Владимир
я могу придумать сюжет
Не верить, не трусить, не просить
Владимир Молотов (Молотилов)
Все записи
текст

Убивалка

Научно-фантастическая проза

– Не секрет, что в современном мегаполисе люди часто мешают друг другу. – Лысоватый менеджер Антон чуть наклонился ко мне. – Оно и понятно: необходимость добывать деньги заставляет находиться бок о бок с такими же, жаждущими места под солнцем. Это часто вызывает неприязнь к ближним.

– Ладно, давайте ближе к делу, а то мне пора. – Болтовня Антона стала меня напрягать.

Сотрудник интернет-магазина убивалок кивнул и заговорил быстрее:

– Наше устройство помогает решить эту проблему в корне, оно снимает напряжение, облегчает вынужденное общение. При этом оно комфортно – вы носите только очки, слитые с наушниками, с которыми соединен проводком карманный джойстик. Кстати, мы единственные представители в регионе. Гарантия на год, если что – сразу к нам!

Передо мной на казенном столе красовалась убивалка – вторая версия, пять гигов оперативки, процессор запрятан в джойстике, а видеокарта – в ободке стильных старомодных очков с черными полупрозрачными линзами. Я уже оплатил покупку и почти дослушал напутствия менеджера, осталось лишь распрощаться и забрать гаджет.

– Отлично. Ну, я пойду?

– Да-да. – Антон слегка расстроился и добавил уже вдогонку: – Не забудьте, Марк, активация убивалки кнопкой сбоку ободка!

 

Конечно, я не забыл. Активировал необычный гаджет, как только вышел на весеннюю улицу. И сразу начал его испытывать. О, результат оказался выше любых похвал!

Больше всего мне понравилось отстреливать пенсионеров. Они вечно мешаются в магазинах и у банкоматов. Между прочим, первым делом я зашел в банк, чтобы снять наличку. Первой жертвой стала вредная бабка, долго переводящая куда-то бабки с карты, я замучился ждать за ее спиной очереди в банкомат и начал нервничать.

Сначала я достал простой боевой пистолет, подобрался сбоку и всадил пулю ей в локоть морщинистой руки, медленно и неразборчиво нажимающей иссохшими пальцами на сенсор банкомата. Бабка завыла, схватив локоть другой рукой, кровь смачным алым пятном заполнила рукав серой кофточки. Пенсионерка повернула голову и выпучила на меня глаза.

Второй пулей я отбросил ее от банкомата – свинец попал прямо в морщинистую, как молочная пенка, щеку. Бабулька, раскинув руки, отпала к стене и сползла на пол. Окровавленная голова безжизненно упала на плечо, седой локон окропился кровью.

Супер! У меня от души отлегло. Я незаметно нажал кнопочку паузы и сунул джойстик в карман, тут как раз и пенсионерка отошла, и я спокойно снял денежки.

Вторую жертву я прикончил в гипермаркете, где взял колу – промочить горло. В очереди на кассу передо мной стоял мужик лет сорока пяти, а впереди него тоже пенсионерка. Впрочем, она на удивление быстро рассчиталась за кефир, и я не стал ее убивать. А вот мужик очень муторно выкладывал на конвейер кучу продуктов, причем делал это не спеша, как будто испытывал мое терпение.

Я достал охотничий карабин, отступил два шага назад, мужик уже повернулся ко мне и пару раз моргнул, раскрыв рот. Я выстрелил ему в живот. Он издал странный звук, как будто только начал орать, и захлебнулся, захрипел, схватившись руками за живот, закрытый тканью синей рубашки. Тут же он припал на колени, кровь заструилась по кистям рук, сдерживающим выпадающие кишки. Затем он завалился около стойки с жевательными резинками, та сдвинулась со скрипом, посыпался товар. На серой половой плитке быстро образовалась лужица крови.

Довольный, я обступил жертву и прошел вперед. Кассирша уже спряталась где-то в нутре своего рабочего места. Я хмыкнул – ну вот, можно не рассчитываться. Так и быть, убивать ее я не стану, не за что.

Нехотя нажав на паузу, я увидел, что мужик как раз уже отдал деньги шатенке в кассирском передничке. Это меня обрадовало. Однако сам данный тип в синей рубашке едва ли стал мне менее противен. Наконец, я рассчитался за колу и вышел на солнечную майскую улицу.

Когда я промочил горло, а газ приятно взбодрил тело, мне пришла в голову классная идея. Шляпа в том, что недавно меня уволили из одной дурацкой фирмы, директорша попросила написать заявление по собственному, дескать, я, видите ли, недобросовестно выполняю обязанности.

На самом деле пристроили какого-то родственника, ведь место мое хлебное. Давно нужно было забрать у них остатки личных вещей. Просто, когда получал расчет, сильно торопился. А потом не хотел идти, уж так я их всех возненавидел, особенно директоршу. Всех и за все, за обиду, нанесенную увольнением, за холодность, вообще, за эти приевшиеся лица.

Тут было недалеко – всего пару кварталов. Я прошелся пешочком. У порога осточертевшей за три года конторы слегка ускорилось сердце от волнения. Я постоял чуток и поднялся, зашел внутрь.

На ресепшене меня как всегда встретила вредная дежурная Юля – брюнетка лет двадцати пяти, с правильными чертами, но слишком вытянутым носом. От природы хитрые серые глазки глянули в мою сторону:

– Марк, а ты чего здесь?

Я нервно взял джойстик в руку.

– Да так, заглянул кое-что забрать. Директриса на месте?

– Ну да, только я тебя не пущу. Надо спросить разрешение.

Вот зараза, вечно она правильную из себя строит! Я достал из кармана армейский пистолет «Стриж». В живот, да, пожалуй, в живот, прямо под выдающуюся грудь, чтоб не испортить смазливое личико и женские прелести.

Реакция Юли превзошла все ожидания. Прежде чем завалиться на пол, она изобразила на лице необычайное удивление, смешанное с ужасом. Она успела произнести что-то типа: «Марк? Ты что, спя?..»

Затем на шум выстрела выскочил из ближайшего кабинета начальник службы охраны Кирилл Юрьевич, рослый усатый тип в костюме с иголочки, по жизни выдающий какие-то пошлые шуточки, особенно в адрес офисных дамочек. Не нравился он мне: вечно этот Кирилл Юрьевич бездельничал, а зарплату получал больше меня!

Я быстро перенаправил пистолет, вторая пуля досталась Кириллу Юрьевичу. Тот лишь успел выпучить глаза, а затем схватился рукой за сердце и завалился вдоль стены на пол, прямо под пропускной турникет. Меж его пальцев пробился пульсирующий алый фонтанчик.

– Не могли просто пропустить, – ухмыльнувшись, я осмотрел пистолет и затем, преодолев турникет, двинулся дальше, в глубь коридора.

По дороге мне никто не встретился. Видимо, услышали выстрелы, испугались. Так я добрел до кабинета директрисы. Та, слава богу, сидела в своем огромном кресле.

– Марк? – Она удивленно оторвала зеленые глаза от монитора. – Ты как здесь?

Я поднял пушку и приставил ей ствол к сонной артерии.

– За то, что ты меня уволила, сучка, я сейчас тебя проучу! – медленно проговорил я.

Она захлопала миниатюрными ладошками ресниц. Ее дрогнувшая холеная кисть потянулась к мобильнику, лежащему неподалеку на столе. Свободной рукой я отмахнул его к стене, и он с треском развалился на части.

– Послушай, Марк… – проблеяла она.

– Заткнись, тварь! – Я неожиданно схватил ее за косичку и нагнул ее голову к столешнице. – Вякнешь – пристрелю!

Дальше я зашел сзади, поставил ее раком, отодвинув кресло, задрал юбку и, не убирая пистолет от ее шеи, приспустил серые трусики. Когда я ввел свой возбудившийся орган, она жалобно застонала, заплакала. Господи, как я мечтал об этом!

Тут меня неожиданно грубо потеребили за плечо. Пришлось нажать на паузу. И я словно очнулся от забытья посреди того же кабинета директрисы, однако реальность не обрадовала. Позади нарисовался Кирилл Юрьевич.

– Слушай, ты почему без спроса прошел и Юлю проигнорировал, а?

Директриса сидела за столом и неодобрительно глядела на меня (я стоял сбоку от нее).

– Просто хотел сказать… – пробормотал я. – Что вы зря меня уволили!

– Ну, понятно, – бросила бывшая начальница. – Кирилл Юрьевич, выведите его, пожалуйста! – и она уставилась в монитор.

Кирилл Юрьевич аккуратно вывел меня из ее кабинета.

– На вот, твои вещи. – Он протянул то, что я хотел забрать.

Когда я покинул контору, меня почему-то охватило некое чувство неудовлетворенности. Словно мне чего-то не хватило. Жаль, что на самом деле все они остались живы, – на этой мысли я себя поймал!

 


Позже я прикончил еще нескольких идиотов, и мне стало веселее. Например, когда я после сытного домашнего обеда сходил в муниципальное заведение, чтобы получить одну справку. Ну, надо было мне. И вот там-то я оторвался от души.

Очередь, как водится в таких приемных, образовалась нешуточная. Я терпеливо выждал, и вот прямо передо мной остался один мужчина, он подсел к сотруднице и начал с ней хихикать, видимо, оказался ее знакомым.

Сам он выглядел уже пожившим – лет сорок семь или сорок восемь. Такой весь добренький, обходительный, в простом свитере и джинсах, а круглое лицо не очень-то приятное. И она в деловом костюмчике – симпатичная молоденькая блондинка со слишком большим ртом.

Они долго так хихикали, она ему что-то не спеша оформляла, а я все ждал. Наконец, меня это достало! Я активировал убивалку и взял в руку джойстик.

Обходительный тип в свитере через несколько секунд уже с затихающим хрипом скатывался со стула, измазанный в собственной крови, а я все наносил ему очередные удары мощным разделочным ножом.

Блондинка сначала было зажала свой большой рот ладонью, но затем вдруг резко завизжала, выскочила из-за стола и побежала. Тогда я достал из-за пазухи ветровки большой «Магнум» и всадил ей две пули вдогонку: одна угодила в округлую брючную попку, вторая – в поясницу. Девушку словно подкосило, и она грохнулась на какой-то стул, который завалился набок, и тут уж она куклой скатилась на пол. Из-под нее начало образовываться алое пятно, а саму ее охватили судороги.

Я испытал невероятный подъем чувств. Мне стало легко и хмельно. Тут как раз, видимо, и моя очередь подошла, потому что я услышал сквозь наушники строгий голос блондинки с большим ртом:

– Следующий!

 

На второй день я понял, как прекрасна жизнь! Скольких придурков я замочил за день, не перечесть! К примеру, двух наглых парней в вагоне метро, вперед меня занявших хорошее место, аккуратно лишил жизни из «Глока» с глушаком. Противного бомжа, попросившего несколько монет, я просто забил битой. А нескольких людей, чем-то помешавших мне в торговом центре, расстрелял из Калашникова.

На третий день, в частности, я зарезал тесаком парикмахершу, которая во время стрижки больно подравняла мне затылок машинкой. Также я расстрелял из Калашникова толпу малолеток, сильно шумевших поздно вечером около моего подъезда. Ну и еще по мелочи – поубивал каких-то разных типов.

Четвертый, пятый и шестой дни славно протекали в таком же русле. Больше никто не мешал мне спокойно жить в этом огромном городе. Я легко устранял любую неудобную личность.

Но утром седьмого дня случилось несчастье. Я пришел в одну фирму на собеседование. Хотел устроиться на работу. Некрасивая сотрудница отдела кадров, прыщавая темноволосая девушка без талии, кисло выслушала меня и сказала, что со мной, может быть, свяжутся, если сочтут нужным.

Мне этот ответ явно не понравился. Я надел очки, рука уже привычно гладила любимый джойстик. Однако едва я достал из-за ремня маленький ТТ, чтобы пустить ей пулю в прыщавый лоб, изображение замерцало и пропало. Осталась лишь чертовская чернь!

Я недовольно сдернул очки. Прыщавая уже всем своим видом показывала, что мне пора. Но, плюя на это, я снова натянул очки, после чего потыкал на ободке кнопку активации. Не помогло. Отчаянная пальпация джойстика тоже не дала никаких результатов.

Наконец, я поднялся под облегченный вздох прыщавой девицы и выскочил на улицу. Ноги сами понесли меня, перевозбужденного, очень обозленного, прямо по направлению к заветному офису, где продали убивалку. Благо, я находился как раз в том же районе.

К счастью, Антон оказался на месте.

– Вот, не работает! – выпалил я, выложив гаджет на стол менеджера. – А ведь неделя всего прошла! Просто потухла и не подает признаков жизни.

– Хм, странно, – протянул лысоватый сотрудник. – А ночью на зарядку ставили, как написано в инструкции?

Он поглядел на меня так, будто я тупой. «Если что, я б и тебя пристрелил!» – подумалось мне.

– Да, каждую ночь заряжал! – недовольно ответил я.

Антон покрутил очки убивалки, надел на себя, нажал кнопку на ободке, потеребил панель джойстика, снял очки и покачал головой.

– Н-да, – протянул он. – У нас такого еще не было. Ну ладно, оставляйте аппарат, мастер посмотрит сегодня же.

Я помялся.

– Можете набрать меня вечером, скажу результат. – Ладно хоть догадался, чего я хочу.

В расстроенных чувствах я покинул их офис уже без так полюбившейся мне убивалки.

В первые минуты мне показалось, что у меня словно оторвали часть тела. Я шел по направлению к метро, глаза без привычных очков почему-то слезились на майском солнце, рука инстинктивно искала джойстик в кармане.

В метро меня толкнул здоровый детина и даже не извинился. Я вновь потянулся в карман за джойстиком, но не тут-то было! Ах, с каким наслаждением я бы выпустил сейчас целую обойму в этого подонка!

Дальше такие обломы стали случаться со мной почти на каждом шагу. Не знаю, как я дожил до вечера, – старался не выходить из дома. Однако вечером Антон меня добил.

– Мастер сказал, что накрылась оперативка, – грустно произнес он по телефону. – Причина пока неизвестна, нужна более точная диагностика. Мы уже заказали новую память, но пока она придет от дилера…

– Сколько ждать? – Мой голос сник.

– Я дико сожалею, но… Недели две, не меньше. Раньше не обещаю, хотя возможно…

– Ладно, – оборвал я и отключился.


 

Первую неделю я кое-как просуществовал. Но разве можно это назвать существованием! Меня толкали и мяли, как кусок бездушной материи, когда я попадал в скопления людей. А я даже не мог выбрать способ их умертвить! Меня очень холодно принимали в организациях, а у меня не было даже ножа, чтобы отомстить им! Как я ненавидел их всех!

Едва началась вторая неделя, я не выдержал и вновь связался с Антоном.

– Ничем обрадовать не могу, – грустно известил тот. – Даже напротив: дилер задерживает отправку запчасти. Придется подождать еще дней десять.

– Ну, ничего себе, какая наглость! – резко вскипел я. – Почему вдруг задерживает, почему я должен из-за этого страдать? Если у вас гарантия год, так будьте добры, дайте мне взамен такой же гаджет, пока чините мой!

– Увы, правилами гарантии это не предусмотрено. – Мне представилось, как равнодушный, с дурацкой лысиной, менеджер Антон развел руками.

– А мне плевать! Я буду… мне придется устроить вам…

– К сожалению, единственное, что могу предложить, – перебил менеджер, – такой вариант: вы покупаете у нас новую убивалку по той же цене, а когда приходит ваша, мы забираем эту и возвращаем всю сумму полностью.

Помявшись, я согласился. Забрезжила надежда. Впервые за эти мрачные дни радостно заколотилось сердце. Но вот беда: сделав ревизию собственным средствам, я понял, что денег на новую убивалку не хватит!

Между прочим, с тех пор как меня уволила эта сволочь директриса, которую я изнасиловал с помощью убивалки, мои финансы стали заметно иссякать.

А ведь я получил солидный расчет при увольнении. И хотя больше трети ушло на убивалку, после ее покупки оставалась приличная сумма. К тому же я рассчитывал быстро устроиться на новое место и получить аванс. И вот первую неделю без убивалки я все продолжал ходить на собеседования, а меня все никуда не брали!

Самое дерьмовое было то, что теперь я не мог прикончить этих мерзких сотрудниц по персоналу, а также их жирных начальников, к которым меня изредка приглашали. Мне оставалось мысленно плевать им в лицо.

Правда, дома я хоть как-то отрывался. Загружал компьютерную игру в ноутбуке и расстреливал ненастоящих людей в американском мегаполисе. Иногда, снова выходя на улицу, я надевал простые черные очки. Но это только терзало душу, ибо сразу хотелось увидеть, как мне предлагается на выбор куча оружия. Вместо этого я видел лишь постные лица прохожих.

Возможно, я стал слишком раздражительным, потому что, когда попросил денег у единственного родственника – старой тетки (родители погибли давно), она сказала, что я «псих и с похмелья», и поэтому она мне ничего не даст. Ее бы я тоже пристрелил, но, увы! Она слегка хлопнула дверью.

Когда я после нее побрел по улице, на глаза попалась одна контора. Помпезная вывеска гласила:

ДЕНЬГИ СРАЗУ

 

Я подумал: а почему бы и нет? Все равно, починят мое устройство, и я все верну. Идти в банк ведь не резон – пробьют, что я пока не работаю, да и документов много надо. А тут – проще простого!

Молоденький типчик в белой рубашке с горшком соломенных волос на голове сразу мне не понравился своей подозрительной серьезностью. А ведь на вид он казался даже моложе меня. И вот этот засранец начал задавать кучу наводящих вопросов. Зачем вам это? А где вы работаете? И почему так? И что именно вы будете делать?

Я наплел ему с три короба. Про убивалку, конечно, не сказал. Сообщил, что мне срочно нужен новый ноутбук для выполнения работы на дому, так как старый сломался. Как только я получу за эту работу, так сразу рассчитаюсь с ними.

Я был уверен, что он ссудит мне нужную сумму. Даже не сомневался. Однако он, немного подумав, с деланной вежливостью сказал:

– Извините, Марк, но, к сожалению, мы вынуждены вам отказать!

И мир словно перевернулся. Ведь я никак не ожидал такого итога! Руки мои чуть задрожали. В горле пересохло – я забыл все слова, чтобы возразить.

– Освободите, пожалуйста, место, там люди ждут, – сухо добавил он, мотнув головой в сторону двери.

– Послушайте, – наконец произнес мой дрогнувший голос. – Но почему вы так решили? Кто это решает: давать или не давать?

При этом я не сдвинулся с места.

– Согласно правилам нашей компании, – терпеливо заметил он, – решение принимают сотрудники на местах, руководствуясь инструкциями. Я принял решение отказать вам.

– И почему же вы так решили? – Во мне все вскипело, мне стало тошно от одного его вида с этим горшком волос!

– Вы не удовлетворяете требованиям инструкций. И вообще, согласно правилам компании, я могу не объяснять причину отказа. – Его голос сделался строгим. – А теперь покиньте, пожалуйста, место.

Эх, где же ты, моя любимая убивалка?! С каким наслаждением я сейчас высадил бы в эту мразь целый магазин Калашникова!

– Нет уж, потрудись объяснить! – Я наклонился к нему, испепеляя его презрительным взглядом. – Я хочу знать, чем это я тебя не устроил?

– Молодой человек, мы пока не переходили на ты! – Он сделался тоже злым и чуть привстал. – И повторяю: ничего объяснять я не буду. Немедленно покиньте помещение!

– Ах ты ублюдок! – Я вскочил со стула и сгреб в кулак ворот его беленькой рубашки. Он аж тряхнул соломенным горшком. – Не будет он объяснять! Я те щас кое-что объясню!

Я занес было свободную руку, чтобы нанести ему удар прямо в острый нос, но он вдруг заломил меня за ту руку, которой я его схватил за ворот. И так изловчился, окончательно встав с места, что в следующее мгновение рука моя оказалась вывернутой, и ее пронзила непереносимая боль, я даже вскрикнул.

– Пошел вон! – прошипел он и толкнул меня к двери.

Я практически отлетел, чуть не упал, но удержался. Во мне все кипело до красного каления.

– Ах ты… да как ты!.. Ну, подожди, я еще вернусь! – пробормотал я, потирая больную руку.

На свежем воздухе меня одолели лихорадочные мысли. «Чем его убить?! – спросил возбужденный внутренний голос. – Где взять настоящий пистолет?! Черт, ведь нигде не взять! Если только в охотничьем, но – ни денег, ни разрешения! А может, его ножом зарезать? Сбегать за ножом, да, точно! До дома ведь недалеко! Схватить на кухне самый лучший резак и вернуться! Нет, стоп! Он сможет защититься! Он наверняка знает еще и приемчики против ножа!»

И тут мне в голову пришла гениальная идея! Я внутренне возликовал. Есть, есть верный способ прикончить эту тварь!

Вернулся я буквально минут через пятнадцать. Он как раз сидел один-одинешенек. Выхватил я из-за спины открытую уже бутыль из-под минералки, бензозаправка ведь рядом, за углом, и сразу плеснул ему на белую рубашку, на грудь, на длинные рукава, потекло и на брюки. Унюхав бензин, он выпучил глаза, в которых начал просыпаться страх.

– Я же обещал тебе вернуться!

Слишком долго он соображал – это мне и надо было. Моментально чиркнув спичкой, я поджег его и отскочил в сторону. Он истошно заорал, скакнул, перепрыгнул через стол и мухой выскочил на улицу.

– А-а-а! Помоги-ите-е! – продолжал орать он уже там.

Я медленно вышел вслед за ним.

Наконец-то моя душа успокоилась. Мне стало легко и приятно. Я с тихой радостью наблюдал, как пламя обнимает этого идиота. Как он перестает орать, падает на асфальт, перекатывается. Как люди подбегают и начинают поливать его кто чем может – из каких-то пластиковых бутылок с колой.

Но все бесполезно! Пламя весело играет над уже неподвижной фигурой. Я смотрю на огонь, и мне хорошо. Потом туман застилает глаза, меня куда-то уводят, крепко взяв за руки, но мне уже все равно.

Я счастлив.

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": 


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK