Соколов
я могу Выпить и закусить.
Fiat Lux
Соколов Лев
Все записи
текст

Walch Navy: без передышки

На заре появления огнестрельного оружия перестрелки выглядели весьма уныло. Как тут разгуляться молодецкой средневековой душе, если после каждого выстрела фузею или пистоль приходится долго и нудно перезаряжать? Порох в ствол засыпь, пыж туда запихай, пулю забей, потом порох на полку – пока возишься, враги либо разбежались, либо наоборот – прибежали к тебе и вставили шпагу в брюхо!

     У особо модных пистолетов было два ствола – тоже не сильно помогало. Продвинутые пираты носили целые кобурные сбруи, заполненные пистолетами, – это позволяло палить бойчее, но удручало весом… 
Изобретение в XVII веке так называемых капсульных пепербоксов, а затем и револьверов полностью изменило картину. Конечно, заряжалось оружие по-прежнему нудно, но револьвер таки уже позволял сделать без перезарядки целых шесть выстрелов. (На самом деле, чаще пять, так как опытные люди опасались носить патрон под курком револьверов тех времен и оставляли одну камору барабана пустой, дабы не отстрелить себе чего-нибудь ценное при случайном толчке револьвера.) Пять-шесть выстрелов – это было уже солидно и позволяло провести мужской разговор с несколькими оппонентами сразу. 

Но все же в перестрелке патронов много не бывает. По понятным причинам люди предпочитают иметь на этот случай как можно больший боезапас непосредственно в оружии. Это, собственно, и привело к тому, что сегодня прогрессивное человечество носит 15–20-зарядные пистолеты. 
А что же творилось во времена капсюльных револьверов? Неужели умные и мастеровитые люди не пытались увеличить боекомплект оружия на техническом уровне своего времени? Пытались, и еще как. Самым простым выходом, конечно, было увеличение радиуса барабана, что позволяло вставить в него не шесть, а, скажем, 10 или даже 20 камор под патроны. Но такой способ, естественно, крайне отрицательно сказывался на габаритах оружия и потому мало кого привлекал.
Конечно, существовали и более остроумные решения – например, револьвер «Уолч Нэви» (Walch Navy), разработанный в США Джоном Уолчем (John Walch). (Патент на конструкцию получен в 1859 году.) Надпись на револьвере гласит: «Walch Firearms & Co», однако, как это часто бывало в то время, изготовляла его сторонняя подряженная фирма – Union Knife Company.



Если посмотреть на изобретение Уолча сбоку, в нем не заметить ровным счетом ничего примечательного. Оно выглядит как вполне стандартный револьвер своего времени, с открытой рамой, подствольным рычагом для посадки пуль и прочими особенностями, которые мы видим и на револьверах Кольта или Ремингтона того времени.
Что же примечательного в этом револьвере .36-го калибра, с 6-дюймовым стволом? Дело в том, что он 12-зарядный. Емкость, уважительная даже по современным меркам! Без всякой зауми «Уолч Нэви», равный по габаритам обычным шестизарядным револьверам, позволял произвести вдвое больше выстрелов. Разгадка кроется в более длинном барабане. В каждой его каморе последовательно располагалось один за другим по два выстрела. К месту расположения каждого из них шла отдельная брандтрубка. И для каждой у револьвера имелся свой отдельный курок. 

Курки можно было взвести как по отдельности, так и оба разом, – близкое их расположение позволяло делать это одним движением большого пальца. Спусковых крючков тоже было два, при взведении курков они настораживались таким образом, что правый из них выступал чуть дальше левого. Соответственно, при нажатии на спуск первым срабатывал правый спусковой крючок – он бросал правый курок, брандтрубка от которого подведена к первому заряду в каморе барабана. При дальнейшем нажатии палец доходил до левого-заднего спуска, и тот, в свою очередь, бросал левый курок, брандтрубка которого шла к заднему заряду каморы. 

 

Таким образом, взведя одновременным движением курки, стрелок мог сделать два выстрела, при желании практически дуплетом. 
Здесь у читателя может возникнуть вопрос: если «Уолч Нэви» был таким чудесным, отчего же он такой малоизвестный? Потому что достоинства его являются прямыми продолжениями недостатков. 
Во-первых, емкость камор, в которых последовательно располагаются заряды, у разработки Уолча меньше, чем у обычных револьверов. Несмотря на некоторое удлинение барабана (а удлинять его пропорционально – вдвое – было нельзя, иначе не получилось бы сохранить «комфортные» габариты), пороховой заряд каждого патрона в такой двойной системе слабее заряда в обычном револьвере того же калибра. А учитывая скромный калибр револьвера Уолча, оружие вышло пусть и многозарядное, но не слишком мощное. 
Во-вторых, последовательное расположение двух зарядов в одной каморе обязывает производить зарядку револьвера тщательно, дабы отделить заряды один от другого прокладками. При торопливо проведенной зарядке возникает нешуточный риск, что оба последовательно расположенных заряда воспламенятся одновременно, револьвер попробует выдать дуплет не по желанию владельца, а самостоятельно. Возгорание двойного порохового заряда и попытка вытолкать из ствола сразу две пули могут привести к довольно печальным последствиям – как минимум, промашке, в худшем случае стреляющий может остаться без кисти.
Как интересную особенность револьвера Уолча также стоит отметить полное отсутствие у него целика – из-за двух курков для него просто не было места на задней части рамки револьвера, а выносить целик вперед создатель не пожелал. Прицеливание должно было производиться «по-охотничьи» – только за счет латунной мушки. В то время прицельные приспособления многих револьверов были достаточно мелкими по современным меркам. Тем не менее, даже на их фоне револьвер Уолча выглядел как агрегат явно не для точной стрельбы на большие расстояния в сотни метров. 


Что интересно, известен экземпляр «Уолч Нэви», где все же была сделана, пусть и примитивная, прорезь целика – она расположена на левом курке (который находится примерно по центру и соотносим с мушкой) и позволяет глядеть в себя только при взведенном курке. При этом, если смотреть на мушку через прицельную линию, образованную этим целиком, то ствол оказывается задран вверх, увеличивая угол бросания, – таким образом, целик является корректным для стрельбы по «дальнему нулю» на некоем неизвестном удалении. 
В среде коллекционеров ходили пламенные споры – то ли сам конструктор в какой-то момент сообразил, что целик револьверу все же не помешает, то ли какой-то владелец-энтузиаст, утомившись целиться как попало, аккуратненько допилил револьвер под себя… И тут надо сказать, что когда Джон Уолч при помощи другой фирмы выпустил карманную вариацию револьвера подобной конструкции, то прорезь целика на левом курке была уже на всех экземплярах. 
В итоге выпуск 12-зарядных револьверов Уолча первой партии оказался смешным – всего 200 экземпляров. Выпускали их с 1859 по 1862 год. Вторая, компактная модель (пять камор и десять зарядов соответственно) была выпущена тиражом примерно в тысячу штук. Негусто, да. Ибо мечта о многозарядном пистолете на тот момент опередила свое время.
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика