я могу писать книги и статьи
¡Pasaremos!
Владислав Щербак
Все записи
текст

Презираемый за мечту: кем был ученый Константин Циолковский

Во все времена профессорам и академикам портил жизнь даже намек на то, что некто, не имеющий ни дипломов, ни мирового признания, ни наград, смог их обойти в самом важном достижении – в полете воображения.
Презираемый за мечту: кем был ученый Константин Циолковский

Константин Циолковский, 1924 г. Фото: АРАН. Ф. 555. Оп. 2. Д. 126. Л. 5) arran.ru, arran.ru

Константина Эдуардовича Циолковского судьба начала испытывать с самого детства – в десятилетнем возрасте, перекатавшись на санках, он заболел тяжелой формой скарлатины. Организм долго боролся и победил, однако с большой потерей – Циолковский на всю жизнь потерял большую часть слуха. Еще недавно здоровый и жизнерадостный мальчик, прозванный в семье Птицей за неуемную тягу к прыжкам со всех доступных заборов, закрылся в себе. Позже он вспоминал это событие так: «…отсутствие ясных звуковых ощущений, разобщение с людьми, унижение калечества – сильно меня отупили».

Тем не менее, Костю отдали в мужскую Вятскую гимназию, учиться в которой ему было сложно из-за глухоты. Вскоре на сороковом году жизни умерла мать Циолковского, и Константин не справился с черной полосой – охладел к знаниям. Окончив два класса, он был отчислен из гимназии и больше нигде так и не учился.

Отец Циолковского, Эдуард Игнатьевич Циолковский, и мать, Мария Ивановна Юмашева

Но в совершенно другом ракурсе для Константина мир науки открыла домашняя библиотека. Теперь ему не приходилось ждать пояснений по предметам, и он до всего доходил сам, а позже начал самостоятельно мастерить диковинные приборы. Отец отправил Константина в Москву учиться, подумав, что тот справился с депрессией. Однако для технического училища Константин оказался слишком юн – порог был от 16 лет. Поэтому Константин, снимая крохотную комнатку, занимался самостоятельно в Чертковской библиотеке. Из червонца, высылаемого ежемесячно отцом на жизнь, Циолковский меньше рубля тратил на хлеб и воду, остальное оставлял на книги и реактивы для опытов.

Детская фотография Константина Циолковского. Фото: АРАН. Ф. 555. Оп. 2. Д. 119 arran.ru
Беды продолжали преследовать семейство Циолковских: в 1875 году умерла Катя – семилетняя сестра Константина, а в 1876-м – брат Игнатий. Отец Эдуард Игнатьевич в том же году попросился в отставку, и Константину пришлось вернуться в Вятку. К тому времени вся гимназическая программа, а частично и университетская, им была освоена. В Вятке он стал преподавать как частный репетитор и быстро добился восхищения учеников и родителей.
«Всю жизнь я был под яростным обстрелом академических кругов. При всяком удобном случае они стреляли в мою сторону разрывными пулями, наносили мне тяжелые физические ранения и душевные увечья, мешали работать и создавали условия, тяжелые для жизни». Константин Эдуардович Циолковский

В 1878 году вся семья переехала жить в Рязань, где Константин поссорился с отцом. Наспех подтянув пробелы в богослужении и грамматике, он сдал экстерном экзамен на учителя и уехал преподавать в Боровск. Даже пошил вицмундир, который надевал по особым случаям все последующие 40 лет учительства. Сняв пару комнаток в доме вдовствующего священника старообрядческой церкви Евграфа Соколова, Константин присмотрелся к его дочери Варваре и сделал ей предложение. Приданого за ней не было, а потому и свадьбу не играли. О жене Циолковский пишет: «Пора было жениться, и я женился на ней без любви, надеясь, что такая жена не будет мною вертеть, будет работать и не помешает мне делать то же. Эта надежда вполне оправдалась».

Константин делает предложение Вареньке Соколовой, дочери хозяина квартиры в Боровске. Лето 1880 года на реке Протве. Рисунок В. Панова из книги К. Алтайского «Циолковский рассказывает» bucharsky.ru
Варвара Евграфовна, однако, стала заботливой матерью и женой. Семья жила бедно, в строгости, в которую Циолковский облек домашний быт, чтобы ни на что не отвлекаться от работы. Зачастую Циолковский и Варвара даже не разговаривали весь день. Советский ученый Александр Чижевский потом вспоминал: «Она не вполне уясняла себе, каким богам он молится, чему служит, но женским чутьем постигала, что ее Костя, вечно склоненный над рукописями, вычислениями и чертежами, делает нечто очень важное, очень большое, нечто недоступное современникам. Это была ее глубокая вера, помогавшая ей стоически переносить все тяготы жизни, все лишения многочисленной семьи, хроническую бедность и нужду…»

В 1881 году Циолковский написал свою первую научную работу «Теория газов», не подозревая, что это уже было проделано Больцманом 25 лет назад. Этот казус, происшедший из-за оторванности ученого от научного общества, прилип к нему как клише и постоянно использовался завистниками для нападок. Отчасти поэтому его последующие работы «Механика подобно изменяемого организма», представленная в 1882 году, а также «Продолжительность лучеиспускания Солнца» и «Свободное пространство», написанные в 1883-м, не были допущены к публикации, несмотря на хорошую оценку.

В Боровске у Циолковских родилось четверо детей. Семья жила без излишеств, так как большая часть жалованья уходила на книги, приборы и инструменты – Варвара сама шила детям одежду и еле-еле могла всех прокормить. Циолковский-отец был сдержан и консервативен. Средняя дочь Мария писала о нем в своих воспоминаниях: «К нам отец был обычно строг и не любил менять своих решений. Если на просьбу куда-либо пойти он говорил „нет“, то спорить было бесполезно – никакие слезы не помогали. Когда мы стали старше, нас начала тяготить такая строгость. Ведь хотелось погулять, сходить на бульвар, на каток». В 1887 году по халатности соседей сгорел дом, в котором жили Циолковские. В огне погибли вся библиотека, пособия, инструменты, модели и все имущество, кроме швейной машинки, которую удалось выбросить в окно. Семья переехала.

Для жителей Боровска Константин Эдуардович был чудаком, к которому порой относились не только с непониманием, но и с опаской. Не всем нравились его идеи – Циолковского дважды вызывало окружное начальство для объяснений по обвинению в «ереси». В ответ семья Циолковских так же не понимала жителей Боровска. Дочь Любовь, ставшая позже секретарем отца, вспоминала, что ей город запомнился грубостью, хамством и дикостью нравов – соседки на лавочках обсуждали мертвецов, выходящих из могил, леших и домовых. В 1892 году семья покинула город, когда по рекомендации директора народных училищ Циолковского перевели в Калугу. Он наполнил пособиями кабинет физики и продолжил работы по продвижению своего дирижабля.

Свидетельство уездного учителя математики, полученное Циолковским. regnum.ru
Здесь его и издавать стали охотнее. Российская Академия наук расщедрилась на 470 рублей для опытов с аэродинамической трубой, однако большей помощи в то время добиться так и не удалось. В Калуге у Циолковских родились еще трое детей, но сын Леонтий умер от коклюша на первом году. Смерть детей преследовала Циолковских всю жизнь – из семерых ребят по разным причинам дожили до взрослого возраста лишь две дочери. Сын Игнатий, названный в честь брата Циолковского, покончил жизнь самоубийством. Эта потеря сильно повлияла на ученого, и, по его признанию, после нее он написал свою работу «Этика или естественные основы нравственности». Циолковский винил себя в том, что не смог уберечь сына, самого способного ребенка в семье, которого прозвали Архимедом за успехи в математике и физике. Мальчик учился в Московском университете на естественном факультете, одинаково любил и Белинского, и Ницше, но в 1902 году неожиданно для всех принял цианистый калий.
Циолковский с семьей: жена – Варвара Евграфовна (в девичестве – Соколова), старший сын – Александр, младший сын – Иван, старшая дочь – Мария, младшая дочь – Анна (1901 г.) Фото: АРАН. Ф. 555. Оп. 2. Д. 143. Л. 12, arran.ru
Начавшийся век принес Константину Эдуардовичу не только беды, но и некоторое признание. По состоянию здоровья он ушел из Калужского уездного училища, оставшись на службе лишь в женском епархиальном. За вклад в образование его наградили двумя орденами – святого Станислава 3-й степени в 1906 году и святой Анны 3-й степени в 1911-м. Циолковский не перестал заниматься научными опытами, получил патент на металлическую оболочку дирижабля, опубликовал свои первые работы и фантастические рассказы в области освоения космоса и ракетостроения, занялся написанием заметок в области философии и морали. Но не прекратилась скрытая неприязнь титулованных коллег, что ученый прекрасно осознавал: «Уже к 1917 году, – писал Циолковский, – я, по сути, перестал существовать как исследователь, с которым необходимо было считаться. На моем имени стоял крест».
К. Э. Циолковский в своей «светелке» – в рабочей комнате у полки с книгами, 1927 г. Фото: АРАН. Ф. 555. Оп. 2. Д. 135. Л. 4, arran.ru
Октябрьскую революцию Константин Эдуардович принял, несмотря на то что поначалу было множество поводов для крушения идеалов. В 1918 году у его многодетной семьи власти конфисковали корову. Пришлось вложить последнее в приобретение новой животины, которую комиссары тут же снова отняли. Однако в 1919 году Совет Русского общества любителей мироведения принял ученого в свои ряды и назначил ему пенсию, тем самым подарив жизнь и ученому, и его большой семье.

В середине ноября 1919 года Константина Эдуардовича арестовали и отвезли на допрос в Москву на Лубянку. Очевидно, что немалую роль в аресте Циолковского сыграло его происхождение. Как ни представлял он семейной легендой историю о происхождении рода от казака Семена Наливайко, род его все-таки шел от польских дворян из селения Ciołkowo (по-русски Тёлково). К тому же дед Циолковского Игнатий Фомич получил в 1834 году бумаги на подтверждение дворянского титула, причем наследуемого.

К. Э. Циолковский со слуховой трубой, 1930 г. Фото: АРАН. Ф. 555. Оп. 2. Д. 132. Л. 5, arran.ru
Безусловно, обросший Константин Эдуардович в латаных одеждах и с мозолистыми руками уж слишком контрастировал со своим сословием, но большевиков это не волновало. Циолковского долго и настойчиво допрашивали, пытаясь зацепить на малейшей неприязни к новой власти. Однако он относился к политике как наивный ребенок. В то время как многих узников охватывал ужас, Циолковский позволял себе лишь искреннее недоумение. В конце концов по ходатайству не то педагогической общественности, не то некой важной персоны из Совнаркома Циолковского после нескольких недель допросов отпустили. В 1921 году ученого избрали в состав Социалистической академии общественных наук и назначили пенсию, которую он получал до своей смерти.

Статьи немецкого физика Германа Оберта о полетах на ракете в космос заставили власти вспомнить о своем самородке – Циолковскому начали помогать финансово. А он, освобожденный от борьбы с нуждой, мобилизовал свой потенциал и начал конкретные вычисления для ступенчатых ракет. Между тем его работы по-прежнему не принимались большинством ученых. Профессор Н. Е. Жуковский вел скрытое противостояние и тормозил исследования, хотя сам успешно использовал изобретение Циолковского – аэродинамическую трубу. Еще больше подкосили Константина Эдуардовича публикации ученых Ветчинкина и Кондратюка, которые якобы самостоятельно пришли к идее ракетостроения. Более того – они обвинили Циолковского в плагиате.

Константин с женой, дочерью Марией и внуками, 1930 г. Фото: АРАН. Ф. 555. Оп. 2. Д. 143. Л. 13, arran.ru

   В 1935 году проблемы со здоровьем начали все более обостряться. В августе доктора предприняли попытку операционного вмешательства. Но лишь первичный осмотр тканей, пораженных раком, дал понять, что лечение бесполезно. 19 сентября 1935 года Циолковский умер. Перед смертью Константин Эдуардович в письме ЦК ВКП(б) завещал свои труды партии и правительству. В нем он написал: «Всю свою жизнь я мечтал своими трудами хоть немного продвинуть человечество вперед». И он сделал это.


Личность

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK