я могу  читать
Never say never
Алексей Голубев
Все записи
текст

COVID-19 и возраст

Как повысить шансы на выживание в условиях пандемии COVID-19
COVID-19 и возраст

Пандемия COVID-19 резко обострила проблемы для здравоохранения и, соответственно, экономики, связанные с ростом вклада старших поколений в возрастную структуру населения. Эти проблемы исследуются не только вдоль и поперек, но еще и вкривь и вкось, что сказывается на решениях, принимаемых на административном и политическом уровнях. Выправить положение можно только с учетом объективных данных, стратифицированных по возрасту. Но тут возникают новые проблемы. В базе биомедицинских публикаций Pubmed к настоящему времени уже, менее чем за год, накопилось более 69000 записей, предъявляемых пользователю по запросу COVID, из них примерно 1/10 содержит упоминание о возрасте, что тоже немало, около 7000. Как выбрать среди них такие, чтобы их стоило бы принимать во внимание? Можно ограничить их число теми, где приводятся не рассуждения, а количественные оценки на объективных основаниях. Ниже приведена подборка таких публикаций. В ней даны прямые переводы рефератов (во избежание отсебятины) и наиболее знаменательных выдержек из основного текста, а в некоторых случаях и комментарии к ним. Подавляющее большинство публикаций о COVID-19 сейчас попадает сразу на открытый доступ. Желающим нетрудно уточнить или проверить детали.

Голубев А.Г., Сидоренко А.В. Теория и практика старения в условиях пандемии COVID-19 // Успехи геронтологии. 2020; 33:397-408. DOI: 10.34922/AE.2020.33.2.026 (Опубликовано 20.05.2020)

Никогда прежде в истории старение населения не было фактором развития эпидемий в такой степени, как при текущей пандемии COVID-19 с ее резким сдвигом смертности к старшим возрастным группам. Представленные в настоящей статье результаты анализа данных по смертности от COVID-19 в Испании, Италии и Швеции показывают, что в диапазоне 30–90 лет зависимости логарифмов смертности от возраста ложатся на прямые, строго параллельные линиям зависимости общей смертности от возраста в соответствии с законом Гомпертца. Во всех случаях, независимо от стадии эпидемии и страны наблюдения, периоды удвоения смертности в этом возрастном диапазоне близки к 7,5 годам. Вероятности заражения возбудителем COVID-19, коронавирусом SARS-CoV-2, и симптоматического проявления инфекции зависят от возраста в гораздо меньшей степени. На этих основаниях обсуждены три положения: 1) люди пожилого возраста стали главными жертвами не только самого SARS-CoV-2, но и мер, предпринимаемых против его распространения; 2) при этом люди пожилого возраста не являются основными агентами распространения SARS-CoV-2; 3) люди старшего возраста могут и должны быть включены в борьбу с пандемией и в преодоление её последствий, но не путем избирательной изоляции и других форм дискриминации. Люди старше 65 лет составляют значительную часть населения и имеют не меньшее, чем граждане другого возраста, право на уважение и соблюдение их нужд и интересов, включая право на качество доступной жизни даже в экстремальных ситуациях. Перспективы полного контроля SARS-CoV-2 неясны. Поэтому всем, кто принимает решения относительно лиц старше 65 лет, надо иметь в виду, что в настоящее время, в отличие от средневековья, 65+ — это личное будущее практически для каждого.

ЦИТАТА: Посмотрим, что может показать в этом смысле «зеркало эпидемии». Заглянув в него, достигшие возраста 65+ могут увидеть наконец, кто они такие с экономических, юридических и управленческих позиций: жить им нельзя, потому что это чревато повышенной конкуренцией за коечный фонд с более перспективной частью населения, а умереть тоже нельзя, потому что это повысит нагрузку на службы ЗАГС и оказания похоронных услуг. Кто не успел избавить менеджеров, занятых оптимизацией, еще и от такой мороки, тот опоздал. Сидим дома.

Romero Starke K. et al. The age-related risk of severe outcomes due to covid-19 infection: a rapid review, meta-analysis, and meta-regression // Int. J. Environ. Res. Pub. Health 2020 17(16): 5974. 17(16): 5974. https://www.mdpi.com/1660-4601/17/16/5974 [Связанный с возрастом риск тяжелых последствий COVID-19: Краткий обзор, мета-анализ и мета-регрессия] (Опубликовано 17.08.2020)

Сильным фактором риска тяжелых последствий COVID-19 считается увеличение возраста. Однако в исследованиях по этому вопросу недостаточно учитывается зависимость от возраста у других важных факторов, влияющих на COVID-19. Цель настоящего обзора состоит в количественной оценке того, как возраст сам по себе влияет на тяжесть последствий COVID-19. Мы провели в Pubmed поиск опубликованных в 2020 г. исследований по этому вопросу. Два независимых специалиста оценивали их на основании предварительно сформулированных критериев включения в анализ. Мы проверили результаты этих исследований по семи аспектам возможных искажений. После введения поправок на важные факторы риска, связанные с возрастом, изолированный возрастной эффект был определен на основании мета-регрессии. Критериям включения в анализ соответствовали 12 исследований: четыре – по тяжести COVID-19, семь – по смертности от COVID-19, одно – по показаниям к интенсивной терапии. Без внесения поправок влияние возраста на тяжесть и смертность от COVID-19 оценено как приводящее к прибавкам на 5,2% и 13,4%, соответственно, при увеличении возраста на 1 год. Эти оценки значительно снижаются поправками на всё то, что повышает риск тяжелого течения COVID-19: на возрастное увеличение заболеваемости диабетом, гипертензией, коронарной болезнью сердца, цереброваскулярными нарушениями, нарушениями иммунитета, почечными заболеваниями и на рост случаев с респираторными заболеваниями в анамнезе. При внесении суммарной поправки на все эти сопутствующие заболевания повышение риска тяжелой формы COVID-19 при увеличении возраста на год составило 2,7% (два исследования), а влияние возраста на смертность от COVID-19 (пять исследований) свелось к нулю. Полученные свидетельства весьма слабого влияния возраста на тяжесть COVID-19 после внесения поправок на важные зависимые от возраста факторы риска следует принимать во внимание в проведении превентивных мероприятий, дифференцированных по возрасту (например профессиональных ограничений).

ЦИТАТА: По некоторым оценкам, до 20-30% людей в возрасте от 60 до 65 лет не страдают хроническими заболеваниями. Даже если на самом деле таких меньше, нацеливание (превентивных мероприятий) исключительно по возрастным группам приведет к ненужным и неоправданным последствиям. Такая недифференцированная классификация может поощрять дискриминацию пожилых в обществе в целом, как об этом уже сообщалось во время пандемии COVID-19. Старших могут ожидать серьезные негативные последствия, включая ограничения, психологические проблемы и экономические трудности.

Ho F.K. et al. (2020). Is older age associated with COVID-19 mortality in the absence of other risk factors? General population cohort study of 470,034 participants. // PLOS ONE 15(11): e0241824.journal.pone.0241824 [Связан ли более старый возраст со смертностью от COVID-19 в отсутствие других факторов риска? Исследование когорты численностью 4700034 человека в общей популяции.] (Опубликовано 05.11.2020)

Введение. Сообщается, что более старые люди находятся под более высоким риском смерти от COVID-19. В настоящей работе исследованы факторы, обусловливающие эту связь, и то, связан ли возраст с повышенным риском смерти в отсутствие других факторов риска. Метод. В популяционном когортном исследовании UK Biobank исходные данные увязаны со случаями смерти от COVID-19. Для исследования связи между возрастом и смертностью от COVID-19 применена пуассоновская регрессия. Результаты. Среди включенных в исследование число умерших от COVID-19 составило 438 (0,09%). В целом в возрасте ³75 лет риск смерти был в 13 раз выше (95% ДИ 9,13-17,85), чем в возрасте <65 лет. Этот повышенный риск на 39,3% обусловлен такими показателями, как низкий объем принудительного выдоха за 1 сек, высокое систолическое давление крови, низкая сила сжатия кисти и многочисленные хронические нарушения. Связь между этими факторами и смертностью от COVID-19 более сильная у более старых участников исследования. В возрасте старше 75 лет без дополнительных факторов риска риск в 4 раза выше (95 ДИ 1,57-9,96, P=0,004), чем в возрасте меньше 65 лет. Вывод. Более высокая смертность среди взрослых старшего возраста частично объясняется другими факторами риска. У «здоровых» риск гораздо меньше. Тем не менее, старший возраст является независимым фактором риска смертности от COVID-19.

Комментарий: Население младше 65 лет включает и 25-летних, и 40-летних, у которых риск смерти от COVID-19 во много раз ниже, чем в 65 и более лет. Экспоненциальный характер связи между смертностью от COVID-19 и возрастом отмечен и самими авторами. Поэтому выводы этого исследования в количественном плане требуют очень осторожного отношения

Brawner C. A. et al. Maximal exercise capacity is inversely related to hospitalization secondary to corona virus disease 2019. // Mayo Clin. Proceed. https://doi.org/10.1016/j.mayocp.2020.10.003 [Отрицательная связь между максимальной способностью к физическим нагрузкам и госпитализацией из-за COVID-19] (Принята в печать 10.10.2020)

Цель. Исследовать связи между максимальной способностью к аэробным нагрузкам, определенной до инфицирования вирусом SARS-CoV-2, и госпитализацией из-за COVID-19. Пациенты и методы. Мы идентифицировали пациентов старше 18 лет, которые проходили по клиническим показаниям тестирование на способность выдерживать физическую нагрузку в период от 1 января 2016 г до 29 февраля 2020 г, а затем проходили тест на SARS-Cov-2 (ПЦР) в период с 29 февраля по 31 мая 2020. Максимальная способность к физическим нагрузкам выражалась в metabolic equivalents of task, MET («метаболических эквивалентах задания», МЭЗ). Логистическую регрессию с поправками на 13 ранее идентифицированных факторов высокого риска тяжелой формы COVID-19 использовали для оценки того, как госпитализация в связи с COVID-19 связана с максимальным МЭЗ. Результаты. Мы выявили 246 пациентов (возраст 59±12 лет, 42% мужчины, 75% чернокожие), прошедших тест на МЭЗ и позитивных по SARS-CoV-2 Из них 89 (36%) были госпитализированы. Максимальный МЭЗ был значительно (Р<0.001) ниже у госпитализированных, чем у не госпитализированных. Максимальный МЭЗ находится в обратной корреляции с вероятностью госпитализации (соотношение рисков OR = 0,83 без поправок, = 0,87 с поправками). Вывод. Эти данные дополнительно подтверждают важную связь между состоянием сердечнососудистой системы и последствиями для здоровья. Дальнейшие исследования необходимы для того, чтобы определить, можно ли улучшением способности к физическим нагрузкам снизить риск осложнений из-за вирусных инфекций, таких как COVID-19.

Комментарий. МЭЗ, если вкратце – это количество потребленного кислорода на единицу веса за то время, пока испытуемый на беговой дорожке (тредмиле) в стандартном режиме не сообщает, что больше не может. Сопутствующие факторы, на которые вводятся поправки, все те же: диабет, сердечная недостаточность и т.д. Известно как то, что максимально достижимая способность выдерживать физические нагрузки снижается с увеличение возраста, так и то, что реально достижимую способность можно поддерживать максимально возможной физической активностью. Выводы из этого очевидного обстоятельства представлены в статье, принятой к печати в октябре в Британском журнале спортивной медицины:

Wedig I.J. et al. (2020). Infographic. Stay physically active during COVID-19 with exercise as medicine. // Brit. J. Sports Med. https://bjsm.bmj.com/content/bjsports/early/2020/11/11/bjsports-2020-103282.full.pdf

[Оставайтесь во время COVID-19 физически активными с упражнениям в качестве лекарства] (Принято к печати в октябре 2020)

В статье нет реферата, зато есть иллюстрация

de Souza F.R., et al. (2020) Physical activity decreases the prevalence of covid-19-associated hospitalization: Brazil EXTRA Study. // medRxiv. https://www.medrxiv.org/content/medrxiv/early/2020/10/15/2020.10.14.20212704.full.pdf [Физическая активность снижает число госпитализаций в связи с COVID-19] (Опубликовано 15 октября 2020)

Цель работы. Мы сравнили уровни физической активности до вспышки COVID-19 и принятых карантинных мер с распространенностью госпитализаций среди инфицированных вирусом SARS-CoV-2. Кроме того, мы исследовали связь между уровнями физической активностью и симптомами этой болезни, длительностью госпитализации и искусственной вентиляцией. Методы. В период с июня 2020 по август 2020 мы приглашали бразильцев, переживших COVID-19 и полностью вылечившихся, отвечать на вопросы онлайн, распространяя ссылку на соответствующий ресурс. Мы собирали данные о клинических исходах (симптомы, способы лечения, госпитализация, ее длительность) и сопутствующих факторах, таких как возраст, пол, этнос, уже имеющиеся заболевания, социально-экономический статус, образование и физическая активность (по международному опроснику IPAQ). Результаты. Из 938 больных 91 (97%) были госпитализированы. По результатам одномерного анализа, с госпитализацией связаны пол, возраст и индекс массы тела. Госпитализировались чаще мужчины, пациенты старше 65 лет, лица с ожирением и с уже имеющимися заболеваниями. По результатам множественного регрессионного анализа умеренные (минимум 150 мин. неделю) и/или сильные (75 мин. в неделю) физические нагрузки были связаны со снижением частоты госпитализаций после введения поправок на возраст, пол, индекс массы тела и имеющиеся заболевания (относительный риск 0,657 при р=0,046). Выводы. Достаточная физическая активность связана со снижением вероятности госпитализации в связи с COVID-19. Минимум 150 минут в неделю умеренных упражнений или 75 мин интенсивных упражнений снижает ее на 34,3%.

Castañeda-Babarro, A., et al. (2020). Physical Activity Change during COVID-19 Confinement. //Int. J. Environ. Res. Pub. Health 17(18). https://www.mdpi.com/1660-4601/17/18/6878 6878. [Изменения физической активности во время ограничений в связи с CVID-19 Опубликовано 21 сентября 2020

Предпосылки. Закрытие всего (локдаун) и социальное дистанцирование из-за COVID-19 влияют на здоровый образ жизни. Беспрецедентные ограничения по всему миру, где Испания пострадала больше всех, с их жесткими правилами могут повлиять на физическую активность (ФА) и сидячий образ жизни из-за длительного нахождения по домам. Цель. Оценить самоотчеты по ФА и сидячему образу жизни (СЖ) во время ограничений в Испании. Методы. 3800 здоровых взрослых (возраст 18-68 лет) испанцев ответили на вопросы международного вопросника по физической активности (IPAQ-S) дважды в период между 23 марта и 1 апреля…. Результаты. … Процент тех, кто следовал рекомендации 75 мин интенсивных упражнений в неделю, снизился на 10,7%, а тех, у кого было 150 мин в неделю умеренной активности, практически не изменился (-1,4%). Больше всего снизился процент тех, у кого упражнения были самыми интенсивными (на 30,5%). … СЖ увеличился у 35% мужчин и 25% женщин.

Комментарий: сидячий образ жизни, не только коррелирует отрицательно с физической активностью, но и является к тому же независимым фактором риска всевозможных заболеваний, в том числе связанных с возрастом и являющихся факторами риска COVID-19.

ОБЩИЙ КОММЕНТАРИЙ. Бразилия и Испания – это, конечно, не Россия. Но в России тоже люди живут, и ничто человеческое им не чуждо. Поэтому выводы, полученные бразильскими и испанскими исследователями, можно в общем распространить на ситуацию в России. Но нельзя не учитывать и местные реалии. Например, резкое повышение риска госпитализации в связи с COVID-19 после 65 лет во многих странах обусловлено тем, что значительная доля лиц 65+ оказывается там в домах престарелых. У нас эта практика не так распространена, а выводы делаются на сновании данных, поступающих из Италии и Франции. Для того, чтобы сделать такие выводы более адекватными российским реалиям, нужны общедоступные объективные данные. А вот здесь уже поджидает реальная беда. При желании можно узнать, как связанная с COVID-19 смертность зависит от возраста не только, скажем, в США и Германии, но и еще более чем в 40 странах, включая Чили, Бангладеш и Кению (O'Driscoll, M., et al. (2020). Age-specific mortality and immunity patterns of SARS-CoV-2 infection in 45 countries. // medRxiv: 2020.2008.2024.20180851). Но в РФ или хотя бы Москве или Санкт-Петербурге никакое желание не поможет. И на каких основаниях тогда принимаются решения? А если основания есть, почему о них никто не знает? Или это все никого не касается?

Между тем, опубликована международная база данных по смертности от COVID-19 в том числе с разбивкой по возрасту (Riffe, T., et al. 2020. COVerAGE-DB: A database of age-structured COVID-19 cases and deaths. medRxiv https://www.medrxiv.org/content/medrxiv/early/2020/10/30/2020.09.18.20197228.full.pdf). Там есть данные по 92 странам, в т. ч. республике Чад, Киргизии, Молдавии, с указаниями источников данных. России там нет. Едва ли это сознательная дискриминация. Авторы, судя по всему, изо всех сил старались найти все, что есть.

Перевод реферата недавней публикации на основе сведений из этой базы данных приведен ниже полностью.

Sasson, I. (2020). Aging and COVID-19 mortality: A demographic perspective. // medRxiv. https://www.medrxiv.org/content/medrxiv/early/2020/10/30/2020.09.18.20197228.full.pdf

[Старение и смертность в связи с COVID-19: демографическая перспектива]. Опубликовано 18 октября 2020

Демографы среди первых подчеркнули важность возраста для объяснения распространения COVID-19 и его влияния на смертность. Но отношения между COVID-19 и возрастом не вполне понятны. Данное исследование имеет целью ответить на следующие вопросы: Соответствует ли смертность от COVID-19 модели Гомперца? Как соотношение между COVID-19 и возрастом соотносится с другими важными причинами смерти? Варьируют ли эти соотношения в разных странах? По данным для США были сопоставлены возрастные периоды удвоения смертности от COVID-19 и 68 других причин смерти. Данные по смертности от COVID-19 были сопоставлены для 33 стран, включенных в базу данных COVerAGE-DB. Получены основания для нескольких выводов. Во-первых, смертность от COVID-19 растет с возрастом экспоненциально со скоростью, соответствующей медиане скоростей, свойственных другим причинам смерти, в том числе пневмонии и гриппу. Во-вторых, смертность от COVID-19 в США сейчас в 4-8 раз выше, чем от пневмонии во всем взрослом возрастном диапазоне. В-третьих, соотношение между смертностью от COVID-19 и возрастом значительно варьирует в разных странах. В четвертых, эти закономерности можно использовать для непрямой оценки смертности от COVID-19 по возрастам. В заключение, соотношение между смертностью от COVID-19 и возрастом напоминает скорость популяционного старения. Различия между странами по углу наклона в модели Гомперца для смертности могут указывать на различия по здоровью населения, стандартам клинического лечения и качеству данных.

Комментарий. Расчеты автора показывают, что возрастной период удвоения вероятности смерти от COVID-19 составляет в среднем около 7,5 лет. Но в разных странах он существенно варьирует. Так, в Нидерландах он составляет около 6 лет, а Мексике достигает 13 лет. Не в вдаваясь в технические подробности, можно предположить, что так получается потому, что в Мексике высок вклад факторов, не зависимых от возраста, в смертность от COVID-19, и тогда данные надо обсчитывать как минимум по модели Гомперца-Мэйкема, а не просто Гомперца.

А 4 ноября 2020 г. появилась наконец практически первая работа, основанная на статистике по России: Demkina, A. E., et al. (2020). "Risk factors for outcomes of COVID-19 patients: an observational study of 795 572 patients in Russia." medRxiv: 2020.2011.2002.20224253. (Факторы риска для исходов у пациентов с COVID-19: эмпирическое исследование 795 572 пациентов в России). Авторы сообщают, что пользовались данными "Federal Register of COVID-19 patients", но не дают прямую ссылку на этот ресурс. По подсказке можно, однако, выйти на сайт https://covid19.egisz.rosminzdrav.ru/. Там есть канал внесения данных, и он зарегулирован очень жестко, что правильно. Но если кто-либо не собирается ничего вносить или изменять, а просто хочет узнать, что там есть, получится далеко не сразу и не у всякого. У авторов обсуждаемой статьи получилось вот что. По их оценкам, основанным на записях о случаях COVID-19, подтвержденных лабораторно или клинически (в сумме!), вероятность смерти от COVID-19 за каждые 5 лет прибавки в возрасте увеличивается в 1,116 раз. Это значит, что при разнице в возрасте около 40 лет вероятность смерти у, скажем, 65-летних выше, чем у 25-летних, примерно в 1,11640/5 » 2,5 раза (при периоде удвоения смертности около 7,5 лет эта разница должна быть примерно сорокакратной), а возрастной период удвоения смертности составляет тогда около 30 лет. Понять это можно только так, что смертность от COVID-19 в России практически не зависит от возраста. И как это совместить с сообщениями в СМИ о том, что отделения реанимации забиты именно пожилыми? Что-то где-то тут не так.


1  /  1
 

Наука

Машины и Механизмы
Всего 2 комментария
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK