Анна
я могу двигать собой
Успех - это не конец, и неудача несмертельна, важно только мужество, чтобы двигаться вперед
Анна Шумицкая
Все записи
текст

Право на дракона

"ММ" №5/104 2014, с. 44
Китай всегда славился почитанием традиций и мудрости предков. После прихода к власти коммунистической партии к образу страны прибавилась еще одна черта – тотальный контроль государства над гражданами. Власти Китая даже отгородили национальную сеть Интернет от мировой, чтобы не дать лишней информации из-за рубежа повлиять на умонастроения в стране. Несмотря на это, Китай постепенно становится все более информационно открытым. Четыре китайских студента, изучающие английский язык в Великобритании, рассказали нам о том, каким они видят современный Китай.


Как вы считаете, что отличает сегодняшний Китай от Китая, скажем, 1990-х? Как изменилось общество за последние годы?

Том: Если говорить о социальных аспектах, то люди получили больше свободы. Прежде всего, свободы мысли и слова. Конечно, в плане либерализации Китаю еще далеко до США или, например, Великобритании. Однако мы можем беспрепятственно выражать свое мнение, и у нас для этого есть много инструментов, в том числе Интернет, различные социальные сети. Да, для нас все еще закрыт веб-доступ к Facebook, Twitter, Google, YouTube и к другим западным ресурсам, но у нас есть свои аналоги. Прежде китайца могли казнить за публичную критику правительства, а сейчас самое страшное, что может за это грозить, – арест.

Бонни: Я согласна. Китай прежде был страной тотального контроля, а сейчас мы в своих блогах можем говорить то, что думаем, в том числе о политике и социальных проблемах. Мы много критикуем правительство, обнародуем факты злоупотребления властью, нарушения закона. И что важно, эти сообщения никем не удаляются. Под цензуру могут попасть только публикации, касающиеся вопросов государственной безопасности, и я считаю, что это правильно.

Том: Я бы отметил, что степень ощущения свободы в Китае очень зависит от региона. Например, я вырос в небольшом городе на юго-восточном побережье, и у нас всегда было больше информации о внешнем мире, чем у жителей удаленных городов, расположенных внутри страны. В прибрежных городах люди более толерантны, и правительство меньше контролирует население.

Слева направо: 
Буахан Вонг (Бонни) – студентка факультета по связям с общественностью. 
Я Ци Хоанг (Вера) – учится на факультете туризма. 
Тиан Лан (Том), Лио Лио Ху (Тиффани) – будущие преподаватели английского языка 


Тиффани: К тому же в восточных районах, которые ближе к морю, организованы свободные экономические зоны, там легче заниматься экспортом и импортом. Это дает городам возможность быстро развиваться с финансовой точки зрения. Там в целом более высокий уровень жизни по сравнению с западными горными районами.

В Китае, как и в России, очень велика разница между уровнем развития села и города, верно?

Вера: Да, у нас чем больше город, тем лучше в нем условия жизни, медицинское обслуживание, образование, транспорт. Поэтому люди стремятся в Пекин, Шанхай и другие города, несмотря на то, что они и так переполнены.

Бонни: В Пекине живет около 21 млн человек, а в Шанхае 24 млн – это больше, чем в некоторых странах. И люди из деревень продолжают туда ехать в надежде найти более высокооплачиваемую работу. Однако, как нам объясняют на уроках географии, эта проблема внутренней миграции – временная, естественный этап развития экономики. Так было, например, в США во времена индустриальной революции 70-х, когда люди переезжали в большие города, чтобы трудоустроиться на фабрики. Следующей ступенью эволюции должно быть развитие близлежащих городов и деревень.
Я понимаю людей, которые стремятся в столицу. Например, я и мой молодой человек хотели бы после окончания университета переехать в Пекин. Если ты решишь не покидать родного города, то, скорее всего, устроишься на работу в какую-то местную компанию, будешь получать зарплату, но жизнь твоя будет однообразной и неинтересной. Другое дело – жизнь в больших городах, где у тебя и твоих детей появляется значительно больше возможностей. Там ты можешь получить хорошее образование, построить карьеру в международной компании и благодаря этому увидеть весь мир. Мы, дети 90-х, хотим интересной жизни, хотим преодолевать трудности, хотим больше приключений.


Хотели бы вы переехать жить за границу?

Том: Определенно, да. Я учусь в Великобритании уже полгода и просто влюбился в местную жизнь. Меня привлекает не только высокая зарплата. Все, что я хочу, – это незагрязненная окружающая среда, экологически чистая еда, бесплатное медицинское обслуживание. Здесь гораздо меньше поводов для стрессов и не надо так усердно работать.

Ну как же, и в Великобритании надо много трудиться, чтобы получать ту же высокую зарплату.

Том: Не так много, как в Китае. Например, здесь, в отличие от Китая, тебе хотя бы заплатят за сверхурочную работу.

Тиффани: У меня в Великобритании уже несколько лет живет двоюродная сестра, и она очень довольна. Если у меня получится, я бы хотела последовать ее примеру.

Вера: А я бы предпочла вернуться в Китай, потому что мне здесь слишком скучно, особенно по вечерам. Может, в Лондоне и кипит ночная жизнь, но в небольших городах делать совершенно нечего: все магазины и кафе после шести вечера уже закрыты. Я не могу адаптироваться к таким условиям, в Китае куда интереснее.

И как вы развлекаетесь в Китае?

Вера: О, у нас очень яркая ночная жизнь. Прежде всего, магазины, кафе и рестораны работают до позднего вечера или круглосуточно, даже в маленьких городах. Практически каждый вечер мы встречаемся с друзьями и идем ужинать, смотреть кино или петь караоке. В Китае не очень принято звать гостей домой, поэтому мы предпочитаем ходить куда-нибудь, это удобно и недорого. В кафе мы назначаем не только личные встречи, но и деловые. Так что заведения общепита – это крайне важная часть нашей жизни.

Кстати, года два назад я читала об одной из ведущих мировых сетей кофеен, которая потерпела фиаско на китайском рынке – не учла, что китайцы не очень-то пьют кофе: всего по две-три чашки в год.

Бонни: Это правда, китайцы больше любят чай. Однако еще более популярными у нас стали фруктовые соки. 

Бонни, а ты хотела бы эмигрировать в другую страну?

Бонни: Думаю, да. Но я бы предпочла США, а не Британию. Англичане слишком замкнутые. Они настолько вежливы, что кажутся даже лицемерными, и этим очень напоминают китайцев. В отличие от них, американцы говорят в лицо то, что думают. Мне такой подход нравится больше, так легче выстраивать взаимоотношения. Но я не хочу остаться в Китае не потому, что не люблю свою страну. Просто я должна думать о будущем своих детей.

Что ты имеешь в виду?

Бонни: Например, система образования в Китае. Это своего рода социальный лифт, ты просто не можешь подняться по социальной лестнице, если не будешь упорно учиться. Особенно это важно для детей из малых городов, которым тяжело пробиться в приличные вузы.

И школы, и университеты в Китае делятся на три класса – высший, средний и низший. Закончив школу низшего класса, почти невозможно поступить в университет высшего. А без престижного диплома не видать и престижной работы. По окончании школы все ученики сдают единый государственный экзамен, по итогам которого происходит зачисление в вузы. Однако шансы все равно не равны. Считается, что дети из больших городов, даже если они не имеют высоких оценок за выпускной тест, все равно лучше образованы, чем дети с периферии, а значит, их охотнее принимают в ведущие университеты. Так что, если хочешь прорваться в Пекин из глубинки, нужно быть отличником, чтобы пройти жесточайшую конкуренцию.

О трудоголизме китайцев сложилось много стереотипов. На самом же деле это вынужденное упорство, оно просто необходимо, если ты хочешь иметь лучшие условия для жизни в будущем.

А еще мне нравится сам подход к образованию на Западе. Если в Китае все построено на том, чтобы заучивать учебники наизусть, то в Европе и США стараются развить воображение и способность логически мыслить.

 

Из-за государственной политики «одна семья – один ребенок», принятой 40 лет назад, ни у кого из вас нет родных братьев и сестер. А если бы вы переехали за границу, хотели бы иметь нескольких детей?

 

Том: Обязательно. Я бы хотел двух или даже трех. Потому что всегда есть риск потерять единственного ребенка, и тогда это будет катастрофой для всей семьи. В этом плане иметь несколько детей гораздо надежнее.

 

Тиффани: Я думаю, что это замечательно – иметь братьев и сестер, которые могут воспитывать и поддерживать друг друга. Из-за политики «один ребенок в семье» выросло целое поколение эгоистов, которых родители воспитывали как королей.

 

Насколько я знаю, государство корректирует эту политику. Сейчас разрешается родить второго ребенка, если оба родителя были единственными детьми в семье.

 

Вера: Да, но, думаю, если у меня будет два ребенка в Китае, у меня просто не хватит денег, чтобы их вырастить и дать образование, для этого нужно целое состояние.

 

Если уж мы заговорили о семье… Какой вы представляете свою будущую свадьбу? Будет ли она традиционной или современной?

 

Тиффани: Сейчас многие празднуют свадьбу на западный манер: невеста – в белом платье, жених – в смокинге, лимузин, банкет в ресторане. Однако я хотела бы выйти замуж в традиционном красном платье – ципао. Или хотя бы провести в нем свадебную фотосессию. Я считаю традиционный наряд очень красивым, к тому же винтаж – это стильно.

 

Довольно странно слышать, что многие китайские невесты выбирают белые платья, учитывая то, что белый в китайских традициях символизирует горе.

 

Тиффани: Да, белый всегда считался у нас цветом траура. Но времена меняются. Как бы то ни было, лучший цвет для любого торжества – это красный, цвет счастья, удачи и богатства. Кстати, на современных свадебных ципао нередко можно увидеть вышитых драконов – это можно отнести к еще одному символу демократизации общества. Прежде лишь членам императорской семьи было позволено носить одежду с изображением дракона, остальным за пренебрежение этого закона грозила смертная казнь.


 

Традиционное доминирование мужчины в семье тоже в прошлом?

 

Вера: Муж и жена сейчас равноправны. Роль женщины в семье и в обществе начала меняться с тех пор, как к власти пришла коммунистическая партия. В результате сегодня почти все женщины получают образование, работают, они меньше финансово зависят от мужчин.

 

На Западе институт семьи постепенно теряет свое значение, многие предпочитают жить вместе без официальной регистрации брака. В Китае это тоже распространено?

 

Том: Довольно многие живут вне официального брака, и это кардинальное изменение в национальном менталитете. Раньше китайцы были более целомудренными, а в уголовном кодексе даже существовала статья за внебрачные сексуальные отношения, ее отменили только в 1980 году. Сейчас молодежь сексуально раскована, иногда даже чересчур. Один из примеров – доктора бьют тревогу по поводу того, что после каждого дня Святого Валентина значительно увеличивается число абортов у молодых девушек.

 

Правда ли, что в Китае распространены браки по расчету?

 

Вера: Да, многие выбирают супругов не по любви, а за деньги. Благосостояние в принципе очень важно для нас. Если у парня нет собственной квартиры и машины, вряд ли какая-то девушка отнесется к нему серьезно и согласится выйти за него замуж.

 

Том: Да уж. Цены на жилье в Китае непомерно высокие. И если родители мне финансово не помогут, я думаю, что вряд ли смогу жениться.

 

Вера: Но это не значит, что китайцы не женятся по любви. Например, у меня есть парень, родители одобряют наши отношения, однако свадьбу мы планируем сыграть не раньше, чем получим образование и устроимся на работу.

 

Тиффани: У меня та же ситуация. Прежде чем начать совместную жизнь, мы с моим молодым человеком хотим встать на ноги. Очень многие поступают так же, поэтому мало кто женится раньше 25–28 лет.

 

Насколько родители влияют на ваши главные решения – выбор супругов или профессии?

 

Вера: Если кто-то долго не может найти себе вторую половинку, он может попросить помощи родителей или обратиться в брачное агентство.

 

Тиффани: Родители часто выбирают для своих детей университеты и определяют их будущую карьеру. Так было и у меня. Но, как правило, они не навязывают свою волю.

 

Том: Больше всего свободы выбора у детей из семей со средним достатком. Ребенок богатых родителей часто ограничен в выборе, ведь он единственный наследник и должен приумножить богатство семьи.

Кроме того, традиционные устои намного сильнее в деревнях, чем в городах.




Читать статью в онлайн версии журнала "ММ": 
http://www.21mm.ru/?mag=104#044

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика