Евгений
я могу немалое
Хочешь быть счастливым - будь им!
Евгений Федоров
Все записи
текст

Поперек реки

Водные артерии всегда были головной болью как атакующих, так и отступающих боевых подразделений. И если в Средние века имущество бойца можно было переправить на другой берег на лошади, то с появлением самоходной техники и артиллерии родилась новая инженерная профессия – понтонёр.
Поперек реки

     Вообще понтонные парки, с помощью которых на войне обустраивают паромные переправы, – очень долгоживущий вид военной инженерии, сравнимый разве что с кораблями. Принципиальные новинки тут случаются раз в столетие и буквально входят в историю. Даже люди, далекие от воинского дела и паромного судоходства, помнят эпизод с персидским царем Ксерксом, который высек море. Поставив десятки кораблей борт к борту, Ксеркс планировал по такому импровизированному мосту-ленте переправить армию на другой берег пролива Геллеспонт. Однако ночной шторм разметал корабли по акватории, чем немало взбесил царя, – досталось и строителям моста, и морю. В итоге персы все-таки переправились на другой берег, чтобы сразиться с греками в знаменитом Фермопильском сражении 480 г. до н. э. Переправились с помощью наплавного моста, сооруженного по примеру того, что впервые построил когда-то отец Ксеркса – царь Дарий.

ПЕРСИДСКИЕ НАРАБОТКИ по наплавным мостам не пропали даром – римские войска в походах активно использовали штурмовые плоты. Перед форсированием реки вдоль берега строили деревянный плавучий мост длиной, равной ширине водотока, крепили его канатами с обоих концов и в самый ответственный момент перерубали крепеж, расположенный выше по течению. Сила воды поворачивала мост-ленту поперек реки, соединяла противоположные берега, и римляне продолжали экспансию.

Дальше в истории появляются понтоны-лодки, служившие опорами для наплавных мостов. Они позволяли, во-первых, оперативно возводить переправы, а во-вторых, повышать грузоподъемность. В армиях многих стран образовались целые службы, отвечавшие за форсирование рек. Но и в мирное время понтонные переправы заняли свое скромное место. Вы знали, например, что первый мост, который в 1727 году через Неву соединил Васильевский остров с материковой частью Петербурга, был как раз наплавным? В качестве понтонов использовались плашкоуты – плоскодонные барки с высокими бортами, прикрепленные ко дну якорями, с помощью которых разводили плавучие секции моста для прохождения судов. В различных модификациях Исаакиевский наплавной мост просуществовал до 1916 года.

ПЛАВУЧИЕ ОПОРЫ для пролетных строений были основой многовековой консервативной схемы. Понтонные переправы отличались только материалами – от парусины до резины. Взять, например, отечественный понтонный парк капитана Андрея Немого: в системе образца 1759 года разборные понтоны ради легкости обшивали парусиной. Количество понтонов в парке достигало сотни, что позволяло подразделению развернуть на стоячей воде мост длиной до 250 м и грузоподъемностью под 3,5 т. Перед возведением моста определяли параметры реки – глубину, ширину, скорость течения, характер берегов и грунт дна. После якорями поперек реки крепили канат – его натягивали не меньше пятнадцати лошадей! Затем к канату поочередно цепляли лодки-понтоны, каждый из которых бросал якорь на дно выше по течению. Понтонерам оставалось положить сверху мостовое полотно, натянуть через русло еще один фиксирующий канат и организовать движение по переправе.

Система Немого была настолько удачной, что в 1862 году воюющие северяне в Гражданской войне в США приняли понтонный парк на вооружение и успешно им пользовались. Впрочем, такие заимствования российских наработок заокеанскими соседями были далеко не единственными. 
Понтон из парка Томиловского. www.topwar.ru 
Например, мост-лента по новой системе Томиловского, который впервые проявил себя в Русско-турецкой войне в 1877 году, для тех лет был лучшим в мире. Ядром конструкции являлись полупонтоны двух типов: носовой, с обтекаемой передней частью, и средний, с плоскими бортами. В парке имелось 44 носовых полупонтона и 12 средних, что позволяло соорудить переправу длиной до 225 м и грузоподъемностью около 7 т. 
Понтонный мост через реку Северная Анна в штате Вирджиния (США). Фото: Timothy O’Sullivan, www.irishamericancivilwar.com  
НАДУВНЫЕ РЕЗИНОВЫЕ ЛОДКИ стали основой легких понтонных парков двух крупнейших сухопутных армий XX века – советской и немецкой. В парк ПА-3 образца 1927 года входило 24 лодки А-3, его перевозили автомобилями ГАЗ-АА и в течение полутора часов разворачивали в понтонный мост грузоподъемностью до 14 т.

Интересным решением в советской армии выступало труднозатопляемое имущество образца 1931 года: почти трехметровый поплавок из прорезиненной ткани, набиваемый «подножным» нетонущим материалом – сеном, соломой или камышом. Пуль он не боялся, мог удерживать на плаву до 250 кг и являлся основой паромных переправ или понтонных мостов. 
Подготовка к развертыванию наплавного моста через реку Ока из средств понтонно-мостового парка ПМП на шасси КрАЗ-255. 
Фото: VITALY KUZMIN, www.vitalykuzmin.net  
НЕ ИМЕЛ АНАЛОГОВ в мире и советский тяжелый понтонный парк Н2П, уже в 1932 году способный удерживать на воде технику массой до 60 т! Тогда столь тяжелые танки были лишь в разряде прототипов, так что конструкторы работали на опережение. К концу войны, когда стальной каток Красной Армии утюжил ряды вермахта, именно Н2П стал главным средством форсирования европейских рек тяжелыми танками ИС. Парк был гигантским – перевозился на 86 специально оборудованных грузовиках ЗИС-5, состоял из 16 носовых и 32 средних полупонтонов и более 300 бойцов. Главным минусом всего мостового хозяйства Н2П были открытые понтоны, заливаемые водой при близких разрывах мин и снарядов. Проблему решили в 1942 году, создав настоящий шедевр эпохи – тяжелый понтонно-мостовой парк ТМП с закрытыми герметичными полупонтонами и запредельной грузоподъемностью под 100 тонн. Правда, перевозить такой парк приходилось уже на 108 грузовиках, а обслуживали его 1500 понтонеров.
Бонзы нацистской Германии отлично понимали, что их ждет во Второй мировой войне, поэтому заранее оснастили армию разнообразными средствами форсирования водных артерий: плавающими автомобилями, паромными переправами и т. д. К малогабаритным табельным понтонам вермахта относилась большая надувная лодка Gross Flossaecke на семь пехотинцев, используемая как по прямому назначению, так и в качестве единицы переправочного моста. 24 такие «резинки» служили понтонами для моста-ленты грузоподъемностью 2,15 т.

Следующим в номенклатуре значился моторизированный саперный штурмовой бот Pioner Sturmboot 39. Его применяли как плавучую опору моста и как «толкач» для различных элементов конструкции на воде, а часто просто соединяли пару ботов и резиновых лодок, укладывали доски и использовали в виде парома.

Brueckengeraet C – настоящий конструктор «лего», позволявший соорудить не менее восьми конфигураций понтонных и паромных переправ. В него, помимо множества малых и больших резиновых лодок, входило 40 четырехметровых беспалубных полупонтонов полезной нагрузкой в полтонны. Все это хозяйство переправляло имущество и личный состав пехотной дивизии, за исключением 150-мм гаубиц и пушек – их предполагалось перебрасывать в последнюю очередь силами саперных подразделений корпуса либо по восстановленным стационарным мостам. Такая непредусмотрительность дорого обошлась сухопутным подразделениям во время отступления на Восточном фронте. 
Развернутый паром из понтонно-мостового парка ПМП для переправы гусеничной техники.
Фото: VITALY KUZMIN,www.77rus.smugmug.com  
МИРОВОЕ «ПОНТОСТРОЕНИЕ» в послевоенный период совершило революцию: в СССР в 15-м ЦНИИ им. Д. М. Карбышева создали мост ПМП. Впервые совместили понтоны и пролетные строения мостового полотна – получилось складное звено длиной 6,75 м, сложенное гармошкой. Одно звено располагалось на трехосном тяжелом КрАЗе, оснащалось торсионными шарнирами, которые автоматически раскрывали четырехзвенный понтон при сбросе в воду. Далее в дело вступали понтонеры, вооруженные баграми: они скрепляли замками отдельные секции в мост-ленту, а буксирно-моторные катера БМК-Т разворачивали конструкцию поперек реки. За 30 минут! Это было в десять раз быстрее американского аналога М4Т6 и в два раза – немецкого понтонного парка «Хольплаттен».

И ВНОВЬ, КАК И ЗА СТО ЛЕТ ДО ЭТОГО, в США в 1972 году приняли на вооружение тактический понтонный парк Ribbon bridge (RB) – бледную копию советского ПМП с зауженной до 4,6 м проезжей частью. Впоследствии многие страны НАТО оснастили свои инженерные подразделения лицензионными вариантами RB, но в Германии пошли дальше и разработали в конце 90-х парк FSB 2000. Его выгодно отличает от американского моста-ленты возможность противостоять течению в 3,5 м/с, в то время как у янки только 2,5 м/с. Впрочем, и в США довели RB до ума, назвали его Improved Ribbon bridge и объявили способным устоять при течении в 3,5 м/с.

Некоторое разнообразие в натовское понтонное имущество вносит французский самоходный понтонный парк EFA (Engin de Franchissement de l'Avant), установленный на массивное двухосное шасси. На палубе сухопутного корабля располагаются две складывающиеся пополам аппарели, под ними – надувные поплавки, а под днищем – пара водометов для перемещения по воде. Резиновые надувные понтоны по бокам обеспечивают дополнительную плавучесть, что вкупе с легким алюминиевым корпусом EMA позволяет переправлять основные боевые танки французской армии через большинство водотоков Европы. 
Понтонный парк ПП-91. Фото: www.topwar.ru
В СЕРЕДИНЕ 70-Х ПМП, и без того ставший объектом для подражания, был серьезно модернизирован, получил дополнительный индекс М, способность работать при течении в 3 м/с и уникальную возможность развертываться на замерзших реках. В комплекс парка вошли ледорезы и ледорубы, а для противостояния усилившемуся течению внедрили свежеизобретенные съемные и складные гидродинамические щиты. Обладая максимальной грузоподъемностью в 60 т в конфигурации «мост-лента», ПМП-М в виде парома способен переправить на другой берег 170-тонную технику! Но и это не рекорд – тяжелый понтонный парк ПМП-84 мог выдержать 120 т как наплавной мост и 360 т как перевозной понтон. Причем целую дюжину таких суперпаромов можно развернуть из одного парка всего за 25 минут. Дальнейшие эволюционные изменения отечественных понтонных парков в моделях ППС-84, ПП-91 и самом современном ПП-2005 позволили организовывать двухстороннее движение тяжелой гусеничной техники поперек реки без ограничения скорости и фактически без ограничения предельной массы. 
Самоходный паром EFA. Фото: www.cefa.fr  
БУЙНАЯ ФАНТАЗИЯ советских конструкторов и почти неограниченное финансирование позволили создать очень экзотический экземпляр понтонного моста для… воздушной пехоты. Десантируемый с парашютами понтонный парк ДПП-40 (здесь индекс обозначает грузоподъемность) имел в распоряжении 33 грузовых ГАЗ-66 и требовал для переброски целый полк транспортной авиации. Мало того, для сохранения веса в заданных параметрах использовали дорогие алюминиево-магниевые сплавы, а стыковочные устройства отливали из легированных сталей. У каждого понтона были складные пневмокаркасные надувные поплавки в виде веера, которые наполнялись воздухом от специального компрессора на грузовике. Если в войсках и были на вооружении эти парки, то в единичных экземплярах: здравый смысл военачальников не позволил развить абсурдную идею сбрасываемых с неба мостов до логического завершения. 
Оборудование мостовой переправы.Фото: VITALY KUZMIN, www.мультимедиа.минобороны.рф
Отечественная инженерная мысль создала в начале 50-х еще один наплавной мост, имеющий уже стратегическое значение, – НЖМ-56 приспособлен для переправы железнодорожных составов. Максимальная длина такого моста составляет 532 м, грузоподъемность – несколько тысяч тонн, а одних только крепежных болтов насчитывается более 40 тысяч. Размеры понтонов сравнимы с габаритами садового дома. Ни о какой оперативности развертывания такого моста говорить не приходится – время его установки исчисляется днями, и она должна проходить вне фронтовой полосы. После 50 лет эксплуатации в железнодорожных войсках ему на замену пришел «Наплавной унифицированный железнодорожный мост-лента МЛЖ ВТ», в котором улучшены все характеристики. Поезд может быть массой до 3000 т, ширина реки – до 544 м, а команда понтонеров-железнодорожников – не более 160 человек. Официальные нормативы отводят всего три дня на полное развертывание наплавного ж/д моста. Как и в случае с предшественником, «строительные материалы» для МЛЖ ВТ перевозят на колесной технике.  
Более приземленным был понтонный мост «Пролет», который, по задумке инженеров, должен прятаться от вражьих глаз под тонким слоем воды. Грузоподъемность конструкции составляла около 50 т, она представляла из себя водоналивные понтоны, которые крепились на винтовые сваи, заранее вкрученные в речное дно. Утопленный ниже уровня воды на 30–50 см, мост был надежно скрыт от средств наблюдения противника, а после прохода техники всплывал от специальной воздуходувки, которая вытесняла воду из понтонов. «Пролет» продержался в армии с 1966 по 2000 год, был сложным и дорогим в эксплуатации, поэтому так и не стал по-настоящему массовым. 
ДПП-40. Фото: www.77rus.smugmug.com
БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ИДЕЙ, фигурирующих в нашем рассказе, российские, и это не случайно. Из-за большого количества рек на своей территории Россия остается «законодателем моды» в деле военных переправ. Но и у нас новейший ПМП-2005 представляет собой лишь эволюционировавшую версию прежних парков, придуманных в СССР. Это значит, что впереди – только революционные разработки! 

Механизм Профессии

Машины и механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK