Сергей
я могу обрести себя
Восхождение
Сергей Балалаев
Все записи
текст

Зима в Тибете

"ММ" №4/103 2014, с. 92
Тибетская гора Кайлас, священная для четырех религий, чрезвычайно привлекательна для путешественников, авантюристов и искателей истины. В 2011 году мы посвятили этой вершине цикл материалов, а издатель «ММ» даже участвовал в экспедиции на Кайлас.

ОТРАЖЕНИЕ КАЙЛАСА ВО ЛЬДУ ОЗЕРА РАКШАС ТАЛ

Для давнего друга нашего журнала, физика Сергея Балалаева, Кайлас стал практически второй профессией. Сергей Юрьевич много лет изучает Тибет, организует экспедиции, которые посвящает детальному исследованию района Кайласа. В декабре 2013 года группа Балалаева совершила свое первое зимнее путешествие на Кайлас, что само по себе неординарно, а также прошла внешнюю и внутреннюю кору – такого прежде не делал ни один иностранец в это время года. Своими впечатлениями Сергей Юрьевич поделился с «ММ».

***
Для индуизма, буддизма, джайнизма и тибетской религии бон Кайлас – это центр мира, место обретения сакральных знаний. Паломничество к Кайласу – самое высокогорное и одно из самых тяжелых. Ритуальный обход вокруг горы называется кора. Он считается ступенью к духовному перерождению: одна кора снимает с человека грехи, 13 кор гарантируют, что в течение пятисот ближайших перерождений он не попадет в ад, 108 кор высвобождают из мучительной сансары. Кора делится на внешнюю и внутреннюю (более короткую – 12 км, но более сложную). Внешняя кора длиной 55 км проходит на высоте более 5000 м, включает несколько рек и снежных перевалов. Этот путь можно совершить за три дня, отдыхая в гестхаусах при монастырях, но религиозные паломники не только стремятся пройти кору за сутки, но и повторяют ее каждый день в течение месяца. Вариант для истинных адептов – совершение коры ползком.

НИША САПТОРИШИ  В ОСНОВАНИИ ЮЖНОЙ ГРАНИ КАЙЛАСА 

– Сергей Юрьевич, как вы готовились к зимнему путешествию? Требует ли оно особых навыков, специального снаряжения?

– Никакой специальной подготовки у нас не было. Да и, честно говоря, времени на нее не хватило бы. Мы вернулись из очередной поездки в Тибет в конце сентября, а уже через пару недель решили попробовать поехать туда в декабре, чтобы встретить День зимнего солнцестояния у Кайласа. Были определенные сложности в получении пермита (разрешения на въезд), но наша принимающая сторона с ними благополучно справилась. И в конце ноября мы в спешном порядке стали собираться в это нелегкое путешествие. Из специального снаряжения у нас были только газовая горелка и пуховики, которые выдерживают температуру до –40 градусов. Ну и, конечно, хорошие спальники, так как в гестхаусах, где мы ночевали, даже вода замерзала в бутылках, как мы ее ни укутывали в теплые вещи.

РУИНЫ МОНАСТЫРЯ ТСЕПГЬЕ


– В чем плюсы зимней поездки перед летней? Есть ли достопримечательности, которые лучше осматривать именно зимой?

– Самый большой плюс зимнего путешествия – в полном отсутствии людей на коре (не только иностранцев, но и тибетских паломников), что дает возможность соприкоснуться с изначальной энергией этого места. Сказать, что какие-то достопримечательности лучше смотреть именно зимой, нельзя. Монастыри практически все закрыты, кору проходить на порядок сложнее, чем весной или летом. Но это физическая составляющая. Что же касается духовного аспекта, то все практики, которые там совершались, оказали на нас намного более сильное воздействие, чем в предыдущих (весеннее-летне-осенних) поездках.

– Как меняется жизнь тибетцев зимой?
– Зима в Тибете суровая. Температура на перевалах Дролма Ла и Сердунг Чуксум была около 40 градусов ниже нуля, при этом дул пронизывающий ветер, а снег полностью отсутствовал. Единственным спасением было солнце, которое выходило, когда мы уже спускались с перевалов, и согревало нас оставшуюся часть пути. Это удивительно, но все две недели, которые мы пробыли у Кайласа, сияло солнце. Хотя буквально за две недели до нашего приезда была такая метель, что ему с трудом удалось проехать через перевал Маюм Ла.
Гестхаусы близи Кайласа, где обычно останавливаются иностранные паломники, были закрыты, за исключением двух (у озера Манасаровар и в городке Дарчен), с хозяевами которых нам удалось договориться о проживании. Гестхаусы не отапливаются, поэтому нас очень выручала газовая горелка (наш гид привез из Лхасы газовые баллоны, и мы смогли хоть немного нагревать комнату).
Зимой некоторые местные жители, в том числе и ламы из монастырей, перебираются из Дарчена пониже, туда, где теплее. А оставшиеся живут обычной жизнью. Видимо, у них выработался иммунитет к холоду. Нас поражало то, что в 20–30-градусный мороз многие тибетцы ходили в легких куртках. Однажды встретился погонщик яков, который шел в кожаной куртке нараспашку, тогда когда мы мерзли в своих пуховиках.

– «Непопулярность» Кайласа зимой связана именно с погодой?

– Скорее всего. Нам просто очень повезло, что, несмотря на холод, сияло солнце, отсутствовал снег, и мы смогли пройти даже больше, чем планировали. Но обычно в это время все заметает так, что даже на джипе сложно преодолеть все перевалы, чтобы добраться к Кайласу, не говоря о том, чтобы идти кору. С февраля по апрель гору даже закрывают для туристов… Можно сказать, что в это время идет очищение пространства для того, чтобы в апреле-мае Кайлас мог снова принять паломников, которые приходят со своими проблемами, просьбами, молитвами.

– Каким был ваш маршрут? Что нового вы открыли для себя?

– Первое соприкосновение с энергиями Кайласа произошло по стечению обстоятельств 11.12.13 г. На следующий день мы решили разведать маршрут коры вокруг озера Ракшас Тал. Уже несколько лет подряд мы пытались это сделать, но, по ряду причин, ничего не получалось.
В этот раз хозяин гестхауса, в котором мы остановились, поехал с нами и не только показал маршрут коры вокруг Ракшас Тала, но и провел нас к развалинам буддийского монастыря Тсепгье, расположенного в глубокой долине на расстоянии 3 км в северо-западном направлении от озера. Этот уникальный комплекс, состоящий из монастыря и почти тридцати пещер для ретритов (медитаций), был разрушен китайцами во время «культурной революции» и не восстановлен до настоящего времени.
Особое значение тибетцы придают пещере, расположенной выше остальных, в практически недоступном месте. В ней медитировал Джемма Лингма – лама монастыря Дригунг Кагью, живший 900 лет назад и достигший множества сиддх (экстраординарных способностей), в том числе и возможности левитации (в самом деле, добраться до пещеры иным способом практически невозможно). Также во время коры мы обнаружили порядка 20 пещер для ретритов на западном побережье озера. В следующие дни мы совершили кору вокруг озера Манасаровар, исследовали особенности его замерзания.
Посетили священные источники Чхумик Тхундрол и Лангчен Кхамбаб в русле реки Таг Тсангпо. Поднимаясь вверх по течению этой реки, мы смогли сфотографировать гору Канглунг Кангри – это самая высокая на нашей планете водораздельная точка.

– Чем вам запомнилась зимняя кора вокруг Кайласа?

– Прохождение внешней коры пришлось на полнолуние, что в тибетской традиции особенно благоприятно для паломников. Точнее, первую половину мы прошли за день до полнолуния, а вторую – на следующий день после него. А в сам момент полнолуния мы осуществили восхождение к Восточному Лицу Кайласа, через долину Жизни и Смерти. Часть маршрута проходила через ледник, который в это время был покрыт множеством глубоких и длинных трещин – их необходимо было преодолеть, чтобы подойти к основанию горы. Эта грань Кайласа связана со стихией Огня, имеет выраженную треугольную форму, а рядом с ней расположено нерукотворное каменное образование в форме факела. Говорят, это место является источником Животворящего Огня.

Каменный факел у восточного лица Кайласа

– Вам встретился кто-нибудь во время коры?

– Нет, на всем протяжении маршрута – никого, даже тибетских паломников. Отсутствие людей, ясная солнечная погода, первозданная чистота этих мест, восхитительные виды – все это помогло «сонастроиться» с энергиями этого Животворящего Источника.
После прохождения внешней коры мы решили исследовать плато Небесных Похорон 84 махасиддхов. Это огромный естественный амфитеатр, на котором, по легендам, в давние времена в определенные дни, связанные с праздником Весак (полнолуние в мае в созвездии Тельца), происходило таинство передачи знаний Великими Учителями человечества.
После медитации на этом плато мы поняли, что нужно идти на внутреннюю кору, и стали первыми за многие годы иностранными паломниками, которые прошли ее через перевал Сердунг Чуксум (5830 м) в столь суровых зимних условиях.
Сбылась наша давняя мечта: в момент зимнего солнцестояния – 22.12.13 в 00.11 по китайскому времени мы провели особые духовные практики у озера Манасаровар. Рассвет в день зимнего солнцестояния мы встретили на вершине холма, где расположен монастырь Чиу. Это место имеет большое значение в сакральной географии мандалы Кайласа: с него открывается обзор на сам Кайлас, озера Манасаровар и Ракшас Тал, а также реку Ганга, соединяющую эти два озера.
Это был последний день нашего пребывания в энергиях Кайласа. И в момент восхода солнца в небе зажглась золотая ваджра – один из древнейших символов Осознания.


Ссылка на статью в онлайн версии журнала "ММ":
http://www.21mm.ru/?mag=103#092


Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика