я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст

Буддизм от первого лица

Лучше один раз увидеть, чем перечитать полку книг и ничего не понять. Возможно, именно этого правила стоит придерживаться, изучая Тибет и одну из его религий – буддизм. Но, готовясь к путешествию на Кайлас, мы все же решили поговорить с человеком, знающим о буддизме больше других: настоятелем петербургского дацана «Гунзэчойнэй» Будой Бальжиевичем Бадмаевым. Вопросы нашему собеседнику задавал участник предстоящей экспедиции – издатель «ММ» Александр Иванович Новиков.
Буддизм от первого лица

– Буда Бальжиевич, нас к вам привело вот что: мы выпускаем журнал, и в рамках одного из наших проектов мы собираемся в экспедицию в Тибет. Хотелось бы расспросить вас о буддизме, о Кайласе, о вашем отношении ко всему этому. Для вас как для человека – что такое Кайлас? Или, может, совсем ничего?

– Ну, во-первых, конечно, Кайлас сравнивается с величественной горой Меру. А во-вторых, ее считают некой обителью бога, потому что внешне эта гора – как огромная пирамида, которую невозможно создать руками человека. Если говорить об эзотерическом аспекте, это «продукт деятельности» богов. В этом случае она, конечно, является для нас местом поклонения, особенно для тибетских буддистов. В-третьих, это возможность работать с сознанием. Вы знаете, что буддизм – это способность работать со своим сознанием, и, находясь вблизи каких-то священных мест, можно развить свою внутреннюю, духовную структуру. На самом деле вы должны понять, что наш рациональный мир…

– Материальный?

– Нет, все-таки рациональный, кроме материи есть ум – его потрогать нельзя, но он есть, и все это проходит в рамках рациональной психологии, поэтому я называю это «рациональный мир». Так вот, рациональный мир не предполагает, что есть какие-то возможности духовного совершенствования. Но даже если вы очень рациональное существо, вы можете видеть результаты этого, условно, развития, если начнете сами это допускать. Допускать, что есть нечто такое, что с обычной точки зрения трудно объяснить. Ум очень гибок, многообразен, имеет много возможностей развиваться, и именно благодаря этому способен приобретать разные формы. С позиции рациональных людей это будет казаться чудом, а с позиции практиков – нет: просто человек потихоньку изменяет себя, мировоззрение, и может себя развить до такой степени, что это будет казаться невероятным.

Конечно, такое развитие не предполагает рамок одной жизни. Мы прекрасно понимаем, что жизнь человека очень коротка, и успеть за это время чего-то достичь – это маловероятно, поэтому буддизм верит в перерождение, и мы говорим, что, переходя из одного сознания в другое, мы нарабатываем опыт, развиваем свое сознание и таким образом можем достичь высоких духовных состояний. Люди, которые в это не верят, тоже очень рациональны, и все хотят тут же, сразу. Если же смотреть с позиции буддиста – понятно, что он торопится, что он развивается, но он не ждет, что в этой жизни он станет святым. Но вот это понимание, гибкость, умение мыслить – когда мы расширяем таким образом свое сознание, мы понимаем, что появляется гораздо больше возможностей изменять себя, чем это было бы в одной рациональной жизни. Иначе ум становится бедным, забитым в определенные рамки, и вариантов какого-то выхода становится гораздо меньше.

Мало того, вы должны понять, что верования, которые существуют в мире, не появились на пустом месте. Опыт предыдущих поколений позволяет говорить о том, что это не какие-то придуманные истории. Взять историю Иисуса Христа: в мою бытность молодым считалось, что это сказка. Сейчас люди начали понимать, стали задумываться о святости Христа, о том, что это было его способностью развиваться, то есть духовное развитие само по себе.

То есть, по вашему мнению, Иисус тоже был буддой?

– Он не был буддой, он был… святым, скажем так. Если вы просто приоткроете для себя буддизм, вы увидите, что таких подвигов, какие совершал Иисус, там великое множество. Буддой стать очень трудно... Буддизм совершенно свободен в мировоззренческом плане, мы пытаемся понять окружающий мир в полном объеме и не строить перед собой искусственных преград. Другие учения не говорят о множестве бесконечных перерождений, которое у вас было до вашего сегодняшнего состояния. Буддизм об этом говорит, в этом смысле он свободен: и так возможно, и так возможно.


Джампа Доньёд - ширээтэ лама (настоятель) петербургского дацана. В миру – Буда Бальжиевич Бадмаев

– Значит, святые места для буддиста – это возможность дотронуться до духовного мира, повысить духовный уровень. А есть ли у духовности четкое определение?

– Начнем с простых вещей. Я на своих лекциях говорю: в буддизме духовность определяется по самоосознаванию личности. Вот есть живое существо, и оно определено некими качествами живого существа. В мире огромное разнообразие таких существ, начиная от клетки, и общее для них – это свойство умирать. И когда мы спрашиваем, что живое существо хочет – конечно, оно хочет дольше жить. Заповедь «не убий» исходит от природы живого существа. Поэтому не убивай никого. Не воруй, не бери чужое – и христианство, и буддизм трактуют заповеди со своей позиции. У каждого свои религиозные аспекты – мы же говорим, что это все исходит от природы живого существа. Вот оно, определение добра и зла. Если мы не совершаем зла с позиции заповедей, значит, мы более духовны. Это простая истина. Сложно ее обычному человеку соблюдать? Достаточно сложно! Но, тем не менее, стараться идти в эту сторону, развиваться – надо.

– Как-то очень просто получается: живи и делай добро. А любовь относится к духовности? Дружба, общение, вера в бога?

– Дело в том, что любовь и сострадание ко всему живому и есть базисная основа буддизма: зачем ты будешь кого-то убивать, если ты его любишь? Развитие любви и сострадания и является основой для того, чтобы не применять каких-то «недуховных» действий. Любовь, дружба не связаны с убийством, это понятия, которые мы в себе и взращиваем, поэтому мы говорим, что любое живое существо должно быть счастливым, и ради стабильного счастья не надо убивать, не надо воровать… Почему так? Потому что какие условия ты создаешь вокруг, то же самое тебя и будет преследовать.

– Ну хорошо, если духовность просто в том, чтобы делать всем добро…

– Это не просто, на самом деле, это только кажется! Вы должны понять: вот мы это приняли, своим сознанием отделили себя от плохого, оставили доброту. Что в этой доброте? Счастье есть? Есть. Любовь есть? Есть. Сострадание есть, спокойствие есть – то есть все эти внутренние счастливые состояния, скажем так. Как результат, как хорошо сделанная работа. Грубо говоря, надо улицы подметать, чтобы быть счастливым. Как раз в этом и будет духовность – простой дворник может быть более духовным человеком.

– Что же получается: в основе всех религий лежит необходимость делать добро. Но, выходя на улицу, мы видим, что она не подметена, и люди, которые нас окружают, бывают совсем не духовными. Может, что-то мешает развитию духовности?

– Буддизм не ставит целью всех остальных сделать духовными людьми, все зависит от нас самих. Вот это и есть главная задача: буддист работает в первую очередь с собственным сознанием, он начинает с себя, со своих кармических условий. Один ест мясо, другой не ест, один не может без водки, другой может, третий курит – и так далее. Человек потихоньку начинает с этим работать. Это не значит, что он в один момент решил – и сегодня же стал духовным. Это большая внутренняя работа. Если вы встанете завтра утром и скажете: «У меня нет врагов» – у вас душа успокоится. Вы в первую очередь помогаете сами себе. Вот это и есть внутренняя духовность, она нужна только вам – ни окружающим, ни социуму тем более! И критический взгляд на окружающий мир – это характеризует в первую очередь нас самих, это МЫ так считаем. А мы не должны так считать, мы должны изменить это, мы должны сами сказать: да, сегодня я такой, как есть, нисколько не хуже и не лучше, и надо с чего-то начинать. Пораньше вставать, если любишь поспать по утрам... Изменить что-то! Самоуважение и понимание самого себя – вот это самое главное. Так мы поймем окружающий мир.

– Возвращаясь, к Кайласу: Буда Бальжиевич, а вам самому доводилось там бывать, вы совершали кору вокруг Кайласа?

– В этой жизни пока не получилось – ну, значит, есть другие цели и задачи. Но, тем не менее – каждый из нас ставит перед собой задачу совершенствовать себя, мы знаем об этом месте, и нужно когда-то действительно совершить туда именно религиозное паломничество.

– Так может быть, европейская история все это придумала, а у буддистов есть места гораздо сильнее, чем Кайлас?

– Естественно, в буддийской традиции есть места и такого значения, и еще сильнее.

– Пока нет ни одного подтвержденного свидетельства того, что кто-то поднимался на эту гору, хотя с точки зрения альпинизма она довольно легкая. Как вы думаете, почему?

– Я думаю, здесь играет роль религиозный фактор – Кайлас почитаем, и люди, даже если они приезжают из чисто спортивного интереса, все-таки уважительно относятся к верующим, которые находятся там. Это если объяснять с точки зрения рационального мышления. Вторая причина – боги не пускают, и все.

– Тем не менее, мы собираемся совершить кору – как вы думаете, насколько это возможно, пустит нас гора или нет?

– Конечно, все возможно, всегда в нашей жизни были смельчаки… Может быть, кто-то когда-нибудь возьмет на себя такое обязательство и поднимется на Кайлас. Другой вопрос – какие будут последствия, мы же помним, как была вскрыта гробница Тутанхамона, а потом причастные к раскопкам люди поумирали один за другим… Предостерегать, что она вас не пустит – это неправильно. Просто у каждого места есть своя история, а то, что там происходит… Я думаю, люди, которые туда не поднимались – они из собственного опыта и говорят, что подниматься нельзя. Должно быть, есть какие-то причины.

Кайлас

– Есть много загадочных историй об экспедициях, которые отправлялись в Тибет разными государствами. Что же все там ищут?

– Первое, о чем могу сказать – почему-то все думают, что есть какое-то материальное «зерно», которое можно потрогать и стать властелином мира. Ну и, естественно, каждый хотел такого владычества. Хотя, наверное, благодаря исследованиям в такой неверной трактовке о Тибете так много и известно.

– То есть вы считаете – сказки?

– Вот именно с позиции владычества миром это сказки. Вся мощь Тибета заключается в его буддийском учении. Речь о том, что мы делаем наше сознание максимально свободным, допуская, что все миры существуют – и вероятный, и невероятный. Но на чем мы строим свои умозаключения? На том, что при той свободе, которая есть, единственное, что может быть – причинно-следственная связь, карма. Мы можем какую-то сторону своего сознания в тех или иных аспектах развить, и как результат получим тот или иной мир на том или ином развитии. Поэтому для буддиста особых чудес и не существует. Все объясняется с точки зрения кармы, духовного развития.

– Причинно-следственная связь – что это? Как это потрогать руками?

– Это не потрогать руками! Вот стол. Он же не был столом, верно?

– Деревом был.

– Деревом, может, пластмассой, тем не менее, благодаря определенным действиям он перед вами находится. То есть он не просто так появился и не просто так исчезнет - он сломается, сгорит, кто-то его выбросит...

– У него есть судьба?

– Да, некая линия от появления до исчезновения. Так и у человека существует эта линия. Но по сравнению со столом человек гораздо более сложное существо, многообразное. Возьмем простое семечко пшеницы: если мы посадим его, в любом случае пшеница вырастет. Но для этого надо создать кучу условий – земля, вода, тепло и так далее. Так и у человека: существует и физический аспект, и духовный, что является нашим сознанием. И в этом духовном сознании и есть ответ на этот вопрос. То есть сама личность человека очень сложная и, как и его судьба, имеет много сложных моментов. Человек был благополучным, вдруг все перевернулось – и мы этому не удивляемся, хотя рациональный мир говорит: «Ну как это могло быть?» А мы находим объяснение в нашем учении.

– Причинно-следственные связи – ответ на вопрос, почему так произошло. И это карма? Это не судьба в прямом смысле?

– Нет.

– Это линия его жизни?

– Линия его жизни в том смысле, что на каждом этапе он выбирает эту линию.

– То есть зависит от него?

– От него! Есть вещи, которые зависят от него, есть вещи, которые не зависят (он же не может без воздуха, не может обернуться собакой), но в рамках человеческого он должен быть свободен, и эта свобода у него есть. Он может развивать себя духовно – и в лучшую сторону, и в худшую.

– Буддийская традиция считает, что на Кайласе живут боги. Живут, покровительствуют – неважно, какая-то энергетика есть. А что это за боги?

– Ну, вообще на Кайласе искали Шамбалу.

– Шамбала – это же отдельная история, насколько я понимаю…

– Нет, на самом деле и там искали, но там рациональный мир ее не нашел…

– Пока. Может, мы найдем!

– Нет, тут понимаете, в чем дело... Вот я могу рассказать о некоторых вещах, связанных с мировоззрением. У нас в Бурятии был практикующий буддист. Ушел – и исчез. Его не было года три: он отправился куда-то в лес и пропал. Потом в один прекрасный день объявился. «Ты где был?» – «Как где? Я из леса пришел». Описывает, как он шел, нашел какой-то город, общался там с кем-то… «Потом смотрю, – говорит, – на часы: пора домой». И пришел обратно через три года, а ему показалось, что ходил он только с утра до вечера. Что это? Рациональный мир не может объяснить, потому что он думает, что внешний мир существует истинно. Он не понимает, что это объект его ума! Тем не менее, с позиции этого практика было так: он вышел из дома, погулял и пришел, а с позиции окружающих – его не было три года. Вот где он был это время – непонятно.

– В Шамбале?

– Нет, речь о том, что бывают такие перекосы, и связаны они с нашим сознанием.

– Ну, сознание – согласен, а вот физическое тело? Оно же материально: если он вошел в лес, тело не могло исчезнуть. Мысли могли «уйти» куда угодно. А куда делось тело?

– Есть такая притча: людям завязали глаза и велели – ну-ка, потрогайте, что такое слон. Один взялся за хобот и сказал – это змея, другой схватил за ногу – решил, что это столб, третий потрогал слона сверху и подумал, что это огромная гора. Окружающий мир является совокупностью наших ощущений, только и всего. За этим больше ничего не стоит. А что такое совокупность ощущений? Это и есть наш ум.

– Буддисты верят, что они перерождаются много раз. В христианстве есть понятие души – это нечто нематериальное, что живет в человеке. Есть ли оно в буддизме?

– Здесь много терминов, схожих с русским пониманием души. Все, что не есть пять видов ощущений, через которые мы постигаем окружающий мир, и некое осознание своего Я – вот это и является… можно сказать, душой, но это не так, потому что все это сознание. Душа есть во всем, но мы говорим – это все наше сознание.

– Тогда, возвращаясь к началу вопроса: что-то должно перерождаться. Что перерождается по буддизму? Физическое тело – лишь кусочек рационального мира, нынешнее тело умрет и исчезнет, а что переродится – высшее Я, душа?

– Чтобы вы меня поняли, потребуется, по крайней мере, долго постигать природу буддийского мировоззрения. У нас нет деления на материальное и нематериальное, это несколько научное – идея, сознание, идеализм, материализм... Мы говорим: все есть сознание. Даже вы сейчас в моем сознании. Внутренний и внешний мир – это и есть целостность моего сознания. Если мы с этой точки зрения смотрим на окружающий мир, то тогда не может быть ничего материального.

Вот попробуйте подумать, что будет происходить с вами, если вы умрете. Вы закрываете глаза, засыпаете…

– Сознание тоже засыпает?

– Засыпает, а потом оно просыпается, и вы видите следующий день и видите картину, которая действительно связана с предыдущим днем. Когда вы засыпаете и просыпаетесь – вы словно умираете и просыпаетесь.

– То есть мы умираем в одном человеке, а просыпаемся в другом?

– Ну, можно так сказать. В любом случае это можно сравнить только так. И в любом случае наше сознание никуда не девается, но мы прекрасно понимаем, что мое вчерашнее Я не является сегодняшним, потому что я чуть-чуть поменялся, я на один день постарел, я что-то новое в жизни понял. И все это происходит постоянно. Постоянно – нет того существа, которое было минуту назад. Так и идет перерождение: мы сворачиваемся во сне, сворачивается наше сознание, мы перестаем ощущать внешний мир… а потом разворачиваемся и просыпаемся.

– Кто разворачивает-то?

– Вы сами. Ваше сознание.

– Буда Бальжиевич, мы обязательно расскажем, что нам удалось увидеть и почувствовать на Кайласе – не зря же люди, которые там побывали, рассказывают о необычайных ощущениях. Или это все следствие географических условий?

– Можно и так сказать – все-таки высокогорье, климат, погода… И тем не менее, люди поклоняются как действительно созданному кем-то (или чем-то) артефакту. Мы ведь тоже не можем сказать, что боги не влияют на жизнь людей. Нет, они существуют и очень влияют, потому что многие процессы до сих пор не изучены, они происходят и без предсказаний, и с предсказаниями, и когда мы задаем вопрос – почему одна тектоническая плита надвигается на другую? – получается, что какие-то силы действительно существуют, даже неизведанные, даже непонятные рациональному сознанию. А может, понятные немножко. Как говорит Далай Лама, «если вы представите обоснованные доводы, которые опровергают наше мировоззрение, мы с удовольствием будет верить в то, что вы скажете».
Петербургский дацан построен в 1915 г. Это самый северный буддийский монастырь в мире

1  /  4
 
 
 
 

Личность

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK