Ким
я могу что надо, то и могу
Ты дурак, если не восходил на Фудзияму. Но если ты был на ней дважды, ты дурак вдвойне (японская пословица)
Ким Александров
Все записи
текст

Неприятная мелочь

Как бы хотелось верить, что в будущем не будет войн! Но иллюзии вредны для здоровья: пока есть соперничество, финансовые, политические, идеологические и другие интересы, они будут порождать конфликты, порой неразрешимые дипломатическими средствами. И тогда остается вооруженное противостояние! Между тем, вопреки идеям создать супероружие, которое так страшно применять, что войны становятся невозможными, бог Марс проявил дьявольскую изворотливость. Он вытащил на передний край партизан, поставив ребром вопрос об экономической целесообразности военных действий.
Неприятная мелочь

Действительно, одно из главных качеств оружия (не только современного) – запредельная стоимость. Никого не удивляет, что крылатая ракета, чье предназначение – долететь до цели и оглушительно взорваться, – стоит несколько миллионов долларов. А звено самолетов ценой в миллиард? А боевые корабли, сто́ящие больше, чем все космические программы? Все это в нашем сумасшедшем мире никого не шокирует.
     Но вся эта «королевская конница и вся королевская рать» мало подходят для войн нового поколения. Да, можно разбить крылатыми ракетами локаторы и зенитные батареи, можно сжечь сотни танков и грузовиков, можно вывести из игры неприятельское верховное командование, но с точки зрения классического завоевания территории это почти ничего не дает. Нужна тотальная зачистка, иначе завоеватель рискует получить бесконечную партизанскую войну. Или же – масштабная и предельно циничная программа насильственных социальных преобразований по типу немецкой денацификации.
     Но если с Германией, близкой к завоевателям по культуре, убеждениям и уровню развития, этот фокус удался, то что делать с чуждыми социумами? Опыт второй половины ХХ столетия показал, что любителям блицкригов, концентрированных танковых ударов и массированных бомбардировок а-ля Дрезден или Токио придется потесниться. Первый удар опрокидывает армию аборигенов, леса и пустыни перепахиваются бомбами, но что делать потом? Разбитый однажды враг оживает, он – везде и нигде, против него бессильны танковые дивизии и ударные авианосцы. Граница между мирными обывателями и комбатантами стерта, а разветвленные террористические сети в состоянии наносить чувствительные удары на территории просвещенных стран-«демократизаторов».


Одним из первых в программу DARPA «вписался» профессор Технологического института штата Джорджия Роберт Майкельсон с проектом малого БЛА «Энтомоптер» (Entomopter). Фото: Gary Meek www.zh.wikipedia.org

И, НАДО ПРИЗНАТЬ, цивилизованный мир, погрязший в самодовольстве, первый раунд войны на своем пороге проиграл вчистую. Что противопоставить ордам полуграмотных террористов с «калашами»? Одна крылатая ракета стоит больше, чем рота таких партизан заработает честным трудом за всю жизнь. Но страшно представить, что может натворить эта сотня в современном городе, беспечно наслаждающемся благами современной цивилизации!
     Как с ними бороться в условиях плотной застройки, при обильных инженерных коммуникациях, по которым можно передвигаться незаметно? А если захват готовился заранее, то к этому можно добавить тайники с запасами воды, пищи и боеприпасов. Наконец, живой «щит» из мирных жителей, взятых в заложники.
     Очевидно, что на первый план выходят не танки и штурмовики, не системы залпового огня и не ракетные крейсера. Главную роль играют небольшие мобильные боевые группы, действующие полуавтономно, в плотном взаимодействии с коллегами. Бойцу такого отряда навыки оператора понадобятся не меньше, чем тактическая грамотность, искусная стрельба или верблюжья выносливость. А при чем здесь оператор?

ПРИ ТОМ, ЧТО в ближайшей перспективе солдат может превратиться в «повелителя мух», управляющего стаей небольших боевых аппаратов-дронов (от англ. drone – трутень), выполняющих разведывательные, ударные или охранные функции. В доктрине сетецентрической войны (Network-centric warfare), овладевшей умами военных теоретиков, главный компонент – всеобъемлющая информационная интеграция, в корне меняющая представления о взаимодействии подразделений и степени их автономности. Самой перспективной архитектурой боевой системы будущего признан «рой» – комбинация однородных и примерно равноценных средств (танков, самолетов, кораблей и пр.), достаточно автономных по отдельности, но усиливающих многократно боевую мощь в «разумном» комплексе.


Проект «Колибри» (Hummingbird) www.digi.tech.qq.com

ПРАВДА, В БОРЬБЕ с террористами (а эта задача наиболее актуальна в нынешних условиях) нужно внести довольно серьезные поправки. Во-первых, «рой» будет противодействовать легковооруженным комбатантам, не слишком искушенным в тактике современного боя. Бросать против них тяжелую и дорогую бронетехнику, довольно уязвимую на городских улицах, – расточительно и малоэффективно. То же самое относится и к практике превращения городских кварталов в лунный пейзаж массированными авиаударами. Следовательно, в таких операциях нужны малозаметные и дешевые аппараты, массовое применение которых не станет катастрофой для бюджета.
     Небезызвестный Дэн Браун в своем романе «Точка обмана», вышедшем в 2001 году, написал: «…Крошечные стрекозы – идеальный образец для создания шустрых и очень эффективных летающих микроботов. Модель “РН-2”, которой сейчас и управлял Дельта-2, имела всего сантиметр в длину. А летала она при помощи двойной пары прозрачных крыльев, закрепленных на крошечных шарнирах. В результате шпионская игрушка отличалась удивительной мобильностью и эффективностью». Безусловно, для такого предположения у знаменитого писателя были веские основания. Одним из источников послужил доклад сотрудника Национальной лаборатории Лос-Аламос (Los Alamos National Laboratory) Джондэйла Солема (Johndale C. Solem) «Военное применение микророботов» (The application of microrobotics in warfare), опубликованный в сентябре 1996 года.

МАСТИТЫЙ УЧЁНЫЙ, специализирующийся на теоретической физике, первостепенное внимание уделил простому и в то же время фундаментальному вопросу – какой механизм должен обеспечить мобильность микроботов? Если прогресс микропроцессорных технологий позволял снабжать их разумными «мозгами» и чувствительными датчиками, то с передвижением возникали серьезные проблемы. В качестве силовой установки летающего микробота Дж. Солем рассмотрел микродвигатели японской фирмы Namiki Precision Jewel. Экспериментальный 7CE-701 с самарий-кобальтовым магнитом при собственном весе чуть больше 2 г на 7 тыс. оборотов в минуту развивал мощность 40 мВт и тягу в 3,5 гс, а в варианте с редуктором – почти в два раза больше. Отметим, что современные серийные образцы микромоторов Namiki при собственном весе в 3,5 г выдают почти 200 (!) мВт.

ИСХОДНОЙ ТОЧКОЙ для исследования Дж. Солема послужили работы стратегической исследовательской корпорации RAND и Массачусетского технологического института, предложившие концепцию мини- и микроразмерных беспилотных летательных аппаратов (БЛА), воплотившуюся в 1995 году в государственную программу агентства DARPA Минобороны США. Прежде всего в программе было определено, что речь идет о полностью самостоятельном классе летательных аппаратов размером менее 15 см, не являющихся уменьшенными копиями больших самолетов и БЛА (которых к тому времени было разработано уже предостаточно). Теперь инженеры и военные могли говорить о малых БЛА на одном языке, имея в виду роботов с шестью степенями свободы (то есть летающих), способных доставлять полезную нагрузку (пусть и небольшую) к опасным объектам и выполнять разведку, наблюдение, наведение и мониторинг.

15-САНТИМЕТРОВЫЙ ПОРОГ, несмотря на кажущуюся произвольность, на самом деле продиктован законами аэродинамики, а конкретнее – числом Рейнольдса, представляющим собой характеристику степени плавности (ламинарности) газового потока. Чем ниже число Рейнольдса, тем ближе мы к условиям полета маленьких птиц и больших насекомых.


Летом американский спецназ в Ираке получил 350 дронов-«камикадзе» Switchblade всё той жу Aerovironment. Фото: Business Wire, www.businesswire.com

ОДНИМ ИЗ ПЕРВЫХ в программу DARPA «вписался» профессор Технологического института штата Джорджия Роберт Майкельсон с проектом малого БЛА «Энтомоптер» (Entomopter). Размах крыльев, машущих с частотой 35 Гц, составил 18 см, а теоретическая грузоподъемность достигала 10 г при собственном снаряженном весе в 40 г. Сам профессор целомудренно отмечал, что его главной целью было создание механизма для разведки в неблагоприятных для человека средах, например, на Венере и Марсе. «Изюминка» проекта – экзотическая силовая установка на основе биополимеров, копирующая циклическое сокращение мышц под действием управляющих сигналов. Однако при всей перспективности именно она и стала камнем преткновения, заставившим DARPA прекратить поддержку программы Майкельсона.
     Новым фаворитом стала компания AeroVironment, основанная выдающимся инженером Полом Маккриди (Paul B. MacCready, Jr.). Проект «Колибри» (Hummingbird), запущенный и профинансированный DARPA в 2006 году, предполагал создание прототипа нано-беспилотника Nano Air Vehicle (NAV) с удаленным управлением, оснащенного миниатюрной видеокамерой. «Птичке» с размахом крыльев 160 мм предстояло развивать скорость до 18 км/ч. Кроме свободного перемещения по всем направлениям, аппарат должен был уметь вращаться и зависать в воздухе не менее чем на минуту. Взлетный вес ограничивался 20 г (меньше, чем у батарейки размера АА), а дальность полета, в основном продиктованная сравнительной слабостью приемников радиосигнала, должна была достигать километра.
     Однако, как и в случае с «Энтомоптером», махолеты пока не смогли выйти из стадии эксперимента и стать надежной аэродинамической платформой. Поэтому в аппарате Snipe (бекас) фирма AeroVironment применила проверенную схему квадрокоптера. «Бекас», конечно, получился намного тяжелее колибри (его вес достигает 130 г, а размер – 15 см), зато запускается меньше чем за 50 секунд и способен пролетать больше 20 минут на удалении до километра, передавая видеоизображение в оптическом и инфракрасном диапазоне в режиме реального времени.

ЕСТЬ ВСЕ ОСНОВАНИЯ ПОЛАГАТЬ, что в самом ближайшем будущем компанию разведчикам составят так называемые барражирующие боеприпасы – миниатюрные дроны, несущие на борту небольшой заряд взрывчатки. Во всяком случае, летом американский спецназ в Ираке получил 350 дронов-«камикадзе» Switchblade все той же AeroVironment. Дальность действия этих мини-убийц достигает 10 км, скорость полета – до 160 км/ч, а боевой заряд аналогичен 40-миллиметровой мине. И совсем не исключено, что скоро курсанты военных училищ будут учиться, как побеждать в «битвах дронов».

1  /  4
Фото: www.torrentedigital.com
Дрон-«камикадзе» Switchblade Дальность таких мини-убийц достигает 10 км, скорость полета - до 160 км/ч. Фото: www.avinc.com
В аппарате Snipe фирма AeroVironment применила проверенную схему квадрокоптера. Фото: www.dronesplayer.com
Фото: www.avinc.com

Драйв

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK