Анна
я могу удивлять
Don`t worry, be happy
Анна Муравьева
Все записи
текст

Путь к Эльдорадо

"ММ" №11/86 2012, с. 78
Пусть утверждают, что сокровищ инков не существует, он – подданный британской короны – найдет Эльдорадо и положит несметные богатства к ногам Ее Величества. Об этом мечтал сэр Уолтер Рели, фаворит королевы, авантюрист, пират и политик. Он сверял рассказы гвинейских индейцев со сведениями, полученными от пленных испанцев, изучал старинные карты, направляя корабли к недавно открытой земле. Испанские первопроходцы называют ее Венесуэлой – маленькой Венецией.


***
Одним из первых колонизаторов, чья нога ступила на южноамериканскую землю, был «узурпатор» славы Колумба – Америго Веспуччи (Amerigo Vespucci). Здесь он увидел, как индейцы строят на озерах дома на сваях, соединяя их мостками. Америго, в отличие от большинства первопроходцев, был уроженцем Италии: естественно, что местная архитектура напомнила ему Венецию. Ведь город каналов и гондольеров стоит на воде по тому же принципу.

«Равнины поросли прекрасной зеленой травой; олени встречались на каждой тропе; птицы распевали на деревьях в предрассветные часы на тысячу ладов: тут были и журавли, и цапли, белые, малиновые, алые. Каждый камень, который попадался нам под ноги, сулил золото или серебро». Впечатления от похода в устье реки Ориноко (Orinoco) и собранный здесь материал сэр Уолтер Рели (Sir Walter Raleigh) изложил в своем труде «Описание Гвианской империи». Справедливости ради надо сказать, что позднее в Венесуэле нашли золотоносные жилы. Причем как раз там, где искал город мечты неутомимый англичанин. Но о материальных благах – позже. 
Вернемся в Англию, куда спустя почти три века после похода Уолтера Рели его соотечественник подполковник Персиваль Фосетт (Percival Fawcett) привез результаты топографических съемок и исследований венесуэльской тепуи («столовая» гора – с усеченной плоской вершиной – прим. ред.) Рорайма (Roraima, с местного наречия – гора богов). Помимо того, что Фосетт был профессиональным путешественником, он еще дружил с сэром Артуром Конаном Дойлем. Известного романиста материал, собранный экспедицией его товарища, вдохновил на создание научно-фантастического романа «Затерянный мир». Действие происходит в районе, где сохранились доисторические формы жизни: динозавры, вымершие млекопитающие и человекообезьяны. Произведение тут же стало «хитом продаж», а его название позже – едва ли не официальным синонимом открывшегося в 1962 году национального парка Венесуэлы – Канайма (Canaima).


Главная гордость парка – одна из самых древних в мире (ей более полутора миллионов лет) гора Рорайма с практически отвесными склонами и плоской, будто срезанной вершиной. Это остатки давно разрушенного плато, сложенного из твердого песчаника. Труднодоступные утесы вздымаются над землей, создавая причудливые, неземные формы. Наверное, именно они вдохновили Стивена Спилберга «населить» это место динозаврами, летающими ящерами и прочими ископаемыми и снять здесь свой знаменитый «Парк юрского периода». «В том, что это плато будит воображение, нет ничего удивительного, – полагает Владимир Столяров, гид компании приключенческого туризма «Неизведанный мир», член Российского географического общества. – Некоторые скальные формирования Рораймы выветрены столь причудливо, что в них запросто можно увидеть очертания динозавров, окаменевших черепов, фигуры людей, фантастических пришельцев. Вершина Рораймы почти всегда окутана непроницаемым облаком, а все вокруг – таким плотным туманом, что шагов за сто уже практически ничего не видно. Это делает пейзажи Рораймы еще более нереальными. Впрочем, иногда все же туман рассеивается и буквально на полчаса перед самыми стойкими покорителями гор открывается совершенно невообразимая панорама: бездна под ногами, удивительно синее небо, бесконечная зелень саванны».


Чтобы увидеть это, предстоит преодолеть немалый и не самый простой путь: сначала на самолете, потом почти девять часов на автобусе и затем пешком по джунглям и горным тропам. На Рорайме практически безлюдно еще и потому, что «принять» она может не более ста человек в день. Всего на ее вершине девять «отелей», каждый из которых вмещает около десятка туристов. Конечно, «отелями» стоянки названы весьма условно. По большому счету, это небольшие гроты, пригодные для установки палаток и способные защитить от ветра и дождя. Некоторые из них имеют весьма звучные названия – например, San Francisco. 
Розовый песок, природные джакузи с чистейшей водой и россыпями кристаллов горного хрусталя. Нет, это не романтические грезы юной девы, но вполне реальный пейзаж Рораймы. Джакузи по-настоящему восхитительны, правда, купаться здесь удел лишь сильных духом. Вода очень холодная.
Горный хрусталь повсюду. Он лежит буквально под ногами, но прихватить его с территории заповедника на память не получится. Перед походом вас обязательно предупредят, что выносить народное достояние и уж тем паче перевозить его через границу строго запрещено. Одно из направлений политики правительства Уго Чавеса (Hugo Chávez) – сохранение уникальной природы страны. На выходе вас могут обыскать, а за нарушение – оштрафовать. Говорят, были случаи, когда жадных до самоцветов туристов отправляли обратно на плато – «положить, где взяли». Более того, гида, который сопровождал группу, отстраняли от маршрута. 


Венесуэла, наверное, как никакая другая страна, знает цену своим национальным богатствам. Золотая лихорадка обошла эти края стороной. Зато остальные сырьевые «болезни» местное население пережило по полной программе. Каучуковая лихорадка, охватившая латиноамериканские страны Амазонского бассейна в конце XIX века, с одной стороны, способствовала развитию городов и инфраструктуры, с другой – породила бедность и криминал.
После обнаружения залежей «черного золота» Венесуэла села на нефтяную иглу. До середины XX века страна практически купалась в нефтедолларах, целиком полагаясь на импорт. Затем внимание главных покупателей сместилось на Восток. Венесуэла не ожидала такого поворота событий. Нефтяной кризис сильно скорректировал стиль жизни местного населения: повальная бедность, политические перевороты, возросший уровень бандитизма и влияния наркокартелей. И до сих пор столица страны Каракас (Caracas) – один из самых криминальных городов Южной Америки. Туристов в обязательном порядке предупреждают об опасностях, подстерегающих их на улицах, всерьез просят не выходить из такси по пути от аэропорта до места прибытия и уж точно не бродить вечером по улицам без надобности. Хотя времена нефтяного благополучия оставили в наследство не только криминальный негатив. Страна славится великолепными автострадами и очень дешевым бензином – меньше доллара за бак. 

Впрочем, большинству туристов города Венесуэлы не особо интересны. Здесь практически нет исторических памятников и выдающихся культурных достопримечательностей. Почти до конца XIX века Венесуэла была классической аграрной страной. Поэтому снова – в деревню, в джунгли, в глушь, к индейцам. Воображение нарисовало местного жителя примерно таким, каким вы видели его в фильме «Дети капитана Гранта»? Оставьте надежду встретить индейца «живьем». Законом здесь защищены не только залежи хрусталя, но и коренные народы. В отдаленных районах венесуэльской сельвы (влажные тропические леса, джунгли – прим. ред.) живут дикие племена – яномама (сухопутный народ), макиритаре (речное племя), камакото и другие. Они исследованы не так уж подробно, несмотря на повышенный к ним интерес со стороны государства, ученых и журналистов. К этим племенам без специального разрешения не попасть – так «естественных» людей пытаются защитить от тех болезней и вирусов, которые могут принести их цивилизованные собратья. 


Несмотря на все запреты, джунгли зовут? Тогда вам дорога в Пуэрто-Ордас (Puerto Ordaz), а точнее – кемпинг, который расположен неподалеку от этого населенного пункта на востоке страны. «Маршрут примерно такой: полтора часа самолетом от Каракаса до Пуэрто-Ордаса, оттуда два часа на машине до городка Бока-де-Уракоа (Boca de Uracoa). От него идет катер в устье реки Ориноко, где и разместился кемпинг. Все довольно аскетично: минимум мебели, москитные сетки, крыши из пальмовых листьев, домики на сваях, построенные прямо на воде», – рассказывает Владимир Столяров. Проводники из числа индейцев все покажут и расскажут: что в джунглях можно есть, а что ядовито, как добыть воду и где спрятаться, если дождь застал на тропе.
Популярная местная забава – «охота на пиранью». По признанию участвовавших, довольно азартное мероприятие. Российским рыболовам, приноровившимся к своим родным щукам и окушкам, пиранью с ее кровожадным «менталитетом» поймать не так просто. Вкус этой рыбы не совсем обычный, но довольно приятный.
Неподалеку расположилась колоритная индейская деревушка. Здесь живут варао – люди воды. Они охотно общаются с туристами. Еще бы! Торговля сувенирами – главный источник дохода общины. Несмотря на отдаленность их поселений, в деревне есть свои прелести цивилизации: телевизоры, музыкальные центры, телефонная связь. Все это абсолютно органично уживается с их исторически сложившимся бытом, традициями и миропониманием.

Венесуэла оставляет совершено потрясающие ощущения. Особенно у людей, привыкших к сдержанным краскам и скупому характеру северной природы. Коралловые рифы, тропические леса, населенные дикими индейцами, бурные реки и водопады. Может быть, именно в поиске тех уникальных впечатлений, коими столь богаты эти края, и есть начало пути к легендарному Эльдорадо. 

***
Не желаете ли мороженого со вкусом чеснока и свиных шкварок? Более 900 видов эксклюзивных вкусов десертов можно попробовать в кафе «Коромото» (Coromoto) в городе Мерида (полное название Santiago de los Caballeros de Mérida). За свой обширный ассортимент оно даже занесено в Книгу рекордов Гиннесса. Однажды владельцу кафе, португальскому эмигранту Мануэлю де Сильва Оливейра (Manuel da Silva Oliveira) показалось, что меню заведения стало скучным, и он решил его разнообразить. Мороженое с авокадо – такого еще никто не пробовал! Вдохновившись этой идеей, предприниматель начал активные эксперименты. Перепортив почти 50 килограммов продукта, он все-таки получил новый вкус, который посетители оценили практически сразу. Из последнего – десерт цвета «металлик» с виагрой, медом и пыльцой растений. Из классического набора – мороженое со вкусом сыра, тыквы, креветок и водки. 

***
Венесуэла может стать первой в мире страной, природные явления которой будут включены в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Речь идет о молниях кататумбо (исп. Relámpago del Catatumbo). Явление, надо признаться, удивительное. Ученые до сих пор не сошлись во мнениях, как это происходит, но факт остается фактом – почти 150 дней в году по 10 часов кряду в небе над озером Маракайбо (Maracaibo) сверкают электрические разряды. Но только сверкают. Выражение «грянул гром» в случае с Венесуэлой неактуально – молнии кататумбо беззвучны, так как они в основном переходят от облака к облаку, и редко достигают земли.
По одной из версий причина такой необычной метеоактивности – метан, щедро выделяемый болотами близ Маракайбо. Ионизированный газ поднимается до облаков, которые сталкиваются с сильными ветрами, приходящими со стороны Анд. Часть исследователей полагает, что молнии вызваны большим количеством урана, все из тех же венесуэльских болот. Еще одной причиной небесных бурь может считаться то, что молнии возникают из-за столкновения очень теплого воздуха, который исходит от самого большого озера Южной Америки, и очень холодных ветров, спускающихся сюда с гор Анд, с высоты 5000 метров. 
В январе 2010 года среди местных жителей началась легкая паника – молний нет уже почти месяц! Ученые успокаивали общественность – шторма вернутся, как только прекратится период сильной засухи в регионе. И, к счастью, оказались правы – спустя четыре месяца небо вновь прорезали вспышки величественных молний кататумбо. Однако, по данным экологов, 50 лет назад эти природные фейерверки можно было наблюдать каждую ночь, сейчас же уникальные вспышки гораздо реже озаряют небеса. 


***
Самый высокий в мире водопад Анхель (Ángel) расположился в национальном парке Канайма в юго-восточной части Венесуэлы. В 1937 году американский пилот Джеймс Энджел Маршалл (James Angel Marshall) был вынужден совершить аварийную посадку на неизвестном тогда никому плато. В поисках пути к людям он и трое его компаньонов вышли к огромному, величественному водопаду, который впоследствии назвали в честь летчика (правда, с поправкой на местное наречие) «Анхель» (что значит ангел). Оцените игру образов: вода свергается с Ауянтепуи (Auyantepui), крупнейшей из венесуэльских вершин, название которой переводится как «гора дьявола». Впрочем, не исключено, что водопад сменит имя. Не так давно в одном из телевизионных шоу Уго Чавес заявил, что этот памятник природы принадлежал Венесуэле задолго до его «открытия» Джеймсом Энджелом, а значит, не должен носить его имя. 
Анхель (будем пока называть его так) низвергается с высоты 978 метров. Почти всегда в подножии водопада – огромное водяное облако. Местные гиды утверждают: высота падения такова, что вода просто не успевает коснуться поверхности земли, распыляясь в воздухе. Проверить это сложно, так как в сухой сезон любоваться красотами Анхеля можно только с воздуха, во время экскурсии на самолете. Подобраться поближе на лодке можно в сезон дождей, когда река наиболее полноводна.

Читать эту статью можно в онлайн версии журнала «Машины и Механизмы»:  http://www.21mm.ru/?mag=86#082 

 

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика