Антон
я могу очень много работать
Недостатки - обычно продолжение достоинств
Антон Гехт
Все записи
текст

Шведская сборка

Что вы можете сказать о Швеции? Средневзятый россиянин с ходу вспомнит только Полтавское сражение. Чуть-чуть подумав, он, скорее всего, добавит «Карлсон» и «Икеа». Двести лет без войны и социальных катаклизмов в общественном сознании делают из Швеции эдакий остров стабильности. Но так было далеко не всегда. Шведское государство шло путем бесчисленных распрей. И у истоков создания объединенного королевства стоял правитель-воин, легендарный основатель Стокгольма ярл Биргер Магнуссон.
Шведская сборка
     Семья Фолькунгов, из которой происходил родившийся в 1216 году Биргер, была очень влиятельной в стране. Несколько его родственников в разное время побывали ярлами – высшими сановниками при фигуре короля Швеции. Но сам Биргер обошел их всех, в 1237 году он женился на Ингеборг, сестре короля Эрика XI. Жена Биргера приходилась дальней родственницей будущему новгородскому князю Александру Ярославичу – тому самому, которому предстояло войти в историю России под прозвищем Невский. Он, кстати, еще появится в нашем рассказе.

На северной окраине Европы формирование государств и развитие общества шло медленнее, чем в других странах. Дело не в анекдотической скандинавской неспешности, а в отсутствии общего для всей Западной Европы римского прошлого. Ведь в значительной степени именно Римская империя служила для средневековых европейцев источником представлений об устройстве государства, армии и всех прочих сфер жизни. Именно поэтому настоящее средневековье наступает в Скандинавии лишь к рубежу XII–XIII веков, когда эпоха викингов и ее последствия окончательно отходят в прошлое. Только тогда в Швеции формируется государство во главе с королем – выборным, в отличие от европейских наследственных монархий, появляются сословия – знать, духовенство, крестьяне. Но в первой половине XIII века Швеция, как и древняя Русь, была раздроблена на исторические регионы, регулярно воевавшие друг с другом. До поры до времени объединить их было некому, да и… негде. В 1187 году, за три десятилетия до появления нашего героя на свет, воспользовавшись очередной междоусобицей внутри страны, на древнюю шведскую столицу Сигтуну напали язычники-карелы. 
Сигтуна была не только важнейшим торговым городом. Здесь находилось несколько крупных церквей и монастырей, бывших в те времена центрами образования и книжной культуры. Именно после набега карел на Сигтуну из города якобы были увезены металлические церковные ворота, позднее получившие название Магдебургских. Эти ворота, вероятно, купленные или попросту отобранные у карел новгородцами, можно увидеть на стенах новгородской Софии. Так или иначе, Сигтуна была полностью разорена и впоследствии уже не играла прежней роли в жизни Швеции. 

В 1248 году, получив звание ярла, Биргер стал фактическим правителем королевства при болезненном Эрике XI, у которого не было наследников. В результате после его смерти в 1250-м королем стал сын Биргера и Ингеборг Вальдемар, а регентом при нем – сам Биргер. Так он попытался создать в стране наследственную монархию. Но чтобы доказать право своих потомков на шведский престол, ему еще предстояло продемонстрировать силу, объединив королевство.
Региональная шведская знать выступила против захвата власти Биргером. Против него был начат мятеж, возглавляемый его же родственниками из рода Фолькунгов. Отряды мятежников были разбиты, а лидеры заговора – казнены. Но для дальнейшего существования королевства было необходимо укрепление государственной власти. 
Тогда Биргер создал так называемые «клятвенные законы». Согласно им король и могущественные люди обязывались наказывать преступления «против мира»: нападения на человека в его доме, в церкви, на тинге (общественном собрании). Эти законы отличались тем, что действовали на территории всего королевства, тем самым подчеркивая, что прежняя автономность отдельных областей уходит в прошлое. За их соблюдением следили поставленные ярлом чиновники, в распоряжении которых были и вооруженные отряды, готовые при необходимости восстановить порядок силой.
Интересно, что для россиян ярл Биргер со школы известен не как фактический создатель шведского королевства, а как противник легендарного Александра Невского, разгромившего шведов в 1240 году. Известно, что в 1237 году Папа Римский Григорий IX инициировал крестовый поход на Русь, главной силой которого должны были стать рыцари Ордена меченосцев и шведская знать. Летом 1240-го шведское войско высадилось на берег Невы близ устья Ижоры – отсюда шведы хотели начать наступление в глубь новгородских земель и занять важную крепость Ладогу. Однако реализации этих планов помешала хорошо организованная охрана русских берегов. Получив от дозора известие о высадке шведского военного отряда, молодой новгородский князь Александр Ярославич незамедлительно вышел в поход со своей дружиной и новгородским ополчением и внезапно напал на шведский лагерь, нанеся ему оглушительное поражение. Согласно русским летописям, сам шведский ярл якобы был ранен в лицо ударом русского князя. 
И здесь мы сталкиваемся с исторической загадкой. В России это событие получило название Невской битвы, а в шведских источниках оно вообще никак не отражено. Больше того, говорить об участии ярла Биргера Магнуссона в Невской битве очень затруднительно – в 1240 году Биргер еще не был ярлом, тогда этот титул носил его двоюродный брат Ульф Фаси. Поэтому уместно предположить, что в битве, если уж она состоялась, именно он стоял во главе шведского войска. Это противоречие дат и источников морочило голову не одному поколению историков и не вполне разрешилось даже после вскрытия захоронения ярла Биргера (см. справку).
Как о самом ярком эпизоде в жизни Биргера-полководца, можно говорить о завоевательных вылазках на юг современной Финляндии, позднее названных Вторым шведским крестовым походом. Благодаря им в 1248 году в состав Швеции были включены южные и западные финские области. Естественно, основной причиной этих походов было желание захватить новые земли. Но религиозный оттенок придавал им совершенно новый облик: можно было «принять крест» и получить прощение грехов, не отправляясь на другой край света, в Палестину, а всего лишь высадившись на другой берег Балтийского моря. Католическое духовенство, заинтересованное в увеличении паствы и церковных податей и видевшее немалую опасность в православии, которое распространялось среди финнов и карелов под влиянием Новгородской республики, эту идею от всей души одобряло. 
Биргер Магнуссон был похоронен в провинции Вестеретланд в монастырской церкви Варнхем, на стене которой сохранилось его скульптурное изображение. На нем, конечно, никаких следов от ранения в лицо, якобы полученного Биргером в Невской битве, отражено не было. 
Могила ярла была вскрыта шведскими учеными в 2002 году. Исследования останков позволили реконструировать его вероятный облик и определить, что в момент смерти ему было около 55 лет и что на лице Биргера были следы от серьезной травмы, скорее всего, шрам под правым глазом. С одной стороны, этот факт подтверждает отечественную легенду о ранении Биргера во время Невской битвы. С другой стороны, с учетом эпохи, в которую жил ярл, наличие подобного ранения на лице не удивительно. 
Есть и неоднозначный исторический факт. В 1252 году, через 12 лет после Невской битвы, правитель Швеции предоставил политическое убежище младшему брату Александра Невского, Андрею, выступившему против монгольских сборщиков дани. Зачем ему понадобилось укрывать у себя младшего брата своего врага? Впрочем, ярл мог иметь планы на беглеца, рассчитывая использовать его в своих политических интересах. Так или иначе, через несколько лет Андрей без всяких препятствий со стороны шведов вернулся домой, получив при содействии брата прощение от ордынцев. 
А противоречивые свидетельства о Невской битве по-прежнему остаются объектом споров и размышлений.
Символом шведского присутствия в регионах Финляндии, вышедших из-под новгородского влияния, стала заложенная Биргером Магнуссоном в 1249 году крепость Тавастборг (фин. Хямеенлинна), в перестроенном виде сохранившаяся до сих пор. Но это, конечно, не самый важный из его градостроительных проектов. 

Укрепившись у власти, Биргер решил построить новый город, которому предстояло стать столицей. В месте, где крупнейшее озеро центральной Швеции, Меларен, соединяется с Балтийским морем, расположен остров Стадсхольмен. Стратегически важное положение острова, позволяющее контролировать проход кораблей в водную систему озера и не допускать проникновения врагов в глубь центральной Швеции, было по достоинству оценено ярлом. На нем и была основана столица. История города традиционно начинает отсчет с первого упоминания в письменном источнике. Твердая дата, не вызывающая сомнений, – 1252 год, им датированы отправленные Биргером письма, в которых помечено, что написаны они в Стокгольме.
Для развития торговли в том же году ярл Биргер предоставил купцам из могущественного экономического союза, Ганзы, управлявшим в те времена перевозкой товаров на Балтийском море, широкие привилегии – право вести по всей Швеции торговлю, не облагаемую государственными пошлинами и налогами.

В шведской столице немало напоминаний о личности Биргера Магнуссона. Это и кенотаф около здания стокгольмской ратуши, непременно демонстрируемый русским туристам, и памятник на острове Риддархольмен, изображающий ярла могучим средневековым воином в шлеме и кольчуге. Есть и улица, названная в его честь, – Биргер Ярлсгатан (швед. Birger Jarlsgatan). Это одна из самых длинных улиц в центре Стокгольма, детища ярла Биргера. 
С остальными детьми ярлу повезло меньше. Его супруга Ингеборг умерла в 1254 году, оставив Биргеру восьмерых наследников. Еще через 12 спокойных лет, до конца занимая ключевую позицию в управлении Швецией, умер и сам Биргер. Он стал первым правителем из рода Фолькунгов, кому удалось сохранить власть за своими потомками на длительный период времени. Но, как нередко случалось в истории, его наследники оказались гораздо менее способными в области государственного управления. Уже среди сыновей Биргера вспыхнула борьба за власть, которая продолжилась и между его внуками, уничтожив значительную часть потомков ярла. Сегодня смотреть на самое спокойное государство Европы, которое притом остается королевством, ярл Биргер может только глазами бронзовой статуи на Риддархольмен – Рыцарском острове.

Коротко

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK