Анна
я могу ...да почти всё...
Самая непростительная ошибка – отказ от действий из-за страха ошибиться
Анна Лаптева
Все записи
текст

Spice joy

Курительная смесь «Спайс» – серьезный повод поспорить с классиком о взаимоотношениях гения и злодейства. Оцените красоту игры: найдя лазейку в законодательстве, запрещающем распространение конкретных наркотических препаратов, некто сначала создал дешевый, простой в употреблении и дающий сильный дурманящий эффект продукт, а затем выпустил его под звучным наименованием прямо на легальный рынок.

По версии производителя, «Спайс» – никакой не наркотик, а почти волшебное средство для снятия стресса, представляющее собой измельченное растительное сырье – табачок, смешанный с травами бабушек-знахарок. Еще несколько лет назад его «эффект» приписывался то голубому лотосу, то белой кувшинке, то шалфею предсказателей… «Инновационная составляющая» продукта стала головной болью для ФСКН. Перечень запрещенных растений в разных странах благодаря работе наркополицейских пополнялся новыми образцами до тех пор, пока загадка «начинки» спайса не была разгадана. Оказалось, что шаманы и знахари с их травками здесь были не при делах: над проектом «Спайс», судя по всему, работала и продолжает работать сплоченная команда специалистов в области маркетинга, юриспруденции и химии.
«SPICE» – ПРЯНОСТЬ, перчинка, специя… С одной стороны – акцент, придающий блюду пикантность. С другой – ценный товар, привезенный из экзотических стран, окруженный ореолом романтики и приключений. Маркетинговый ход с названием определенно не лишен художественного вкуса и креативности постмодернизма. Добавим сюда грамотный брендинг под девизом «Спайс – не наркотик», и ключик, как говорится, будет в кармане. Аплодисменты маркетологам проекта!
Как это ни парадоксально, главная причина появления «Спайса» в том, что большая часть прогрессивного человечества отчаянно борется с нелегальным распространением наркотиков. Пытаясь как можно яснее поставить перед собой задачу в этой борьбе, законотворцы регулярно заносят новые психотропные наркотические вещества в один из четырех списков, предусмотренных «Единой Конвенцией о наркотических средствах», принятой ООН еще в 1961 году.
Список I подразумевает жесткий запрет на оборот поименованных в нем веществ на территории государств, ратифицировавших конвенцию. Списки II, III и IV, соответственно, включают в себя вещества, оборот которых должен контролироваться государством в большей или меньшей степени. И пока вещество хотя бы в один из четырех списков не попало, международное право, простите за тавтологию, никаких прав на борьбу с его оборотом не дает. Торгуй – не хочу!
      Главная причина появления «Спайса» в том, что прогрессивное человечество отчаянно борется с нелегальным распространением наркотиков
ДО МОМЕНТА ВКЛЮЧЕНИЯ в «запретный список» вещества, по сути являющиеся наркотическими, активно эксплуатируют имидж легальных, безвредных наркотиков. В начале 2000-х, благодаря активной раскрутке в Сети, «Спайсы», не содержащие ни одного запрещенного компонента, произвели сенсацию. Сначала они наводнили «полки» виртуальных магазинов, а чуть позже начали появляться даже в табачных киосках. Рынок спроса был успешно сформирован в кратчайшие сроки.
Сегодня сеть продаж курительных смесей разрослась до невероятных размеров. Причем сообщения о случаях смертельного отравления «Спайсом», регулярно появляющиеся в СМИ, потребителей не обескураживают. А зря – как показывает хроника происшествий, предугадать, чем именно производитель «начинил» очередную дозу, невозможно. Он чутко следит за юридической стороной вопроса, и как только один наркотик попадает под запрет, его место в соответствующих торговых точках моментально занимает близкий по строению и эффекту, но еще не внесенный в список. Естественно, информацию об очередном запрете заинтересованные лица получают явно не из СМИ.
НАД ПОСТОЯННЫМ ОБНОВЛЕНИЕМ «ассортимента» работает другая структура команды – химики. Их научные и технологические усилия направлены на разработку дурманящего компонента курительной смеси – так называемых «дизайнерских наркотиков», тех самых психоактивных веществ, создаваемых с целью обхода действующего законодательства.
У ДИЗАЙНЕРСКИХ НАРКОТИКОВ есть своя история. После попадания под запрет конопли (по-латыни именуемой Cánnabis) фармацевты были вынуждены начать разработки веществ, способных заменить каннабиноиды в лекарственных препаратах. Эксперименты дали результат: ученым удалось получить каннабимиметики – синтетические вещества, оказывающие аналогичное каннабису воздействие на организм, но имеющие совсем другую химическую структуру, а значит, не подпадающие под запреты «Единой конвенции».
ПЕРВЫЕ СИНТЕТИЧЕСКИЕ КАННАБИНОИДЫ – препараты серии CP – впервые были синтезированы американской фармацевтической компанией Pfizer в 1970–1980-х годах. Вещества из серии HU, значительно превосходящие по силе воздействия любой каннабиноид, получили израильские ученые из Иерусалимского университета (отсюда и аббревиатура: HU – Hebrew University, Еврейский Университет). Большинство синтетических каннабиноидов разработано под руководством профессоров J. W. Huffman и A. Makriyannis, поэтому многие рассматриваемые агенты получили соответствующие аббревиатуры: JWH и AM. В XXI  веке исследования в области создания синтетических каннабиноидов подхватили китайцы. И именно Китай называют главным претендентом на звание родины «спайсов».
        Производитель испытывает новый продукт (или их сочетание) не в лаборатории, а на живых людях 
КАК МОЖНО ДОГАДАТЬСЯ, вся эта «дизайнерская химия» далеко не сразу попала в международные списки запрещенных препаратов. То, что «Спайс» изготавливают на основе синтетических каннабиноидов, эксперты установили только в 2008 году. С этого момента власти многих стран начали налагать запрет на оборот этих соединений на своей территории. Контролирующие органы России отреагировали на ситуацию постановлением Правительства № 1186 от 31 декабря 2009 года, которое дополнило Список I двадцатью шестью синтетическими каннабиноидами: JWH-007, JWH-018, JWH-073, JWH-081, JWH-098, JWH-116, JWH-122, JWH-149, JWH-175, JWH-176, JWH-184, JWH-185, JWH-192–JWH-200, CP-47497 (4 гомолога) и HU-210.
После этого Список I ежегодно дополняется все новыми «достижениями научной мысли». Механизм попадания дизайнерских наркотиков под запрет всегда один и тот же: следы этих веществ врачи обнаруживают в моче или плазме крови отравившихся наркоманов, которые даже не догадываются о том, что, покупая «спайсы», они добровольно превращаются в подопытных мышей. Производитель испытывает новый продукт (или их сочетание) не в лаборатории, а на живых людях.
К ПРИМЕРУ, НЕМЕЦКИЕ УЧЕНЫЕ Dresen S., Kneisel S., Weinmann W., Zimmermann R. и Auwärter V. в 2011 году опубликовали в научном издании Journal of Mass Spectrometry статью, посвященную определению в крови человека степени концентрации синтетических наркотиков методами судебной экспертизы. Для исследования они взяли 101 образец плазмы крови потребителей травяных смесей. В 57 образцах плазмы было выявлено присутствие синтетических каннабиноидов: JWH-018, JWH-073, JWH-081 и JWH-250. В 10 образцах был обнаружен какой-либо один из них, 35 содержали по два наркотика, восемь проб – сразу по три наркотика, а в четырех образцах – по четыре различных синтетических каннабиноида!
Врачам наблюдения за такими экспериментами позволяют делать довольно пугающие выводы: синтетические каннабиноиды – сильнодействующие наркотики, употребление которых не только вызывает зависимость и ведет к передозировкам, но и провоцирует развитие серьезных психических заболеваний. Вред от употребления марихуаны меркнет перед тем, что способны творить с человеком «спайсы». И причина, опять-таки, в формуле: «спайсы», в отличие от каннабиса, не содержат алкалоидов, которые оказывают успокаивающее действие, сопровождающееся уменьшением реакций на внешние стимулы, ослаблением психомоторного возбуждения и напряженности, подавлением чувства страха, ослаблением агрессивности.   
      Каждое из чувств многократно усиливается наркотиком. Причем никто не обещает, что возрастать будет именно удовольствие
«СПАЙС» СПОСОБЕН в считанные минуты блокировать разум. Если в жизни вам посчастливилось ни разу не сталкиваться с человеком «под спайсом», то в Интернете не наткнуться на ролик, в котором он будет гвоздем сюжета, уже трудно. Подростков забавляют эти чудовищные «зарисовки с натуры», то есть с обкуренных приятелей, запечатленные на мобильный телефон. Камера фиксирует бред, галлюцинации, психопатические припадки, а иногда и последние минуты человеческой жизни. Дети в кадре выпрыгивают в окна, выходят из автомобиля на полном ходу, срываются в межлестничные проемы в подъездах.
Что испытывает человек, употребляя «спайс»? Из откровений наркоманов вырисовывается примерно такая картина: 10–20 минут своеобразной эйфории, когда каждое из чувств многократно усиливается наркотиком. Причем никто не обещает, что возрастать будет именно удовольствие. Представляете себе безграничный, не контролируемый логикой страх или ощущение, что за тобой кто-то наблюдает? После нескольких «сеансов» психика начинает особым образом отвечать на прекращение действия наркотика: появляется беспричинная агрессия. Довольно быстро возникает зависимость, итог которой в большинстве случаев известен.
По версии производителя, «Спайс» – это не наркотик, а табачок, смешанный с травами бабушек-знахарок
МОЖНО ВЕРИТЬ И НЕ ВЕРИТЬ в теорию заговоров. Тем неизвестным, который везет на российскую территорию курительные смеси, начиненные дизайнерскими наркотиками, может оказаться как жаждущий денег, так и жаждущий власти. Верно одно: правозащитники и журналисты справедливо называют «спайсы» убийцами детей. И не думать о том, что доступность этих наркотиков напрямую угрожает безопасности государства, может лишь очень беспечный человек. 
И ГОСУДАРСТВО, БЕЗУСЛОВНО, борется с наркомафией – в конце октября «запретный список» был дополнен еще несколькими веществами. Но у меня из головы не идет один из множества телесюжетов о «спайсах». Мой коллега наблюдает, как из припаркованной у тротуара машины без лишней суеты идет торговля зельем: тонированное стекло опущено на пару сантиметров. Один за другим появляются и исчезают покупатели, в ответ на протянутую в щель купюру каждый получает небольшой блестящий пакетик. Журналист звонит в полицию. Реакция на звонок – не приезд группы захвата, а моментальное сворачивание торговли.

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика