Станислав
я могу придумывать истории
Станислав Романов
Все записи
текст

Эффект Экельса

Современное состояние науки не допускает создание машины времени в бытовых условиях.

Иванов придумал машину времени.
То есть он не концепцию придумал, конечно, это сделали задолго до него. Иванов вообще в теориях был не силён, хотя с детства любил читать научно-популярные журналы. Он в институтах не обучался, окончил только техникум по специальности «наладчик механических вычислительных устройств». Иванов был сугубый практик и настоящий мастер на все руки. Он придумал, как машину времени построить.
Для экспертной оценки Иванов обратился к соседу Головину. Сосед был кандидат наук, работал в НИИ. В общем, настоящий учёный, сам не умел гвоздь забить. Непременно или погнёт, или молотком по пальцу. Но матом ругался отменно, с привлечением терминов из теоретической физики. То метрику Минковского упомянет, а то и бозон Хиггса. За могучий интеллект Иванов соседа крепко уважал.
Головин к придумке Иванова отнёсся критически.
– Дилетантизм, – сказал он. – Современное состояние науки не допускает создание машины времени в бытовых условиях.
– Так я же не дома, – сказал Иванов. – В квартире жена не разрешает. Да и места мало. Я в гараже.
– Всё равно, – сказал Головин. – Это, во-первых, невозможно, потому что потребует огромного количества энергии. Во-вторых, крайне опасно. Может привести к перегрузке в электрических сетях или даже к концу света.
– Не, энергии надо немного, – возразил Иванов. – Я на пальцах прикинул, генератор «Жигуля» потянет. А насчет конца света я сомневаюсь. Я же не адронный коллайдер строю.
– Не дай то бог, – ужаснулся Головин.
Иванов мялся, не уходил.
– Что ещё? – спросил Головин.
– Жидкий азот нужен, – просительно сказал Иванов. – Для системы охлаждения.
Головин обещал посодействовать. Он чувствовал себя обязанным: Иванов его однажды спас, когда в квартире кандидата наук унитаз засорился.
Через месяц изобретатель позвал учёного на ходовые испытания прототипа. Головин пошёл, несмотря на дурные предчувствия.
– Какой-то вид у неё неказистый, – заметил Головин, разглядывая стоящую в гараже старую «Ладу». Задних дверей у машины не было, вместо заднего сиденья громоздился устрашающего вида агрегат, опутанный проводами и ребристыми шлангами. Дьюар с жидким азотом стоял в открытом багажнике.
– Собирал из того, что было под рукой, – сказал Иванов. – «Делориан» негде было взять.
– И как поедешь? – поинтересовался Головин. – Рассыплется же всё по дороге.
– Так ведь я не по дороге, – сказал Иванов. – Я по времени.
– Ну-ну, – сказал Головин с сомнением.
– Может вместе махнём? – предложил Иванов. – Для одного пассажира место есть.
– Нет, – сказал Головин. – Я буду наблюдать за ходом эксперимента снаружи.
Вышел в открытые ворота гаража и встал немного в стороне.
Иванов покрутил вентиль дьюара. Послышалось шипение газа, из-под машины повалили белые клубы конденсата.
Иванов включил зажигание, завел двигатель. Агрегат позади загудел, замигал огоньками индикаторов.
Головин видел, как Иванов улыбнулся и показал большой палец. Затем нажал на газ.
Машина исчезла.
И весь мир – тоже.

Всего 4 комментария
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика