Василий
я могу собирать информацию
В голове моей опилки...
Василий Владимирский
Все записи
текст

От парада до экстрима

В любую эпоху и в любом государстве главная функция армии сводится к канонической формуле: «обеспечение военно-политической безопасности страны путем участия в боевых действиях и демонстрации своей военной мощи». Однако войны идут не всегда! Со стороны кажется, что большую часть времени армия пребывает в ожидании очередного конфликта. Но это не совсем так: вооруженные силы выполняют массу социальных задач, даже когда в стране мир и покой. И эти сопутствующие функции не перестанут меняться год от года.
По мнению Сергей Кормилицына, историка-германиста, кандидата исторических наук, пресс-секретаря общественного движения «Солдатские отцы», главная функция армии в мирное время – внешнеполитическое сдерживание. Ни одному государству до сих пор не удавалось договориться с соседями о том, чтобы разом сдать оружие в утиль и распустить по домам солдат и офицеров. Поэтому в первую очередь мы говорим об армии как о большой политической дубинке, которая не применяется по назначению прямо сейчас, но стоит в углу рядом с входной дверью и регулярно демонстрируется соседям.
Вторая функция – уже не политическое, а реальное обеспечение безопасности. Даже в отсутствие конфликтов для пограничных войск есть работа на каждый день – оберегать рубежи и пресекать рейды контрабандистов. Никакая другая сила в государстве такую задачу попросту не поднимет. 
Третья задача – внутренняя безопасность. Даже Швейцария, не видевшая войн уже несколько сотен лет и вечно хранящая нейтралитет, не спешит упразднить свои войска. Сотни тысяч обученных воинскому ремеслу мужчин, отправленных в запас, – это реальная сила, которую можно быстро мобилизовать для разрешения любой кризисной ситуации. В российских реалиях все отлажено не столь тщательно, но смысл остается тем же.
Наконец, четвертая функция – парадная. Взгляните на церемонию развода почетного караула, – причем даже не в России, а, например, в Греции или в Пакистане. Парады, салюты, воинские ритуалы, демонстрации военной техники – зрелища, с одной стороны, освященные воинской традицией, а с другой – желанные для публики. Не говоря уж о военных оркестрах, ансамблях песни и пляски и других шоу-элементах.
Парадно-ритуальная функция, считает эксперт, не исчезнет никогда. Она настолько запитана на историю народов и стран, на традиции и самосознание отдельных этносов, что может перестать быть востребованной только с исчезновением народа или государства. Внутренняя безопасность тоже останется в списке задач армии. Как минимум до той поры, пока сам институт воинской присяги не канет в Лету, либо пока органы охраны правопорядка не станут мощнее армии. Да и пограничная служба не исчезнет, пока существуют границы.
В ТО ЖЕ ВРЕМЯ Сергей Кормилицын допускает, что в ближайшем будущем изменится характер ведения войн, а вместе с тем лицо и сама суть армии. Чем дальше, тем меньше непосредственное участие человека в военных действиях, удар штыком уступает место нажатию кнопки. Фантазии Жюля Верна из «Пятисот миллионов Бегумы» и «Экспедиции Барсака»: высокоточное оружие, системы дистанционного слежения, сверхдальнобойная артиллерия, отравляющие вещества – уже вчерашний день. Воинское ремесло уверенно развивается в направлении «Мира на Земле» Станислава Лема: армии будут становиться все малочисленнее, но все лучше оснащаться технически. И главной силой в них будут не мотострелки и десантники, а программисты и те, кто нажимает на кнопки.

ЕСТЬ И ДРУГИЕ ЗАДАЧИ, которые решают вооруженные силы в мирное время. Армия – это влиятельный хозяйственный, политический, демографический институт, напоминает Михаил Немцев, кандидат философских наук, исследователь социальной и культурной истории советского общества. В организациях, связанных с применением оружия, трудоустроены миллионы людей – не считая тех, кто имеет отношение к военно-промышленному комплексу (который теперь политкорректно именуют «оборонно-промышленным»). Даже люди, которые, занимаясь исследованиями вещества или методами программирования, в жизни не брали в руки оружия, массово участвуют в его производстве и применении. Таким образом, армия является важной частью национальной экономики и в мирное время выполняет эту роль еще активнее, чем во время войны.
Вооруженные силы – важный источник промышленных и научных разработок, заказчик и финансист фундаментальных научных исследований, а во многих странах выполняют еще и роль службы социального обеспечения. В России, как очень большой и слабоосвоенной стране, особенно заметна еще одна функция армии: освоение отдаленных и малонаселенных территорий. Например, уже официально объявлено о милитаризации Севера. Военная угроза России со стороны Карского моря, по-видимому, незначительна, но появление военных городков на побережье Ледовитого океана способно изменить жизнь всего региона.
ПО МНЕНИЮ МИХАИЛА НЕМЦЕВА, стоит обратить внимание на постепенный перенос военных технологий в сферу гражданского применения. Классические примеры такого «трансфера» – Интернет, системы навигации, «мирный атом». Различие военного и невоенного использования технологий очень условно, однако структуры, от которых зависит решение о финансировании разработок, считают приоритетными исследования, связанные с оборонными задачами. По некоторым данным, в сравнительно «мирное» десятилетие 2003–2012 годов глобальные расходы на вооруженные силы увеличились на 35 %, причем больше всего выросли в странах, уже обладающих сильнейшими армиями, – в Китае и России.
Чем дальше в прошлое уходят мировые войны ХХ века, тем меньше страха испытывают люди перед атомными бомбардировками, – в связи с этим растет вероятность, что в качестве «последнего средства» для решения какого-то большого конфликта будет применена вся мощь одной из крупных армий современного мира. С другой стороны, мощь этих армий очевидно избыточна, а последствия ее применения трудно прогнозировать – можно предположить, что войны будущего будут мало похожи на противостояния прошлого столетия. Современные войны зачастую представляют собой сочетание мятежей «на месте» («мятежвойна», по выражению российского военного теоретика Евгения Месснера), полицейского и «гуманитарного» вмешательства крупных стран с высокотехнологичным оружием и финансовых операций, направленных на лишение конфликтующей стороны экономической возможности воевать дальше. Михаил Немцев считает, что именно эти тенденции будут усиливаться в XXI веке. В итоге армия изменит свой облик, еще теснее интегрируясь с не-армией и гражданским населением, и станет уделять еще больше внимания невоенным, на первый взгляд, технологиям.

С НЕМЦЕВЫМ СОГЛАСЕН и футуролог Артем Желтов, специалист по долгосрочному прогнозированию из исследовательской группы «Конструирование будущего». С его точки зрения активное участие в освоении территорий, прежде всего Арктики, потребует от армии стремительного внедрения новых технологий. В том числе технологий рационального природопользования, тем более что задачу строительства новых городов и сложных инфраструктурных объектов в экстремальных условиях никто не отменял. Дойдет дело и до социальных технологий – в вооруженных силах снова появится особый спрос на гуманитариев. 
Разделяет Артем Желтов и мнение о том, что в будущем военно-промышленный комплекс обратит более пристальное внимание на высокие технологии. Выучив уроки «информационной революции» и чуть не проморгав «революцию беспилотников», армии развитых стран начали очень внимательно работать с инновационными компаниями и перспективными решениями в области нанотеха, композитов и иной высокотехнологической магии. Словосочетание «технологии двойного назначения» скоро окончательно уйдет в прошлое – останутся просто «технологии». 
Армия по-прежнему будет критически важным механизмом социализации – особенно в столь разнообразной по уровню развития территорий стране, как Россия. Но определенно поменяется целевая аудитория. Уже сейчас в различных странах продуктивно экспериментируют с привлечением аутистов к анализу разведданных, геймеров – к управлению ударными беспилотниками, любителей настольных и компьютерных «стратегичек» – к отработке операций.
В ближайшем будущем армия как никогда ранее станет для общества источником приятного риска. Сегодня мир делается все безопаснее (отсюда рост популярности экстремальных развлечений), а функционирование вооруженных сил даже в мирное время сопряжено с риском. В этом смысле служба в современной и эстетически привлекательной армии станет популярным видом саморазвития. Та же тенденция затронет частные военные структуры. Будет расти и популярность «военного туризма», тем более что по всем прогнозам число региональных конфликтов в ближайшей перспективе едва ли снизится.
ПИСАТЕЛЬ И КУЛЬТУРОЛОГ Андрей Столяров, автор романов «Маленькая Луна», «Мы, народ…», «Обратная перспектива», аналитического исследования «Освобожденный Эдем», предлагает присмотреться к внутренним противоречиям вооруженных сил. «Армия – это самая жесткая и самая массовая организованность, создаваемая государством, внутри которой отношения не договорные, как в гражданском обществе, а исключительно приказные. В связи с этим понятна социальная роль армии в мирное время. Армия является дисциплинирующим ядром нации. “Человек военный”, то есть отслуживший, более склонен, чем человек чисто гражданский, к исполнению базовых социальных норм, что придает обществу мировоззренческую устойчивость. 
Однако предельная дисциплинарность имеет и негативные характеристики. У человека, прошедшего через армию, понижен уровень критического осмысления социальной реальности – он воспринимает ее как данность и обычно не склонен к каким-либо ее изменениям. Это качество играло позитивную роль в прошлом, когда периоды неизменности основных правил социального бытия длились десятки и сотни лет. А в наше оно стало тормозом, сдерживающим развитие. Более того, всеобщая воинская повинность, как гигантский пылесос регулярно вытягивает из общества творческую молодежь и за счет дисциплинирующего воздействия гасит ее креативный потенциал. 
Однако даже в рамках жесткого дисциплинарного функционала армия может играть важную роль, основанную на неформальном “законе пяти процентов”, который в упрощенном виде выглядит так. В любом обществе существует примерно пять процентов людей, наделенных теми или иными потенциальными качествами: пять процентов талантливых шахматистов, пять процентов склонных к научной работе, пять процентов предпочитающих физический труд, пять процентов гендерных маргиналов и т. д. (Разумеется, эта цифра условная.) В том числе любое общество содержит пять процентов людей, склонных к насилию. Причем они плохо поддаются стандартным воспитательным процедур и представляют собой главный ресурс, подпитывающий преступность. Так вот, чем отдавать этот ресурс криминалу, лучше абсорбировать его силовыми государственными структурами. Это, конечно, не означает, что в армию следует набирать законченных уголовников. Речь идет о многочисленном контингенте, молодом, еще окончательно не определившемся, чья активность с трудом укладывается в координаты общепринятых норм. Правда, тут уже потребуются принципиально иные способы отбора призывников и методы воспитания».
АРМИЮ НАЗЫВАЮТ одним из самых консервативных социальных институтов – наряду со школой и церковью. Но и ее задачи, как мы видим, постепенно меняются, от малого к большому. Что, в общем, вполне отвечает духу классической военной мысли: как говорят на Востоке, «тот, кто боится перемен, потерпит поражение до начала битвы».
Всего 1 комментарий
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика