Анна
я могу удивлять
Don`t worry, be happy
Анна Муравьева
Все записи
текст

Во втором действии

"ММ" №7/94 2013, с. 68
Вторая сцена Мариинского театра c самого первого своего эскиза стала источником жарких дискуссий. Создатели и руководители, отвергая нападки критиков в адрес внешнего облика здания, настаивают на акустическом совершенстве новой «Мариинки». Корреспондент «ММ» побывал за кулисами и своими глазами увидел, чем будет удивлять зрителей один из самых больших театров мира.


Долгожданное открытие «Мариинского-2» стало главной культурной новостью мая. Архитектурную идею нового академического театра искали буквально по всему миру. В 2003 году состоялся международный конкурс, из 11 работ лучшим признали проект французского архитектора Доминика Перро. Если бы в итоге его идея была воплощена, город получил бы многогранник, накрытый золотым куполом. Однако затейливая «крыша» не была приспособлена к снежной российской зиме, а здание целиком – к петербургским грунтам, так что проект признали технически несовершенным. После этого конкурсы на генпроектирование, а также на проектирование фасадов и интерьеров (аудиториум, фойе, репетиционные залы и т. д.) выиграло Петербургское КБ высотных и подземных сооружении (с участием канадского архитектурного бюро DSAI – Diamond & Schmitt Architects).
Больше 10 лет, почти 22 млрд рублей. И вот он, долгожданный день – леса с театра сняли, здание представили Петербургу… Город на мгновенье онемел, чтобы потом разразиться бурной критикой. Пока горожане упражнялись в остроумии (а особо радикальная их часть даже организовала сбор подписей за снос здания), в «Мариинке-2» проводили акустические тесты и готовились к первому концерту.


Фраза о том, что театр начинается с вешалки, для новой «Мариинки», пожалуй, не актуальна. Зрителей уже на подходе к зданию встречает главная интерьерная гордость театра. Самая большая «лампа» в Европе – подсвеченная светодиодами ониксовая стена площадью 4 тыс. м2 – через широкие фасадные окна мягко освещает и часть улицы Декабристов, и воды Крюкова канала. Между прочим, камень, прежде чем попасть в Петербург, путь проделал немалый: его добывали в Иране, а обрабатывали в Италии.

Общая площадь «Мариинского-2» – почти 80 тыс. м2. Здание имеет три подземных и семь надземных этажей, самая высокая точка – 42,5 м над землей. Для путешествий по этим «культурным уровням» можно выбрать один из 23 лифтов. В театре более 1000 помещений, но главное из них – это, конечно, зрительный зал. «Мариинский-2» рассчитан почти на 2000 мест (в «Мариинке-1» их 1500, в концертном зале – 1000). Кстати, кресла и проходы между ними шире, чем в старом театре. С учетом того количества зрителей, что он готов вместить, зал не так велик – 180 тыс. м3. Это оптимальная кубатура для зала живой музыки.


Слышимость и видимость сцены с каждого зрительского кресла не раз проверяли с помощью компьютерной техники и чуткого слуха музыкантов. «В зале всего восемь мест, где видимость чуть хуже. На всех остальных – без нареканий», – заверил наш гид по новому зданию Кшиштоф Поморский, технический директор КБ высотных и подземных сооружений компании – генерального проектировщика театра.


Для отражения звука без потерь его энергии на стенах предусмотрены изогнутые акустические панели – они гасят эхо и остаточные вибрации. В императорском театре их роль выполнял объемный декор в ложах. Спроектированы панели с помощью компьютерного моделирования, а сделаны вручную из гипса. Вес акустического покрытия стен «Мариинки-2» – более 30 кг/м2. Балконные ярусы отделаны панелями из дерева.

«Звуковых сюрпризов» в зале нет, если не считать «голоса бога»: под бетонным потолком и в плоскости акустического потолка спрятаны большие динамики. Звук, подаваемый сверху, буквально «заливает» слушателя.


По замыслу проектировщиков, зрительный зал должен быть самим тихим местом в театре, поэтому его постарались изолировать со всех сторон. Вход – через специальный звуковой тамбур, тоже снабженный акустическими панелями, – он гасит практически все шумы снаружи. Во внешний мир ведут два комплекта дверей, каждая почти по 10 см толщиной, с шумоизоляцией более 60 децибел. Стены зала похожи на слоеный пирог: 300 мм железобетона, затем 100-миллиметровый акустический шов, заполненный минеральной ватой, и снова железобетон. Примерно так же смонтирован акустический пол в репетиционных помещениях над залом: на 10-сантиметровом слое минеральной ваты – плавающая цементная стяжка.
Важную акустическую функцию выполняет и пол зрительного зала. Деревянный настил смонтирован на деревянных же опорах и возвышается почти на три метра над основанием. Такое устройство пола позволяет передавать низкие звуки из оркестровой ямы прямо «к телам» зрителей.


Перед конструкторами театра стояла задача смонтировать эффективную и в то же время бесшумную вентиляцию. Забор воздуха происходит в верхнем перекрытии зала, которое представляет собой сотовую конструкцию трехметровой толщины. В каждой соте размером 3 × 3 м смонтирована система, бесшумно забирающая воздух. Прежде чем попасть в зрительный зал, он проходит через статические венткамеры. В них размещены и специальные глушители, которые разряжают давление. Свежий воздух подается в зал снизу; решетки диффузоров заметны сразу – они располагаются в полу вдоль кресел.
Климат в зале во время спектакля должен быть постоянным, с заданными параметрами – от него зависит не только комфорт зрителей, но и качество звука. За это отвечает электроника, которая отслеживает изменения и корректирует работу всей вентиляционной системы.


Инновации спустились и в оркестровую яму. Даже по современным меркам она достаточно велика – 170 м2. По желанию дирижера может быть настроена ее дальняя стена, точнее – звуковые панели, которые могут менять угол наклона, а значит, и размеры пространства, в котором находится оркестр.
Пол ямы имеет несколько рабочих положений, от которых зависит, как музыкантов будет слышно в зале. Во-первых, он может быть поднят до уровня сцены – так предполагается делать во время симфонических концертов. Второе положение – вровень с полом зала, на случай, когда оркестр для постановки не требуется (например, если театр решил представить балет в сопровождении электронной музыки). Третий, более привычный зрителям уровень – на 140–180 см ниже уровня сцены. Есть еще и техническое положение – на 4 м 20 см ниже, чем пол зрительного зала. В «подземелье» площадку будут отправлять с тяжелыми инструментами или дополнительной мебелью «на борту».


Размер основной сцены «Мариинки-2» – 22 × 23 м, рабочая площадка – 16 × 16 м. Высота сценического пространства – от 12 до 36 м, его длина в оси зрительного зала – 80 м. Размеры классические, однако кое-что отличает вторую сцену от принятых стандартов, и этой частью своей индивидуальности она обязана своей «старшей сестре». Портал «Мариинки-2» (то есть часть сцены, отделяющая сценическое пространство от зрительного) составляет 17,5 м – это на полтора метра больше традиционного размера.
«Во время восстановления здания имперского театра после пожара была допущена ошибка: портал был построен больше заданной величины. Постепенно к этому все привыкли, и декорации стали делать исходя из этой особенности „Мариинки“. Когда начали проектировать вторую сцену, то столкнулись с проблемой: если делать портал стандартным, то большая часть декораций будет просто не пригодна. И было решено оставить этот необычный, исторически сложившийся размер», – Кшиштоф Поморский ведет нас на сцену, где идет монтаж огромных декораций к опере «Кольцо Нибелунгов». На сцене и за ней своего часа ждут огромные валуны: на вид – каменные, на ощупь – пластиковые.


Отличие от «Мариинки-1» – так называемые «карманы сцены», которые размерами повторяют основную площадку. Их пол-трансформер представляет собой передвижные платформы, на которых монтируют декорации, не мешая ни репетициям, ни даже идущему спектаклю. Когда час декораций настает, массивные площадки размерами 4 × 16 м на специальных роликах отправляются на сцену. Одновременно «отыгравший» реквизит прячут в противоположный карман, а затем транспортируют на освободившееся место. За кулисами предусмотрена площадка для приема контейнеров с декорациями и площадка для их монтажа.
«Здесь мы сможем давать в один день „Войну и мир“ вместе с детским утренним спектаклем, а сейчас нам приходится закрывать театр на пять дней, чтобы выставить декорации», – поделился Валерий Гергиев, представляя новую сцену журналистам перед официальным открытием театра.


Занавес, который специально разработан для этого театра, носит весьма романтическое название: «Лебедь и перо, падающее на гладь озера». В зале есть и еще один занавес – огнеупорный. Он опускается в течение 22 секунд и способен противостоять огню около часа. Кроме того, зал от огня защищает и занавес из воды – в случае пожара 180 литров в секунду будут падать сплошной стеной.

На высоте 28 метров находится смотровая площадка «Мариинки-2», откуда видны купола Исаакиевского собора и вообще значительная часть исторической застройки. Здесь тоже планируется проводить концерты. Теперь новому театру предстоит доказать, что он – если не по своему облику, то по духу – городу под стать.


Вместе с корреспондентом и фотографом «ММ» театр осматривала съемочная группа одного из эстонских телеканалов. Коллеги готовили сюжет к дискуссионной передаче о том, нужно ли строить оперные театры, или же целесообразнее тратить деньги на более насущные социальные нужды. Как рассказал оператор группы, в Эстонии здание нового петербургского театра вызвало новую волну споров. Что ж, Петербургу и в будущем найдется что предложить миру для обсуждения: ведь в 2015 году обещают сдать новый футбольный стадион – еще один из самых дорогих и одиозных долгостроев в мире…

Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ":



Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика