я могу Слушать и слышать
Начиная в неудаче виноватого искать, опасайся слишком близко приближаться к зеркалам
Ольга Фадеева
Все записи
текст

Свято место

Давно это было – не осталось ни старожилов, ни преданий, лишь летопись. Да и та – археологическая. Согласно ей, наши предки стали с особым трепетом относиться к определенным местам уже более 30 тыс. лет назад, а вероятно, и раньше. Что же это за земли чудесные? Сегодня мы называем их местами силы.
Свято место
Мыс Бурхан на Байкале. Фото: aurelien2102, flickr.com

Они невероятно популярны в нашей жизни, но едва ли вы сможете найти в Интернете точное определение этому феномену. Разве что на эзотерических сайтах.

«Научное определение того, что такое “место силы”, в этнографии не вполне определено, поскольку это элемент не традиционной, а современной культуры, – рассказывает кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник и хранитель фонда “Архаические и традиционные верования” Государственного музея истории религии в Санкт-Петербурге Татьяна Дмитриева. – Этот термин принадлежит Карлосу Кастанеде, который писал о них, но не уделял им большого значения, – для него главную роль играли сами силы, которые “ведут наши жизни и смерти”, а не то, где они обитают. То есть сегодня словосочетание “места силы” используется далеко за пределами того контекста, в котором его употреблял писатель».

Татьяна Дмитриева. spbdn.ru

Если воспользоваться великим и могучим «Гуглом», то первое, что выдаст поисковик на словосочетание «места силы», – бесконечный список таковых, зачастую «стихийных» и непонятно кем назначенных. Последних много, внятной литературы по ним – почти нет. «Сегодня под местами силы можно понимать все что угодно: природные или исторические достопримечательности, в которых у человека возникает особое настроение. Считается, что здесь происходит некая энергетическая подпитка. Она может быть вызвана не только приобщением к каким-то древним культам, но и просто от созерцания красивого природного ландшафта, на что могут особенно реагировать жители больших городов, которым не хватает впечатлений такого рода. На все это накладываются отрывочные и полусказочные знания, на основе которых начинает формироваться новая мифология. То есть места силы можно назвать элементом современного неоязычества», – продолжает Татьяна Николаевна.

Дать определение таким местам сложно, зато их легко узнать – зачастую вокруг завязаны цветные ленты, на камнях начертаны «культовые» знаки, сами камни могут быть сложены в пирамидку. Завязывание лент символизирует исполнение желаний, а пирамидки ставят «на удачу». И тот, и другой «обряд» – сборная солянка из множества культов, которые восходят к разным религиям. Каменные пирамидки, например, принято сооружать в Гималаях, где их приносят в качестве подношений местным божествам, а коренные алтайцы «селят» в них духов, после чего просят исполнить желание. Распространены на том же Алтае и вообще по всему тюркско-монгольскому миру и культы Дьялама и Кыйра – привязывание цветных лент (чаще всего белых или голубых) на ветки или камни. Это знаки подношения местным духам, у которых также просят какой-нибудь бонус для себя. Мало разбираясь в тонкостях этих ритуалов, вездесущие туристы начинают делать то же самое, нанося моральный вред верующим и образуя стихийные «места силы».

«На мой взгляд, все это – некий заместитель христианской, мусульманской или любой другой традиционной веры, – делится мнением Татьяна Дмитриева. – Потому что во всех религиях, как древних, так и современных, есть понятие святых мест. Места силы – вероятно, то же самое, но в светской оболочке. Сегодня в нашем социуме ослаблены ортодоксальные религиозные традиции, поэтому люди, вероятно, компенсируют потребность приобщения к чему-то мистическому, посещая места силы. Природа не терпит пустоты – возникает квазирелигия».

Это и понятно. Взять хотя бы нашу страну. Еще в XIX веке большинство россиян были верующими, причем не только на словах – люди строго соблюдали христианские посты и обряды. Вероятно, это давало чувство некой защищенности и причастности к высшим силам. Потом пришла советская власть и вместо одной религии принесла другую – коммунизм. Философы называют такие идеи «большим смыслом». А потом Союз распался, а с ним и Смысл (если не считать таковым всеобщую задачу бесконечного потребления, пришедшую с Запада). В результате можно предположить, что многим людям действительно «чего-то не хватает». Ведь магическое мышление и «тоска» по нему в самом деле стары как мир. Как и места силы, точнее, их прототипы. «Священные места существуют на протяжении всей человеческой истории, – говорит Татьяна Николаевна. – Самые древние из них – палеолитические пещеры, которых очень много в Европе. Например, пещера Шове во Франции».


Пещера Шове возле города Вальон-Пон-д'Арк. Кадр из французского фильма «Последний переход», снятого в одном длинном кадре, полностью в 3D, чтобы можно было различить все детали наскальной живописи пещерного комплекса. Фото: Perazio Engineering, Hugo Barbier, Rup’art productions, journals.openedition.org 

Наскальные рисунки в пещере Шове, в испанской пещере Альтамира и во многих других считаются настоящими шедеврами первобытной живописи. Самые древние изображения и в той, и в другой пещере датируются временем более 30 тыс. лет назад. Характерные изображения в пещере Альтамира – красные бизоны, в Шове – бегущие лошади (движение передается, в том числе, при помощи естественного рельефа пещеры). В качестве красок древние художники использовали естественные пигменты: охру, уголь, гематит. Ученые, например, известный палеоантрополог Станислав Дробышевский, считают, что подобные пещеры имели для наших предков сакральный смысл – они, вероятно, могли быть связаны с обрядами перехода (инициации), которые характерны для традиционных сообществ и сегодня.

«Если говорить о нашей стране, то такой пещерой является Капова. Я сама была там и могу сказать, что у человека, который попадает туда не с экскурсией, а работает в ней, действительно появляется определенный психологический настрой. Словами эти ощущения передать очень сложно – воодушевление, чувство приобщенности к чему-то грандиозному. При этом, я думаю, что те, кто посещает современные места силы, – едва ли могут пережить подобные ощущения, поскольку они ездят туда группами. Для того же, чтобы испытать “нужные” эмоции, необходимо, во-первых, иметь знания (истории того или иного места или культа), а во-вторых, понимать, что такие вещи все-таки предполагают определенную интимность», – заключает Татьяна Дмитриева.

Вполне возможно, впрочем, что природа мест силы вовсе не такая мистическая, как кажется. В 2014 году в научно-практическом журнале «Новые исследования в разработке техники и технологий» вышла неприметная, но интересная работа. Ее авторы попытались показать, что дольмены (древние погребальные и культовые сооружения из больших камней, мегалитов) одного из известных мест силы – урочища «Три дуба» в районе Сочи – появились там отнюдь не случайно. Исследователи Барышников А. Б. и Кошельник Е. И., как и многие другие специалисты, считают, что дольмены возводились, в основном, в местах геологических разломов. В своей работе, которая так и называется «Места силы», ученые доказывают, что ритуальный комплекс «Три дуба», построенный около 2500 года до н. э., тоже возведен на месте подобного разлома. Исследователи делают вывод: «Строили [дольмены] там, где обостряется восприятие, все чувства напряжены и где более эффективное воздействие на психику человека. <…> Об этом знали как строители дольменов, так и более позднее автохтонное население Кавказа. Очевидно, что колебания интенсивности геофизических полей (в данном случае, вероятно, имеются в виду сейсмическое и радиационное поля. – Ред.), сопровождающиеся выбросами глубинного токсичного газа радона, что характерно для мест геологических разломов, провоцировали обострение восприятия и других психологических проявлений». В общем, похоже, наши предки знали толк в том, где устраивать места силы, а «психоэмоциональным эффектам», которые они порождали, даже могло быть научное обоснование, о котором строители не догадывались, объясняя их по привычке – мистикой.

Дольмены в урочище «Три дуба». Фото: Марина Карпова, konivsochi.ru 

Кстати, всем известный Стоунхендж (который также относится к мегалитическим сооружениям) – не только самый знаменитый археологический памятник, но и одно из популярнейших ныне мест силы. Таковым, видимо, он считался и в древности, ведь астрономические наблюдения, с которыми связывают каменный комплекс, в былые времена были делом сакральным и ассоциировались с проявлениями всевозможных божеств. Известное место силы – и так называемые Камни Мерлина, что во Франции. Численность этих мегалитов превышает количество камней в Стоунхендже, они растянулись на расстояние около трех километров и образуют длинные аллеи. Интересно, что даже в наши дни сохраняется «официальное» название многих подобных сооружений под именем «священные камни». Их много в России: Конь-Камень в Липецкой и Тульской, валун Русич в Ленинградской и Шутов камень – в Московской областях, Замковый Камень на Кубани. А также в других странах: Зорац-Карер – в Армении, Длинная Мег и ее дочери – в Англии, Калланиш – в Австралии.

«Популярными местами силы являются также и различные ключи, – продолжает Татьяна Николаевна. – В христианстве они так и называются – святые источники. Вероятно, многие из этих и других мест силы сегодня существуют на месте старых, тех, что почитались архаическими культурами. Во многих регионах планеты, в том числе и в нашей стране, до сих пор существуют традиционные сообщества и народы, которые сохраняют древние религии и почитают их».

Чтобы познакомиться с ними, не надо даже ехать в джунгли Амазонии или в африканские пустыни. Например, в граничащей с Россией Монголии население до сих пор сохраняет культ Обо (этот культ распространен также в Южной Сибири). Путешествуя по стране, автор этих строк была свидетелем того, как местное население совершает молитвенные обряды у перекрестков дорог и обрызгивает водкой кучи камней, украшенных ленточками. Так монголы отдают дань духам, отвечающим «за добрую дорогу», а заодно – за погоду, урожаи, здоровье и благополучие.

Кстати, в той же Монголии есть и целые священные горы (как в Китае или Японии). В России и других странах священными часто называют вершины, с которых открывается очень живописный вид. Например, Белуха на Алтае, Демерджи – в Крыму, Пидан – в Приморском крае, Гималаи – на Тибете, стратовулкан Шаста – в США, Броккен – в Германии и Афон – в Греции. Не исключено, что в прошлом эти горы и в самом деле были связаны с местами определенных культов. Интересуетесь вы древними обрядами или нет, верите ли в их действенность – вы уж точно любите красивую природу, поэтому все без исключения «места силы» рекомендованы к посещению.

Общество

Машины и Механизмы
Всего 2 комментария
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии
  • Дмитрий Лазарев
    15:41   /  05 декабря 2020
    развернуть
    Дмитрий Лазарев
    Все-таки отнесение к "местам силы" палеолитических пещер с рисунками лично мне кажется несколько спорным).  
    Это ведь не особые места, а лишь фрагменты живописи, которые случайно сохранились до нашего времени благодаря особо удачному стечению обстоятельств. Наскальная живопись сохраняется плохо, времени прошло очень много, как много всего было рисунков, сколько их было утрачено, что они означали, и какую вообще роль играли в жизни предков - про это мы по сути ничего не знаем... 

    Даже со самой "странной" пещерой Шове все не однозначно... Да, есть версии о проведении в этой пещере каких-то магических ритуалов, но про это судят в основном по рисункам, пытаясь вообразить, каким был внутренний мир пещерного человека). По факту же было лишь установлено, что люди в этой пещере постоянно не жили, в отличии от многих других пещер. Лакуны очень большие - известно, что рисунки  были сделаны 36 тысяч лет назад, затем люди посещали пещеру 29 тысяч лет назад, а всё остальное время пещера Шове, похоже, вообще пустовала, её населяли лишь медведи... Так что про назначении пещеры - это не более чем предположения, причем сделанные исходя из представлений нашего времени. Не факт что верных. 
    Собственно, сама находка этой пещеры, с древними, необычными и качественными рисунками, уже заставила пересмотреть ряд теорий и выводов, которые раньше тоже казались вроде-бы как очевидными)).
    • Елена Кудрявцева
      10:27   /  07 декабря 2020
      развернуть
      Сложно не согласиться с вашими замечаниями, Дмитрий. Но все же, мне кажется, здесь речь скорее про упомянутый в интервью особый психологический настрой, возникающий в подобном месте. И чем больше знаний об этом месте мы имеем - тем более воодушевлены. Возможно, это трепет перед древностью, перед временем вообще. Попытка уложить в голове число поколений, живших до нас, представить, что ровно на этом месте тысячи лет назад действовали - не столь важно, как именно - наши далекие предки!

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK