Владимр
я могу творить
Придет время, когда наука опередит фантазию
Владимр Круковер
Все записи
текст

Секретные методы дрессировки

Воспоминания кинолога по материалам книги «Обреченные на любовь»
Секретные методы дрессировки
В древнеиндийском эпосе существует любопытная легенда о Христе. Шел однажды Спаситель по джунглям, а за ним увязалась дикая собака и начала кусать его за ноги. Иисус долго терпел боль, но все же не выдержал и сказал животному: «Обрекаю тебя на любовь к человеку». И с тех самых пор главным качеством собаки стала ее беспредельная верность и любовь к своему хозяину.
В моей первой книге о собаках – «Обреченные на любовь», которая вышла в свет сразу после перестройки, – было большой смелостью вставить несколько абзацев о методах дрессировки собак в спецвойсках Вермахта. Об НКВД, КГБ и подобных организациях я вообще не заикался. Однако в этих методиках нет ничего из ряда вон выходящего. В конечном итоге любая специальная дрессировка стремится к одной и той же цели – научить собаку спецслужбе: розыскной, следовой работе, охране и задержанию людей, поиску наркотиков или взрывчатых веществ. Специальные задачи могут быть весьма разнообразными. Например, для слежки за полковником Пеньковским (расстрелянным в 1963 году по обвинению в шпионаже в пользу США и Великобритании) комитетчики применяли мелких собак, натасканных только на его запах. Прогуливающиеся с болонками или шпицами старички и старушки не вызывали у Пеньковского подозрения, тем более что «вели» его на значительном расстоянии, постоянно подменяясь в слежке. 

В спецслужбах собака с самого начала ориентирована на одну конкретную задачу, например – на поиск стреляных гильз, и эту работу она выполняет безукоризненно. Мне доводилось в 60-е годы готовить по заказу Иркутского КГБ двух собак для поиска наркотиков. Сроки были настолько сжатые, а требования настолько категоричные, что пришлось учить собак самым жестоким методом – превращать их в наркоманов. Для этой цели были закуплены кобель и сука русского спаниеля двухгодовалого возраста, выполнявшие у своих старых хозяев роль не охотничьих, а декоративных псов. С меня взяли подписку о неразглашении, выдали определенное количество «травки» и дали месяц на подготовку собак. 
Не спорю, обученные мной спаниели принесли много пользы и безошибочно, как саперы, находили наркотик в закрытых наглухо чемоданах и в замаскированных среди ящиков с фруктами целлофановых пакетах. И все-таки горечь за этих собак до сих пор гложет мне душу. К сожалению, и нынче большинство нерадивых кинологов под давлением начальства ускоряют дрессуру собак спецслужб подобными некорректными методами.

В 1970 году в Нальчике, в Международной школе собаководства служб МВД (она работала до 1995-го, сейчас похожая школа существует в Ростове) мне показывали трофейные ленты фашистского времени. Очень впечатляюще выглядело задержание двумя доберманами человека в полосатой одежде. Человеку дали отбежать метров на двадцать, а потом пустили собак. Не прошло и минуты, как у жертвы были откусаны, вырваны все выступающие части тела: нос, пальцы, половые органы. Доберманы любят работать в паре, и на задержании они опаснее четырех овчарок. Высокая степень реакции, коварный метод атаки, неукротимый азарт ярости. Служебное собаководство не знает другой столь чуткой породы. В основном ставка делалась на собак с крепкой нервной системой. Отбраковка по физиологическим, а главное – по психологическим факторам шла очень жестко. И, хотя до начала войны фашисты не натаскивали собак на живых людей (во всяком случае, открыто), методика дрессировки была жестокой.
Например, после предварительных занятий по невзятию пищи заключительный этап проводился с применением яда. Известно, что собаки обладают удивительной «защищенностью» от попыток их отравить. Если в отравленном куске мяса яда будет много, животное этот кусок срыгнет и никогда больше отравленную приманку не возьмет. Если яда будет мало, срыгивание произойдет, когда он уже частично проникнет в организм. Животное переболеет и сделает вывод на всю жизнь. Немцы же клали в пищу повышенные дозы яда, и часть собак в муках погибала. Не менее жестоко проводились дрессировки по общему курсу послушания. Собаки работали чрезвычайно четко, хотя в этой работе было что-то от бездушных механизмов. Неудивительно, что дрессировка, основанная на принуждении, редко порождает веселость у дрессируемого. Но немцы, с присущей их нации прагматичностью, добивались от четвероногих солдат беспрекословного, четкого исполнения приказов, а не веселости. 

Натаскивание на человека происходило поэтапно. Этап первый – групповая атака молодыми собаками говяжьей или бараньей туши, одетой в человеческую одежду. Этап второй – нападение на помощника, одетого в дрессхалат, проложенный пористой резиной, а изнутри подбитый пробкой. И кусать приятно, и дрессировщика не покалечишь. Вокруг шеи – брезентовый пожарный шланг, спереди – передничек из куска автомобильной покрышки, а на лице фехтовальная металлическая маска. В руках короткая палка. В дальнейшем палка заменяется пистолетом с холостым зарядом – неопасным, но обжигающим и громким. После первого же знакомства с этим пистолетом собака уже никогда не позволяла направить его на нее. Такая собака-охранница поздно приобретала истинного хозяина. Месяцев до 6–8 ее выращивали в какой-нибудь немецкой семье, потом, надувшись от гордости, выполняли «патриотический долг» – передавали армейцам. В питомнике с ней работали разные инструкторы, и лишь на заключительном этапе подготовки она начинала работать с хозяином, да и то под руководством инструктора. Вы спросите, как же она определяла – кто ее настоящий хозяин? Сохраняла ли она чувства к прежним? Нет. В процессе поэтапного воспитания прежние хозяева и инструкторы переходили на роль помощников, на которых собака натравливалась.
В СССР первое время собак для армии и внутренней службы готовили в питомниках, которые после 1945 года почти полностью перешли на закупку молодых собак у населения. Это было выгодно экономически, упрощало работу и ускоряло результат. Старшее поколение читателей наверняка помнит знаменитого пограничника Карацупу с его суперпсом Ингусом, который однажды, при задержании нарушителей в поезде, обезоружил трех человек, пока его хозяин справлялся с одним. В те времена лошадь и собака на границе были чуть ли не основными «коллегами» милиционеров. Почти фантастический случай произошел на Дальнем Востоке. Группа диверсантов, опасаясь преследования, рассеялась под вечер в болотистом овраге. Овраг оцепили, решили ждать утра. Но собаковод, с разрешения начальства, пустил на поиск преступников свою собаку. И за ночь пес вывел из кустов 15 нарушителей. У всех были изуродованы кисти рук – пес подползал к человеку, кусал за руку с оружием и, если сопротивление продолжалось, перегрызал вторую, недвусмысленно показывая, куда нужно идти. В сущности, он гнал бандита к пограничникам, как его дикие предки загоняли лося или бизона. 
Вообще вспоминать об использовании собак в НКВД неприятно. Хотя погранвойска тоже находились в ведомстве наркомата внутренних дел, с собаками там работали правильно. Большая же часть псов служила в ГУЛАГе. Их дрессура не отличалась оригинальностью, возможность притравливать собак на живых людях использовалась НКВД-шниками задолго до фашистов. 

75 % информации собака получает через обоняние, и только этой информации она доверяет окончательно. 
Перед войной в Англии возникла необходимость ликвидировать одного высокопоставленного немецкого дипломатического представителя. Доказательств, что он разведчик, у англичан не было, портить международные отношения не хотелось. И тогда на помощь пришли ученые. Они разработали состав, который на некоторое время изменял запах человеческого пота и кожи. В магазине, создав искусственную толчею, немцу сделали мгновенный укол этого состава в ягодицу. Естественно, немец сразу же помчался в посольство, где его тщательно осмотрели, сделали различные анализы, но никакого яда, как они предположили, не обнаружили. Жил немец в отдельном коттедже вместе со своим первейшим другом – великолепно обученной, свирепой овчаркой. Когда он вернулся домой, собака его загрызла. 
Среди множества книг, написанных заключенными времен ГУЛАГа, мне ни разу не попадались подробности, связанные с собаками. И о том, что в Северных зонах собак кормили человечиной, я случайно узнал от спившегося пенсионера из Комсомольска-на-Амуре, в комнате которого висели портреты Сталина и Берии. Горько сетуя за кружкой пива о трудностях жизни, он рассказывал: «Тяжело было. Зимой сверх шинели тулуп наденешь, все равно продувает. Не поверишь, винтовка к рукам сквозь рукавицы примерзала. А эти, сволочи, в одних телогрейках пашут – и ничего: аж пар от них идет. Но мерли… куда ж тут денешься. На хоздворе порой штабелями их складывали, не хоронить же – земля-то мерзлая, рвать надо взрывчаткой. Отрубишь там от туш, что помягче: хоть и тощее мясо, но собаки ели с удовольствием».
Начальник небольшого концлагеря в Прибалтике герр Вольф Штаунберг каждое утро выводил своего холеного дога на плац. Дог сам выбирал в строю заключенного, загрызал и мягкие части с аппетитом поедал в обед. После освобождения лагеря заключенные распяли пса на деревянном заборе, невольно «прославив» этот скорбный факт.

Защищая честь собак, хочется рассказать, что в подобной же ситуации точно такой же дог, только в другом лагере, покалечил своего хозяина-фашиста. Это было в период отхода немцев: вагон с русскими детьми, следующий в Германию, сломался, и ночь дети провели в концлагере. Утром начальник решил побаловать пса-людоеда и подвел его к маленькой девочке. Можно живо представить эту картину… Дог, смотрящий сверху вниз на изможденного ребенка, который пока не научился бояться собак. И вот, поворот пса к хозяину, короткий вопросительный взгляд, команда – «фас» – и бросок к горлу, затянутому высоким воротничком с эмблемой свастики.

Заканчивая рассказывать гадости про НКВД, я должен добавить ложку меда в бочку дегтя. В какой-то мере именно стараниями НКВД, погранвойск и широкой пропаганде на войну отправились служить отлично подготовленные собаки. Хотя в первые годы псов тренировали поспешно и грубо. Например, собаки, обученные подрывать танки, после взрыва погибали. Их просто «натаскивали» есть только под железной машиной: сперва безмолвной, потом – с включенным двигателем, далее – ползущей на небольшой скорости (когда собака подбегала к танку спереди, он останавливался, и ей давали миску с едой). Такая простая истина, что животное может сбросить взрывчатку с минутным замедлением детонатора, почему-то не приходила инструкторам в голову. 
Во время Второй мировой демобилизовали более 70 тысяч собак, завоевавших победу так же, как люди. И на них так же присылали похоронки бывшим хозяевам. Собаки-санитары под огнем разыскивали раненых, эвакуировали их с поля боя, работая в группах по трое-четверо. Связисты тянули телефонные провода. Саперы искали мины. Почтальоны доставляли депеши и боеприпасы. Так что юные «друзья пограничников» – члены действовавших в СССР кружков ГТО – вырастили и передали в армию много отличных псов.

Личность

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK