Машины и
я могу 
Все гениальное просто!
Машины и Механизмы
Все записи
текст

Общественный транспорт. № 5[80] Май 2012

Вальс Эриксона
Общественный транспорт. № 5[80] Май 2012



«Бойцовский клуб» [1] вспомнился сразу, как только я начала обзванивать штаб-квартиры петербургских провайдеров официальной и контрафактной психиатрии, намереваясь посетить обители скорби и страданий неизлечимо больных, зависимых, депрессивных и суицидальных. Перед глазами поплыла череда групп психологической поддержки: Преодолей себя, Свобода и чистота, Высшее и предначертанное, Останемся мужчинами вместе. Паразитарные заболевания мозга, болезни костной ткани, органические поражения высшей нервной системы, рак. Симулянтка. Но ведь и я не без «зубной боли в сердце»…


Любезный молодой человек по телефону с сайта Центра Бехтерева продиктовал прямой номер записи на сеанс лечебного гипноза, по которому строгая тетя ответила, что такую услугу у них не оказывают. В Клинике неврозов при Городской психиатрической больнице №7 имени академика И.П. Павлова предложили консультацию с психотерапевтом и клиническим гипнологом, чтобы определить целесообразность метода применительно к моему случаю, однако твердо сеанс не пообещали. Попытка записаться на групповую терапию успехом не увенчалась – занятия «временно приостановлены». На сайте учреждения клинический гипноз довольно подробно описан: история, мифы, рекомендации к применению, за и противs.


Стоимость индивидуального сеанса – 2400, группового – 1200 руб. 

Бесплатная консультация: Тералиджен, Атаракс и рекомендация взять себя в руки.


Читаю отзывы в блогах на сайтах поставщиков неотложной психиатрической помощи. Комментарии делятся в соотношении 50/50 – от искренней благодарности до крайнего отчаяния и упреков в шарлатанстве и вымогательстве. «Мне очень понравилось там быть, и результатом, и отношением персонала. Я представляю, как с нами нарками тяжело работать». И следом: «Обычный развод на бабло – вытрезвитель, и никакого «супер-пупер» лечения. Предлагают одну и ту же дрянь (!) – осточертевшее всем могучее целебное Эспераль».


Попасть на прием в частные клиники довольно просто и быстро. Примерно в шестидесяти процентах случаев речь снова зайдет о первичной консультации с последующей, если пропишет доктор, серией сеансов гипноза. В сорока – назначат сразу, или, чтобы назначить, сразу перезвонит доктор; иногда доктора готовы приехать на дом.


Диапазон доступных цен: от 1000 до 8000 руб. за единовременную консультацию или терапию.


Если доктор не прописал, расстраиваться не надо – пациент уйдет с консультации с пачкой рецептов на тормозящие психомоторную активность нейролептики, транквилизаторы или «схемкой» приема антидепрессантов. И те, и другие, и третьи окажут угнетающее действие, устранят напряжение, страх и тревогу и при длительном применении почти лишат находящегося в сознании пациента таких нежелательных переживаний, как чувства и эмоции.


Консультация у психотерапевта: бесплатно для меня – соцпакет работодателя; Тиапридал, Сонапакс, Феназепам, Фенибут.


Случается, по телефону в приемной медицинского офиса начинают стращать: если воздействовать на психику неподготовленного человека, может произойти такое… Останется в грядущем, не иначе, или куда его щелчком пальцами определили. Где же ты – «стрит гипноз» 90х?..


Полусон или транс, как вам будет угодно, завершится либо сном, либо пробуждением, если загипнотизированного пациента оставить в его состоянии. Большинство врачей, практикующих гипноз, склоняется к тому, что воздействовать нужно на незамутненный фармакологическим воздействием организм с ослабленными реадаптационными возможностями. В отношении гипнабельности детей, алкоголиков, наркоманов, «залеченных» и больных в состоянии психоза мнения расходятся от категорического «нет» до предпочтения именно этим пациентам. Степень ответственности при работе со спорной аудиторией простирается далеко за пределы врачебной практики и коммерческой ангажированности к нормам этического и, подчас, юридического характера.


Абонент на том конце провода (на исходе волны) прыскает в трубку, когда я сетую на то, что мне отказывают в чуде: «Вы заказываете у них гипноз, а они говорят – опасно?» Это практик кодирования от алкогольной и других зависимостей в Медицинском наркологическом центре А. Мы сразу же уславливаемся о встрече.


В день приема резко холодает, и пока мы с коллегой бредем по заснеженной равнине от станции метро «Улица Дыбенко», ориентируясь по лживой карте Яндекса, в последний перед отправкой в печать момент подменившего номер корпусом, и по желтым домам – наводке доктора – их скопилось здесь подозрительно много, белая горячка начинает приобретать очертания белого безмолвия в излучине реки Оккервиль. После короткого обмена репликами с ресепшионисткой в приемной гулкого офиса мы рассаживаемся по диванам в кабинете. Высокий молодой доктор с плохо замаскированной белым халатом военной выправкой – выпускник Военно-медицинской академии, нарколог и психотерапевт, практикующий гипноз 7 лет. Он будет кодировать меня от алкогольной зависимости, пользуясь методом НЛП. В завершение короткой беседы о том, как я до такого дошла, и определения масштабов «такого» врач записывает мои данные, уточняет срок, на который я «завязываю», и предлагает принять удобную позу (сидя). Первая часть сессии: прослушивание аудиозаписи. Нажав кнопку «РЛАУ», доктор, как рентгенологическая сестра, поспешно покидает кабинет. Возможно, в его планы не входит бросать пить на год. А проникновенный, даже сексуальный, как может показаться с тоски и холода, мужской голос велит расслабиться и забыть мирское, потому что «все это не важ…но». Он так и будет тянуть с окончаниями до конца своего выступления. Постепенно отогреваясь, то и дело вздрагиваю, чтобы не уронить голову – приказа «спать» не было; декламатор уговаривает мой организм. Вторая часть сессии: возвращение доктора. «Ну как? – Хорошо, чуть не уснула. – Хорошо». Нахлобучив мне на голову наушники, доктор возится у моего лица со стробоскопическими, догадываюсь, очками. Хлопот у него много. Интересуется, какой я люблю цвет. Никакой. Я люблю их все вместе. Не черный же заказывать. «Теплый, какой-нибудь, желтый, золотистый», – вспоминаю желтые строения-ориентиры. «Закройте глаза».


Запустив гипномашину, военврач пересказывает своими словами трек про «не важ…но, все не так уж важ…но» из первой сессии и предлагает отказаться от спиртного, потому что это особенно не важно, и, соответственно, не нужно. Трудно не согласиться. Поверх прикрытых век перемещаются холодные блики света. Наверно, в настройках терминаторских очков не оказалось моих теплых RGB. Невнятную звуковую смесь и голос доктора в наушниках время от времени перекрывают короткие очереди перфоратора в соседнем помещении. Доверчиво принимаю их за часть фонограммы, и в кадр начинают проситься противотанковые ежи, надолбы, бруствер и бегущая, пригнувшись, санитарка. Но доктор предлагает вообразить циферблат. Который час? Не желая огорчать доктора, выбираю 2:45 pm, а так же – стараюсь вообразить себя в комфортной ситуации и загадать сокровенное желание. Под конец процедуры я выберу 6. Не знаю, постукивает ли военврач карандашом по столу. Мне не слышно, тем более – не видно. Так близко к достижению эффекта сенсорной депривации я не была еще никогда.


Консультация и сеанс гипноза с целью кодирования от алкоголизма на год – все вместе продолжительностью в час: 3000 руб.

Фонограмма сеанса на своем носителе по договоренности с доктором: 1000 руб.


Из справки о методе и противопоказаниях. Вам проведено специфическое лечение алкогольной зависимости методом «гипноз», вызывающим сенсибилизацию организма к алкоголю. Вы предупреждаетесь о возможности развития смертельного исхода, либо следующих видов патологии при нарушении режима трезвости: инфаркт миокарда, тяжелые нарушения ритма сердца; острая печеночная и почечная недостаточность; полная или частичная парализация, импотенция (у мужчин). Для медицинских работников: категорически запрещается применение спиртосодержащих препаратов, требуется соблюдение осторожности при проведении наркоза эфиром и фторотаном. От себя доктор добавляет про кефир и квас: пол литра с интервалом в час. Щедро.


Звонок в частную клинику с намерением записаться на лечебный гипноз: назначена предварительная консультация. Румяный доктор приветливо улыбается из-под седых бровей. «Депрессия (милочка) – это диагноз». Избегаю слова: алкоголик, шопоголик, трудоголик, крыша и, на всякий случай, подагра. Жалуюсь на отсутствие энергии и мотивации. Доктор интересуется, подвержена ли я воздействию магнитных бурь, полнолуния, испытываю ли недостаток солнечной активности. Подвержена – у меня шерсть на загривке начинает шевелиться. «Чем вас успели накачать?» – Доктор подразумевает транки и антидепрессанты. Рассказываю про «чем успели». «Род деятельности? Защищаетесь ли от электромагнитного излучения?» Женский. Не предохраняюсь. Робко интересуюсь гипнозом. «Это как лечить занозу йодом». Чакры. Защитные гаджеты. Недоумевающий организм. Пешие прогулки, бег, плавание, секс. Экскурсы в историю: Иоанн Предтеча с усеченной головой и «ивановым зельем» из стратегической травы зверобой, Святослав Ярославович с «Изборником Святослава». Врач Ленина, впоследствии врач Гитлера, со скипидарными ваннами.


Скомпилированный из переводов с греческого и болгарского памятник славянской письменности «Изборник Святослава» – объемный труд, более в чем 400-х статьях освещающий предметы богословия, философии, истории, этики, естественных наук и аспекты гармоничного сосуществования человека и природы в согласии со свободной волей и разумом сердца. Ориентируя читателя на чистоту помыслов, кротость, умеренность, отказ от таких пороков, как пьянство, чревоугодие и любодейство, энциклопедия упоминает способы лечения травами, мазями, растираниями и омовениями.


Стоимость часовой консультации: 2000 руб.; Негрустин, Хель, Когитум, Элеутерококк, скипидарные ванны. Рекомендация: Кроме Вас о Вас никто не позаботится.


Почти сотню лет отечественная медицина наблюдает клинически подтвержденные улучшения у больных бронхиальной астмой, нейродермитом, псориазом, энурезом, начальными формами гипертонии, неврозами и аллергическими заболеваниями, которые достигаются в более сжатые, чем если бы использовались методы классической психотерапии, сроки. Протяженность лечения, как ни крути, – десять-пятнадцать сеансов, что требует от пациента, который лечится амбулаторно, собранности, а то и неимоверных усилий. Возможно, это одна из причин, по которой гипнотерапия не используется в особенно тяжелых случаях.


В скромной приемной медицинского центра кандидата медицинских наук, врача высшей категории Ц. довольно много посетителей – особенно молодых пар. Область внимания центра  – семейная медицина: лечение импотенции, коррекция эрекции, помощь при бесплодии. Устройство для лечения импотенции З.-Ц. запатентовано, ксерокопия чертежа красуется на доске регалий и дипломов. В 70-е годы из факультативного увлечения студента третьего курса гипноз неожиданно развился в предмет диссертации, защитить которую Ц. удалось в братской республике. Его прорыв в изучении гипноза – открытие воздействия речевых импульсов на центральные районы мозга, а не только на его кору.


Доктор Ц. практикует классический гипноз на основе исследований физиологии нервной системы и теории «условных рефлексов» лауреата Нобелевской премии, академика И.П. Палова. Какой-то средних лет посетитель радостно сообщает помощнице доктора о «принятом решении приступить к лечению» и бодро отсчитывает десяток банкнот. Молодая пара дожидается приема, поглядывая на  «блюпринт» эректора. По словам доктора, абсолютно негипнабельны примерно 15 процентов пациентов. Такая же часть испытуемых готова провалиться в глубокую сомнамбулическую расслабленность. Подавляющее большинство – 60-70 % – будет болтаться между сном и явью, продолжая воспринимать команды и контролировать ситуацию. Договариваемся о сеансе: «Согласны? Никто на Вас не набросится. Или – нужно, чтобы набросились?» Стараюсь не придавать значения его словам.


Воскресенье, в центре тихо. Сеанс гипноза, по словам доктора, должен длиться 40-45 минут: меньше – не имеет смысла, дольше – значения. После двадцатиминутной вводной части Ц. предлагает улечься на обтянутую мягким рыжим дерматином кушетку, головой к гинекологическому креслу, с готовностью простершему мне навстречу подставки для ног – оба предмета явно родом из советской эпохи. «Можете укрыться, – доктор выключает свет и протискивается между стулом и мною, чтобы вернуться с фонариком и блестящей палочкой. – Раз, начинается расслабление. Два, тяжелеют веки». Невольно вспоминается Павлов: «холодеют ноги»; да простит меня знаменитый однофамилец. Изголовье кушетки – непродолжительный 45-градусный подъем, с острием которого никак не согласится мой затылок. Голова или заваливается назад, или утыкается подбородком в шерстяное одеяло. Пару раз я рискую издать свистящие звуки. С эргономикой в советское время было не очень, зато медицина казалась значительно доступнее. Три, четыре – доктор светит фонариком на металлическую палочку, отраженный свет пробивается сквозь дрожащие ресницы. Его голос не так эротичен, как у профи с пластинки нарколога. От пяти до десяти – полное расслабление. Догадываюсь, что не за горами шаги из-под одеяла назад в будущее. Десять, девять – испытываю легкое разочарование. Два, один: пробуждение. «Можно вставать? Я чуть не засопела в какой-то момент. Надеюсь, нет – все время слышала Ваш голос». Доктор доволен собой: «Как же, нет, чуть было не уснула!» Пока я сижу на кушетке, доктор рассказывает о своих успехах в гинекологической хирургии, изысканиях в области физиологических и психологических патологий у женщин – в частности, об установленной зависимости глубины депрессии от чувствительности и расположения клитора. О своих предположениях, как эту зависимость можно корректировать. Мне пора. Помогая подняться, Ц. притягивает меня к себе: «Целуй доктора… Не хочешь?» Пожимаю плечами. Супружеская пара за дверью очень кстати ожидает приема. Назначаю встречу на конец следующей недели, хотя Ц. рекомендует видеться через день.


Бесплатная консультация продолжительностью в час; сеанс лечебного гипноза: 1000 руб.


На Милтона из них не тянет никто, но, кажется, никто и не претендует. И если понятие «нарколог» крепко сцеплено в сознании с «некролог», то «гипнолог» не вяжется ни с чем. На этом – спасибо. «Когда я шел домой из какой-нибудь группы психологической поддержки, я чувствовал себя более живым, чем когда-либо. Во мне не было раковых опухолей, моя кровь не кишела паразитами».


[1] Fight Club – Роман Чака Поланика, 1996 г. и одноименный фильм Девида Финчера, 1999 г.

 

Журнал

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 1 комментарий
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK