом случае вокруг нас существует большое информационное энергетическое поле, которое хранит большой пласт информации, оставляемой за собой людьми. Мы только говорим, что это не материально, а это очень материально. Потому что мысли – это электрические импульсы, прошедшие по микросхеме головного мозга, они должны оставлять след. Может быть, это электромагнитное поле или еще что-то, что может просто остаться в так называемом Большом Интернете, который процентов на 90 работает как обычный Интернет. И там хранится информация, скопившаяся за миллионы лет существования человечества. И мы, по большому счету, все имеем доступ к этому Большому Интернету и черпаем оттуда информацию. Но у каждого человека есть своя предрасположенность.

У каждого есть свой путь, свое предназначение и свой доступ к информации в каком-то своем деле, гораздо более мощный, чем у всех остальных, понимаешь? Очень часто в родительской борьбе за реализацию своих амбиций, в своем ложном, на мой взгляд, желании сделать так, чтобы дети были не лучше и не хуже нас, мы сбиваем их с толку и пускаем по ложному пути. И да, мы можем научить ребенка хорошо играть на скрипке, но мы никогда не сможем его сделать гениальным скрипачом, если его внутренняя жизненная направленность – быть художником или просто хорошим человеком. Никогда.

 

КА: А как ему определиться?

АН: Не надо никому навязывать свои ценности. Каждый человек должен идти своим путем, и у него должен быть свой выбор. Людям надо дать свободу, возможность самостоятельно определиться, кем они хотят быть. Это не значит, что нужно сказать: можете работать, можете не работать. Нужно сказать, что «вы живете в обществе, и вы обязаны работать на общество, но вы вправе самостоятельно определиться, кем вы хотите быть в этом обществе».

Я абсолютно уверен, что большой процент талантливых и гениальных людей достигли вершин не потому, что им посоветовали родители, а, наоборот, из духа противоречия. И только это позволило им найти свою направленность, тот канал, где они могут черпать информацию, которая будет всегда выделять их из толпы.

А вообще настоящий талант, который приводит к результату, рождается после определенных лет жизни и определенного объема выполненной работы в каком-то направлении. Очень хорошо, когда человек нашел свой путь и когда он идет к нему. Мы ставим себе цели. Так вот, когда человек для себя выбрал цель, понял свою направленность, ему доставляет удовольствие идти в эту сторону. И он выполняет какой-то объем работы – он учится, он стремится, он читает книжки, он принимает решения, он набивает себе шишки и так далее. Он ищет ту информацию, которая должна его поднять над всеми остальными. И социальная мотивация поможет ему подсознательно найти тот «сайт» в Большом Интернете, на котором есть нужная ему информация.

 

КА: Только я все равно не поняла, откуда она берется.

АН: Очень простой механизм. Ну, вот как ты попадаешь в Интернет?

 

КА: Кто-то умеет искать, кто-то нет. Все ищут, но по-разному. Нужно знать, где искать, и задать правильный запрос, чтобы получить то, что тебе надо.

АН: Да. Нужно поставить правильную задачу, тогда информацию можно найти. Не лениться, вкалывать и искать. Но при чем тут гениальность в этой истории? Ну, нашел я канал доступа к информации. Чего сходить с ума?

История очень простая. У нас есть сознание и подсознание. И сознание – это достаточно серьезный инструмент, оно служит нам для оценки того, что происходит здесь и сейчас. Это инструмент работы с… нашей душой, наверно, или нашим «я». Сознание служит мощным фильтром для оценки информации, оно может отсекать все ненужное в данный момент. И человек ничего лишнего в себя не пускает. Это нормальный человек.

А что такое «сошел с ума»? Допустим, гений ищет что-то в каком-то направлении. Долго ищет, и к нему приходит озарение – как таблица Менделееву во сне. Раз – и все!

 

КА: Ну, да, только прежде  он сколько над этим работал!..

АН: Обилие информации, по большому счету, может принести как пользу, так и вред – если мы запустим в свою жизнь все подряд. Попробовав один раз, на это подсаживаешься, как на наркотик. Когда человек двигается в одном направлении, и у него все получается – он одно сделал, второе, третье, – он при этом «затупляет» свой фильтр, открывая канал доступа максимально. И тогда в него из Большого Интернета может попасть все что угодно, и в первую очередь вирус, который выведет из строя его компьютер (мозг). Гениальность – это когда человек заигрался и не обрабатывает больше информацию, а сознание перестает работать фильтром. Это очень короткий период времени, и все, на этом его жизнь как гения закончится.

 

КА: Грустно мы с вами заканчиваем.

АН: Есть еще два важных вопроса, которые мы не рассмотрели. Они касаются ошибок, которые мы часто делаем. Необходимо учитывать, что ничего в нашей жизни не бывает бесплатно. За все нужно платить. И информация, которую получает талантливый человек, тоже чего-то стоит. Но расплачивается он за нее не деньгами, а своей душевной энергией.

 

КА: Силой воли?

АН: Да, талант съедает силу воли. Талант, по большому счету, – это проклятье. Как только ты докопался до таланта и не знаешь, что за ним стоит, то, считай, подписал себе смертный приговор.

 

КА: То есть быть талантливым плохо?

АН: Нет, не плохо. Все зависит от того, какие цели перед собой поставить. Но быть талантливым однозначно губительно. Ван Гог, например, застрелился.

 

КА: То есть талантливость, гениальность – это временная история?

АН: Конечно, временная.

Сгорают все талантливые люди – в кино, в искусстве, в спорте, везде. Они потратили свою силу на талант, на покупку той информации, которая им была нужна, чтобы выделиться на фоне остальных. И получив эту информацию, заплатив, они потеряли силу. И если они не знают, как ее восстанавливать, то рано или поздно она кончится. Все талантливые люди умерли от того, что сгорели, у них кончились силы, и на этом финиш.

 

КА: Многие родители спят и видят своих детей на подиуме, на сцене, на спортивной арене, на телевидении… И никак иначе. Всеми возможными и невозможными способами они пытаются своего ребенка туда продвинуть, получая от этого колоссальное удовлетворение.

АН: Нельзя ни в коем случае культивировать талант в детях. Вернее, культивировать можно, но нельзя продавать за живые деньги. Это несет смерть. Родители думают, что это прекрасно, заставляют маленького ребенка целыми днями трудиться, играть на публику, испытывать психологическое напряжение. Родители радуются – вот он у нас какой гениальный. Только где все эти гении? Я боюсь, что из ста человек, может быть, один стал нормальным и вообще выжил. Потому что эти дети еще не знают, как получать информацию, как ее фильтровать, у них нет опыта. Они становятся или наркоманами, или психически больными людьми. Это все заканчивается очень быстро и печально. Родители, которые это делают, приносят колоссальный вред своим детям. Ребенок должен сначала сформироваться, научиться принимать решения, поставить себе цели и задачи, а потом определиться, куда и в какую сторону ему идти. А в детстве за него думают и принимают решение родители, зачастую для того, чтобы удовлетворить свой родительский эгоизм. Это вред. И передачи, которые идут сейчас на телевидении, типа «Детского голоса», – самое страшное, что можно придумать в обществе для формирования будущего поколения. Потому что они отбирают в потенциале талантливых определившихся людей. Человек хорошо поет – ну, не надо культивировать. Пусть поет в хоре, пусть учится в консерватории, пусть развивается, понимаешь? Пусть формирует свой фильтр и бережет силу воли, которая поможет сохранить талант и принесет пользу обществу.

Все эти организаторы подобных программ меняют наше поколение будущего на деньги, они собирают потенциально определившихся талантливых людей и убивают их. Убивают целое поколение. Вот такая у меня точка зрения, и если хотя бы кому-то она пригодится, я буду просто счастлив. 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика