я могу удивлять фактами из биологии и медицины со скоро...
Будешь заниматься чем-то одним — будешь заниматься этим плохо
Анжелика Дун
Все записи
текст

Возлюби ближних, но не всех

Святая инквизиция – организация, которая боролась с главными врагами католичества: еретиками, язычниками и ведьмами. Ее участники свято чтили закон, но при этом ловко обходили запреты из Библии. Какие правила пыток существовали и ушла ли инквизиция в прошлое? И не была ли борьба с ересью прикрытием для решения социально-политических проблем?
Возлюби ближних, но не всех
Галилео перед Священной канцелярией. Иллюстрация: Joseph-Nicolas Robert-Fleury, wikipedia.org

Если еретиков нет, их надо придумать

Инквизиция охотилась на людей со взглядами, отличными от ортодоксальных, не каноничными. Чтобы провести грань между ними и «настоящими» верующими, необходимо было ввести какие-то правила, ведь нет канона – нет и еретика. Христианские догматы (положения) сформировали за несколько столетий – для этого в период с IV по VIII век созывали семь Вселенских соборов. Это встречи, которые организовывали императоры Священной Римской империи: на них представители разных церквей обсуждали вопросы вероучения: равен ли Сын Отцу, можно ли поклоняться иконам и был ли Христос только богом или обладал еще и человеческой душой. Решения, которые выносили на Вселенских соборах, считались священными, а несогласие с ними приравнивалось к ереси. Тем не менее, многие течения христианства не принимали итоги некоторых (или даже всех) соборов. Если конкретный человек был не в курсе «новых трендов», потому что не умеет читать, – не беда. Но если же он упорствовал, то приходилось принимать меры. Порядок розыска таких еретиков установил в 1184 году папа Луций III, еще до появления инквизиции.

Вскоре правила игры стали гораздо строже, а каноны четче. Одна из причин – расцвет движения катаров в XII–XIII веках. Эти христиане по меркам Римской церкви были настоящими анархистами: священнослужителями у них могли быть и мужчины, и женщины, они хоронили мертвых где придется, не верили в воскрешение в телах, отрицали таинство брака, исповеди и власть Церкви. Сами они именовали себя добрыми людьми, «катары» же – это обидное прозвище. По-французски catiers – это «котопоклонники». Ходили слухи о том, что в своих ритуалах они целуют кошек под хвост. От стыда из-за такой клички катары, впрочем, не вымерли – пришлось организовывать крестовый поход. Но и он не помог, и еретики ушли в подполье, и доставать их пришлось уже инквизиции.

Откуда же столько шума? Неужели нельзя позволить каким-то котопоклонникам хоронить мертвых в саду, а не на кладбище, и жить без брака? Дело в том, что катары покусились на самое святое для Римской церкви – на деньги, которые она в то время активно накапливала. Они проповедовали жизнь в бедности, папы же стремились к богатству, не считая его грехом. Народ, уставший от двойного гнета со стороны светской власти и церковной, конечно, ответил катарам любовью. Епархия же в течение всего своего существования шла по пути наращивания власти и в итоге приобрела достаточно правовых, финансовых и управленческих ресурсов, чтобы создать святую папскую инквизицию. Это произошло не одномоментно – сначала папа Иннокентий III отправил двух монахов искоренять ересь катаров и вальденсов (еще одни еретики) в 1209 году. А развили идею инквизиции уже в 1229 году, когда епископов обязали назначить хотя бы по одному священнику для поиска еретиков. В итоге практика прижилась, появилась должность инквизитора, а новая организация уничтожила движение катаров в Западной Европе.



В Испании инквизиция способствовала объединению нации. В XV веке страна представляла собой разрозненные королевства, и два крупнейших, Кастилия и Арагон, объединились благодаря браку Изабеллы Кастильской и Фердинанда Арагонского в 1469 году. Супруги на троне были ярыми католиками и мечтали объединить Испанию как в политическом, так и в религиозном плане, что усилило бы их власть. Инструментом для этого стала инквизиция, которая своим могуществом обязана Томасу де Торквемаде, ее основателю. Главными жертвами испанской инквизиции стали марраны и мориски – иудеи и мусульмане, которые приняли христианство официально, но не фактически. Впрочем, их не привязывали к столбу, чтобы сжечь, а только изгнали из страны.

Чего ждать в пыточной и на суде

Парадоксально, но инквизиционный суд на самом деле был довольно гуманным. С латинского inquisitio переводится как «расследование» или «допрос», и в таком процессе смешивались функции суда, обвинения и защиты. До появления инквизиционного процесса использовали в основном обвинительный (accusatio), когда дело возбуждалось после открытого обвинения от истца. Суд же часто становился казнью из-за ордалий – испытаний подсудимого поединком, окунанием в холодную воду и тому подобным. Уход от этой практики занял несколько веков – ордалии использовали едва ли не до XX века.

Оба способа судопроизводства заимствованы из римского права. Инквизиционный процесс в средневековье начали применять для суда над прелатами (лидерами духовенства), но позже и для охоты на еретиков. Теперь для обвинения не требовался открытый обвинитель – достаточно было народной молвы или доносов. Их собирал у простых людей архидиакон (старший из диаконов), затем проводил тайное расследование и приглашал обвиняемого для беседы. Если тот не мог доказать свою невиновность – добро пожаловать в пыточную. Доносчики часто освобождались от любой ответственности. Постепенно инквизиционный процесс освоили и светские суды, где он получил название розыскного.

Пытки подозреваемых в ереси папа римский Иннокентий IV разрешил еще в XIII веке, но существовал запрет на проливание крови или нанесение увечий. Приходилось проявлять находчивость – пытать водой или каленым железом, дробить или выкручивать суставы, растягивать конечности. Не удивительно, что выживали не все подсудимые. Пытки были необходимы для признания обвиняемого – главного доказательства в инквизиционном процессе. Некоторые папы высказывались против этого метода, понимая, что человек может ложно признаться в виновности, чтобы закончить мучения.

Пытки испанской инквизиции. Иллюстрация: Bettmann, gettyimages.com

Точное количество жертв инквизиции узнать невозможно – многие архивы не сохранились. По разным данным, казненных могли быть тысячи, десятки тысяч или даже миллионы за три века активной деятельности организации. Однако порой Церковь предпочитала упустить виновного, но не наказать невинного – такой принцип отстаивал, например, Григорий IX. Не было у инквизиции и цели казнить побольше народу – тех же марранов и морисков просто изгнали. Более того, довольно часто сжигали чучело с изображением виновного – в случае, если тот был в бегах. Вдобавок, у ереси существовали разные степени, и наказания для них различались. Галилео Галилей, например, получил статус «сильно подозреваемого в ереси». Такая формулировка спасла ему жизнь, и вместо костра он обошелся домашним арестом.

Молот ведьм

Жестокий процесс охоты на ведьм начался уже не в Темные века, а в Ренессансе. Количество жертв за три столетия – от 40 до 60 тыс. Колдовство порицалось уже в античности, в средние века оно считалось языческим греховным суеверием, а охота же разгорелась лишь теперь. Отчасти из-за побочного эффекта книгопечатания – распространения женоненавистнических идей, принадлежащих одному человеку, Генриху Крамеру, автору «Молота ведьм». Это трактат XV века о методах преследования колдуний. В нем автор приводит множество доводов о том, почему женщина не способна веровать и почему ее легче склонить к Дьяволу. Также постулируется, что рано или поздно любая представительница «Евиного племени» станет ведьмой, а еще все они в ответе за изгнание из Рая. Крамер сформулировал и методы допроса и поиска колдуний, при этом критерии были такими, что обвинить можно было любого. К тому же под пытками многие были согласны признаться в чем угодно, а после отправиться на костер, виселицу или утопление (церкви ведь все еще нельзя проливать кровь). Последнее иногда было и способом установления вины. Привязанную к стулу женщину окунали в воду, и если стихия ее не принимала – точно ведьма, ошибки быть не может.

Собственно, инквизиция не обязана была заниматься колдуньями. Например, главный инквизитор Испании, юрист Алонсо де Саласар-и-Фриас, критиковал ведовские процессы, благодаря чему охота на ведьм в стране почти не практиковалась. К счастью, разум все же победил, и преследования за ведьмовство постепенно запретили во всей Европе к середине XVIII века. В Германии существенный вклад в это внес просветитель Христиан Томазий – на своих лекциях он рассказывал о том, как римские папы, инквизиторы и светская власть искусственно создавали эту проблему. Простой народ, впрочем, долго верил в ее реальность, и периодические самосуды продолжались даже в XIX веке.


Иллюстрация к книге «Смерть Артура» Томаса Мэлори. seanconneryfan.ru

Происками ведьм люди считали многие частные и общественные неурядицы, а также необъяснимые явления – например, массовые истерии, которые особенно часто происходили в средние века. В XIV веке, например, монахини монастыря на севере Франции стали без остановки мяукать. В то же время в Германии людей заразила танцевальная лихорадка: тысячи немцев выходили на улицы и танцевали до изнеможения, а многие падали замертво. Причинами такого поведения были реальные проблемы – голод, эпидемия, нищета. Однако проще было объяснить беды с помощью суеверий и найти виноватых, то есть ведьм.

Инквизиция же не ушла в прошлое, а переродилась. С 1965 года она именуется Конгрегацией доктрины веры, располагается в Ватикане и занимается цензурой трудов теологов и расследованием преступлений внутри церкви.

Общество

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

OK OK OK OK OK OK OK