я могу драматизировать
Почему хорошего всегда понемножку? Хорошего, мне кажется, быть должен вагон.
Яна Титоренко
Все записи
текст

Игроку приготовиться

Представьте, что вы играли в игру, на главного героя которой напали пауки. Их нарисовали так отчетливо и похоже на настоящих, что мозг не понял отличия и дал сигнал на испуг. В виртуальной реальности можно прожить целую жизнь – полную своих переживаний, страхов и открытий. Влияние VR на психологию пока не вполне изучено. О нем много говорят из-за жестокости сценариев перестрелок и войнушек. Но на самом деле виртуальность может работать иначе – например, помогать бороться с фобиями. Правда, пока это скорее успешные эксперименты, чем повсеместная практика.
Игроку приготовиться
Пациент с гарнитурой виртуальной реальности борется со своим страхом высоты в Марсельском институте. Фото: Boris Horvat/AFP. franceculture.fr

Чтобы оказаться в другом месте и в другое время, нужны не машина времени или маховик из «Гарри Поттера», а всего лишь компьютер и шлем виртуальной реальности. Они могут перенести нас буквально куда угодно – от египетских пирамид до кометы Чурюмова-Герасименко. А что если мы вдруг окажемся в месте, которого очень боимся? Например, в самолете, на месте взрыва или лицом к лицу с насильником. История использования VR-технологий в борьбе с фобиями довольно стара. Еще 20 лет назад, в 1999 году, Барбара Ротбаум (Barbara Rothbaum) из Университета Эмори проводила исследование на американских солдатах, страдающих от посттравматического расстройства после службы во Вьетнаме. С помощью VR доктор Ротбаум и коллеги воспроизводили места, связанные с болезнью: в первом случае это был вертолет, летящий над полем боевых действий, во втором – поляна в джунглях. Работали с помощью метода экспозиционной терапии, при котором пациент встречается с травмирующим обстоятельством в новой безопасной среде. Тревожность участников эксперимента снизилась на 34 % по сравнению с первоначальной. Сейчас виртуальность используют в реабилитации пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством повсеместно в больницах и на военных базах в США. Американцы разработали для этого специальную систему терапии воздействием виртуальной реальности Bravemind. В 2014 году доктор Ротбаум провела на Bravemind лечение для 156 солдат, вернувшихся с войн в Ираке и Афганистане с диагнозом ПТСР. В шести виртуальных сессиях они встречались со своими страхами, и VR уменьшила симптомы у всех испытуемых.

Bravemind. immersivedge.comГость выставки Heroes с помощью VR-гарнитуры смотрит на улицы Ирака, погрязшие в войне. Это часть фильма «Bravemind: Использование Виртуальной реальности для борьбы с посттравматическим стрессовым расстройством». Фото: Don Leach, dailypress.com

Ученые из все того же Университета Эмори много лет работают над использованием виртуальной реальности для лечения акрофобии – боязни высоты, и уже достигли в этом направлении успехов. В одном из их экспериментов 20 студентов с акрофобией поделили на две группы: над первой проводили эксперимент, вторая оставалась контрольной. В течение восьми недель первая группа проходила обучение на симуляторе полетов, а ученые снимали показатели тревоги, избегания и дистресса (состояние страдания, при котором человек не может адаптироваться к стрессовым факторам) до и после занятий. К концу эксперимента страх первой группы значительно снизился.

А вы бы решились прыгнуть так, в реальности или виртуальности? shivambh.com

Экспозиционную терапию с регулируемой степенью VR успешно применяют не только для снижения страха высоты, но и в лечении боязни пауков и социальной фобии. Виртуальность снижает степень беспокойства даже перед приемом у стоматолога, если перед этим на аппаратуре «проиграть» лечение зубов. Исследование на детях показывает, что 94,1 % испытуемых меньше боятся уколов, когда проходят аналогичный «квест» под гарнитурой VR до похода в реальную поликлинику.

Редактор нашего журнала нервно дернулся, увидев эту фотографию. Просто не проходил VR-терапию против боязни насекомых. mcpsicologia.com

В 2016 году компания Samsung Electronics совместно с Cheil Worldwide решила показать, насколько виртуальная реальность необходима и полезна в обычной жизни. Корпорации запустили проект #янебоюсь (#BeFearless). Принять участие в исследовании могли молодые люди, страдающие глубокими страхами и готовые работать над их преодолением. Переживания моделировали с использованием очков виртуальной реальности Samsung Gear VR. 27 участников из разных стран, выбранные из 7500 заявок, боролись со своими фобиями – страхом высоты или боязнью публичных выступлений. В финале некоторые из героев проекта выступили на сцене театра Courtyard Playhouse в Дубае или спустились по канатной дороге над фонтанами у торгового центра Dubai Mall, то есть полностью побороли свои страхи и в реальной жизни.

Несмотря на благоприятные результаты исследований и экспериментов, на практике использование VR для лечения каких-либо отклонений носит пока редкий и экспериментальный характер. Светлана Муравьева, клинический нейрофизиолог, кандидат медицинских наук, сотрудник лаборатории физиологии зрения Института физиологии им. И. П. Павлова, рассказывает почему:

«В случаях с приобретенными фобиями и посттравматическими расстройствами курс сеансов постепенного тренировочного погружения в виртуальную среду действительно является эффективным по многочисленным зарубежным исследованиям. Но необходима согласованность характеристик шлема с характеристиками зрительной системы человека. Проблема в том, что большинство шлемов и очков виртуальной реальности, используемые, в частности, в игровой индустрии, вызывают побочные эффекты. Головные боли, головокружения, шум в ушах, боли в области глазных мышц возникают даже у здоровых людей. Намного сложнее обстоит дело с пациентами с психическими расстройствами. Убедить пациента с процессуальным и аффективным расстройством надеть на себя шлем крайне сложно, у них очень низкая стрессоустойчивость. Даже самая минимально легкая задача может вызывать запуск механизма стресса вплоть до сильнейшего мышечного напряжения с болевым синдромом и судорогами. Подход и отбор пациентов должен быть серьезным и строго индивидуальным. Естественно, ни о какой массовости применения метода не может быть и речи».

Светлана Муравьева. Фото из личного архива

С помощью виртуальной реальности лечат (или пытаются) фобии, посттравматические расстройства, тревогу, депрессию, зависимости и нарушение социальных функций, а также более сложные заболевания – шизофрению, деменцию и аутизм. Чаще всего занимаются реабилитацией пациентов с приобретенными, а не врожденными расстройствами. Компания Research and Markets посчитала, что к 2023 году стоимость рынка виртуальной и дополненной реальности в здравоохранении достигнет $5 млрд. Вы часто чего-либо боитесь? Я – да. Честно говоря, сейчас я даже боюсь сдавать этот текст, а через две недели наверняка буду бояться, что кто-нибудь его прочитает и не одобрит. Возможно, когда виртуальная реальность повсеместно войдет в нашу жизнь, для наших патологических страхов достаточно будет только пройти пару искусственных сессий, а потом – «вперед, друзья, страх – это конструкт, его нет, мы его уже победили». Впрочем, это только выдумки мечтателей, а сам страх в норме остается важным эволюционным фактором защиты любого здорового организма и помогает нам выживать.



Наука

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK