Станислав
я могу почти все
Несмотря ни на что...
Станислав Мороз
Все записи
текст

Клондайк ХХI века

Ситуация на рынке энергоресурсов за последние 200 лет в корне изменилась. Угольные компании передали пальму первенства нефтяным, а те, судя по тенденции, уступят ее газовым. И если раньше главной задачей было разработать месторождение и добыть ресурс, то сейчас, в условиях жесткой конкуренции, нужно его не только реализовать, но и доставить с минимальными расходами конечному потребителю.
Клондайк ХХI века
Завод по сжижению газа. Фото: Centre for Liquefied Natural Gas, www.rigzone.com
ГЛАВНЫЕ ИГРОКИ НА РЫНКЕ СПГ
В «век экологии» многие страны взяли курс на уменьшение вредных выбросов в атмосферу. Это поставило под удар не только угольную, но и нефтяную промышленность, которые хоть и не сокращают объемы добычи, но значительно сдают позиции в сравнении с прошлыми десятилетиями. Мировые державы переходят на более «чистые» виды энергоресурсов, один из которых – сжиженный природный газ.
Около 40 % глобальной торговли газом, который экспортируют 20 государств, а импортируют 42, приходится на СПГ. В 2018 году было импортировано 313,8 млн т, что на 8,3 % больше в сравнении с предыдущим годом (по данным международной группы импортеров сжиженного газа GIIGNL).
По статистике транснациональной нефтегазовой компании British Petroleum за 2016 год, США и Россия занимают лидирующие позиции в мире по добыче природного газа (749,2 и 579, 4 млрд м³ в год соответственно). Но на рынке СПГ, которому прочат славу «короля энергоресурсов» XXI века, они даже не входят в топ-5, проигрывая Катару, чья годовая добыча газа составляет 183 млрд м³ в год. Это в 4,1 раза меньше, чем у США, и в 3,5 раза меньше, чем у России.
Катар около 25 лет наращивает производственные мощности. В 2017 году в стране произведено 77 млн т СПГ, а в 2024 году, по прогнозам компании Qatar Petroleum, этот объем увеличат до 110 млн т за счет строительства четырех линий сжижения природного газа. Катар выходил в лидеры постепенно и лишь в 1996 году заявил о себе как о главном производителе и импортере СПГ. По состоянию на 2018 год чистый импорт страны составил 171,81 млрд м³ в год.

Второе место – у Австралии, которая никак не может обогнать Катар, хотя по прогнозам должна была это сделать еще год назад. Являясь одним из основных поставщиков СПГ, Австралия не побеспокоилась о собственных запасах, что привело к повышению цен на энергоносители. Многомиллиардный перерасход средств на строительство новых СПГ-терминалов (почти $17 млрд) заставил пересмотреть многие вопросы, связанные с разработкой подобных проектов, а также стоимость австралийского СПГ. Этот и ряд других факторов затормозили развитие отрасли в стране, но не повлияли на амбиции. Многие аналитики утверждают, что в ближайшее время Австралия может перебраться на первую ступеньку. А пока чистый импорт Австралии – 150,85 млрд м³ в год.

Третье место занимает Малайзия с объемом чистого импорта 54,35 млрд м³ в год. Эта небольшая страна вышла на рынок СПГ вместе с Австралией в 1980-е годы и до сих пор держится в лидерах. Если Катар с Австралией «громко» конкурируют, то и дело появляясь в сводках новостей, то Малайзия тихо-мирно продолжает импортировать СПГ, понемногу наращивая производственные объемы. В ближайшие пять-десять лет она может уступить место более амбициозным странам, в том числе России или США.

Инфографика на основе данных нефтегазовой компании BP, Статкомитета СНГ, FACTS GLOBAL Energy Group и компании IHS Inc. Июль 2017 г. (66-е издание). www.thecanadianagencyclopedia

СБЫТЬ ИЛИ НЕ СБЫТЬ...

Глобальный рынок СПГ поделен на три региональных: Азиатско-Тихоокеанский (АТР), североамериканский и Европейский. У каждого свои особенности, плюсы и минусы.

Самым быстрым и динамичным считается АТР. За последние десять лет Азия укрепила свои позиции как главного региона-импортера, увеличив долю мирового импорта СПГ до 76 % (по данным GIIGNL 2018 года). Аналитики консалтинговой группы Wood Mackenzie прогнозируют к 2040 году рост спроса на СПГ в регионах Южной и Юго-Восточной Азии минимум в пять раз, а это не менее 236 млн т в год, что на 2,56 млн меньше, чем нынешнее потребление всей Азии (238,56 млн т).

Главный мировой покупатель СПГ – Япония. Почти 100 % ее потребностей в газе покрывается импортом. Объемы закупок постоянно растут и на конец 2018 года составили 82,46 млн т. Это связано с рядом нововведений, в частности, с переходом на альтернативные, более чистые источники топлива, которые позволят закрыть атомные и угольные электростанции.

Китай занимает второе место по импорту, закупая 54 млн т, но, судя по всему, может сравняться с Японией в ближайшие пять-семь лет. Политика замены угля на газ позволила увеличить поставки СПГ в 2017 году на 42 %, а в 2018 году – на 38 %. При нынешнем уровне закупок Китай добавит еще 25 %, но точные цифры будут известны лишь в 2020 году.

Южная Корея в прошлом году потребила 43,95 млн т СПГ, а импорт вырос на 16,2 %, существенно сократив разрыв с Китаем. Это связано с закрытием на ремонт атомных электростанций, а также введением ограничений на использование угольных электростанций (особенно старых).

Через десятилетие или чуть больше к Азиатско-Тихоокеанскому рынку подключится Индия, использующая газ для промышленности и в городах (63 млн т в год), и Индонезия, которая переводит большую часть электрогенерации на СПГ (43 млн т в год).

Североамериканский рынок считается одним из самых неопределенных в плане перспектив. США активно внедряет новые СПГ-проекты, но «торговая война» с КНР, более высокая стоимость СПГ в сравнении с АТР и Европой, недостаточное обеспечение собственным природным газом и другие нюансы пока не позволяют американцам выйти на лидирующие позиции. Возможно, ситуация изменится, но в ближайшие годы это маловероятно, поскольку придется пересматривать отношения с импортерами АТР, особенно с КНР.

Из-за ограничений импорта трубопроводного газа из США Мексика не может подняться в «турнирной таблице», оставаясь на уровне 29 %. А вот Аргентина освоила добычу сланцевого газа, за счет чего снизила закупку СПГ на 22,5 %.

Существует специальный термин – «азиатская премия», который показывает разницу цен в Азии и на Европейском рынке. Понятие сформировалось в 1960-е годы, когда Япония, бедная на природные ресурсы, выразила готовность платить за природный газ больше, чем США или Европа. Пытаясь наладить бесперебойный импорт топлива, Япония предлагала поставщикам помощь в финансировании СПГ-проектов, а также заключила долгосрочные контракты на поставку СПГ по ценам, привязанным к стоимости нефти.

Европейский рынок еще в 2013 году рассматривался как второй по перспективности в мире. На деле оказалось, что для Европы газ «из трубы» намного привлекательней СПГ, причем не из-за цены, а из-за простоты. Для регазификации сжиженного газа нужно построить СПГ-терминалы, а потом еще и загрузить их. Несмотря на возрастающую потребность в газе, в 2018 году 35 европейских терминалов были загружены не более чем на 20 %.

Главным европейским импортером остается Испания, закупившая в 2018 году 10,8 млн т. Второй по величине импортер Европы – Турция, потребившая 8,3 млн т СПГ. Здесь немало перспективных проектов, которые могут увеличить потребление сжиженного газа, улучшив тем самым экологическую ситуацию в стране и мире, но бюрократические проволочки и нежелание «заморачиваться» с СПГ-терминалами оставляют вопрос открытым.

Из-за снижения добычи газа Бельгия и Нидерланды вынуждены повысить импорт СПГ, а при выгодных условиях и «азиатской премии» могут всерьез задуматься об увеличении объемов. Тем более что для этого есть все условия. После резкого поднятия цен в прошлом году в этом они снова начали падать. На СПГ-рынке краткосрочных сделок АТР стоимость мегаватт-часа снизилась вдвое: с 33 до 18 евро, а в Европе – с 27 до 17 евро. Благодаря этому Европа начала заполнять свои хранилища по заниженной цене, и теперь в них наблюдается рекордный запас топлива.

МЕДВЕДЬ В БЕРЛОГЕ

Несмотря на лидирующую позицию по добыче природного газа, Россия никак не соберется с силами, чтобы добиться аналогичных результатов на рынке СПГ. Отчасти это связано с финансированием, отчасти – с введением в эксплуатацию дорогостоящего «Северного потока-2», идущего в обход Украины, первой и второй нитки «Турецкого потока», а также «Силы Сибири», направленной в Китай. Кроме того, в стране не хватает производственных мощностей, которые позволили бы осуществить глобальный прорыв.

Площадь островов Тринидада и Тобаго в 3340 раз меньше, чем площадь России, – при этом Тринидад и Тобаго находится в мировом списке экспортеров СПГ на два пункта выше.

По официальным прогнозам, Россия планирует занять 15–16 % рынка поставок СПГ уже в 2025–2030 годах. Для этого в 2017 году была запущена первая очередь завода «Ямал-СПГ» с производственной мощностью 5,5 млн т и постепенным увеличением объемов до 16,5 млн т в год, а также новый терминал по производству СПГ «Криогаз-Высоцк» (апрель 2019 года) мощностью 660 тыс. т в год.

Процесс загрузки СПГ в танкер. Фото: Center for Liquefied Natural Gas
Готовятся к строительству новые заводы. Прорывом можно назвать подписание базовых условий соглашения между российской компанией «Новатэк» и китайской нефтехимической компанией Sinopec в июне 2019 года. В документе говорится об образовании совместного предприятия, цель которого – продажа российского сжиженного газа на рынках КНР, которая, напомним, потребляет не менее 54 млн т. За этот договор можно поблагодарить США и ее «торговую войну» против Китая, который незамедлительно ответил своими санкциями. Сначала он выдавил с рынка американский сжиженный газ, после чего обложил его встречными пошлинами. Недешевый «штатовский» газ еще прибавил в цене, и его поставки стали бессмысленными.

Но война войной, а СПГ импортировать нужно. И Китай сделал ход конем. Новая компания сможет извлекать прибыль из всех этапов производства, от добычи природного газа до продажи СПГ конечному потребителю. Россия, в свою очередь, укрепляет позиции на АТР и сможет подняться на пару пунктов в мировом рейтинге.

Завод по сжижению газа. Фото: Center for Liquefied Natural Gas, www.rigzone.com

Инфографика: www.de.kaefer.com

Кроме того, продолжается борьба с США за рынок сбыта в Европе. Танцы с бубнами сейчас выплясывают вокруг Германии обе державы, ведь в ближайшие пару лет ФРГ станет 43-й страной-импортером СПГ. И тут, как говорится, кто первый встал, того и тапки. Не стоит забывать и Катар, который предлагает немецким властям вложить часть средств в строительство регазификационного терминала. Но нет смысла делить шкуру неубитого медведя, поэтому результаты будут видны спустя два-три года. А за это время может многое измениться.

Учитывая высокую экологичность в сравнении с углем и нефтью, вполне возможно, что СПГ станет для стран-экспортеров Клондайком XXI века. И от выбора «делянки» зависит не только повышение доходов, но и стратегическое влияние на ситуацию в мире. Главное, чтобы в погоне за мечтой не настигла золотая лихорадка.


Общество

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK