я могу 
Все гениальное просто!
Машины и Механизмы
Все записи
текст

Образы и подобия

"ММ" №11/86 2012, с. 88
Образы и подобия
Историческое литературное произведение не обходится без художественного вымысла. Но автор должен опираться на известные факты, а не изменять их в угоду кому-либо, прикрывая ложь правом на художественный вымысел. Не слишком ли резки подобные выражения применительно к роману Александра Фадеева «Молодая гвардия»? Увы, в нем содержатся не только искажение фактов, замалчивание имен, но и прямая клевета, стоившая одним невиновным людям позора, а другим – заключения в лагерях.

Маленький украинский город Краснодон, расположенный на реке Большая Каменка в 50 км от нынешнего Луганска, до февраля 1943 года был неизвестным населенным пунктом областного значения. 14 февраля в Краснодон вошли войска 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта. И вскоре название небольшого шахтерского городка стало известно всей стране. О юных подпольщиках, принявших мученическую смерть от рук фашистов и их пособников, военные узнали в тот же день и передали срочное сообщение в политотдел фронта. Вместе с матерями погибших они побывали в здании городской полиции, заходили в камеры, осматривали кабинеты, где арестованных юношей и девушек подвергали жутким пыткам. Повсюду были черные следы крови, на стенах камер остались надписи с именами, слова прощания с родными. Хотя казни подпольщиков происходили второпях и тайно, по городу прошел слух, что палачи выбрали для расправы именно шурф шахты № 5. Страшная картина предстала перед глазами краснодонцев: черная пасть заброшенного шурфа, поглотившая их детей, талый снег, перемешанный с землей и кровью. Вокруг валялись обрывки одежды, обувь, личные вещи. 
Через несколько дней горноспасатели, установив ворот и лебедку, начали спускаться в бадье по двое в шурф и поднимать на поверхность изуродованные подчас до полной неузнаваемости тела погибших. Женщины, опознав своих детей по косвенным признакам, теряли сознание, а мужчины, суровые шахтеры и фронтовики, не могли удержаться от слез. Уже 18 апреля в армейской газете «Сын Отечества» были опубликованы снимки камер полицейского управления, сделанные военным фотокорреспондентом Л.И. Яблонским. На одной из стен синим карандашом были написаны стихи и подпись к ним: «Сопова Анна», на другой – пронзенное стрелой сердце и четыре фамилии внутри: Бондарева, Минаева, Громова, Самошина. Рядом: «Погибшие от рук фашистов 15.1.43 года в 9 часов ночи», и внизу той же рукой Ульяны Громовой: «Смерть немецким оккупантам». К фотографиям были приложены комментарии военного журналиста Владимира Смирнова. Именно в них в печати впервые появилось название организации – «Молодая гвардия». 
Вскоре эти два слова стали известны всей стране, а вместе с ними имена руководителей организации: Олег Кошевой, Ульяна Громова, Иван Земнухов, Сергей Тюленин, Любовь Шевцова. Эта пятерка посмертно получила звания Героев Советского Союза, а их родители – хорошую пенсию, почет и уважение всей страны. Трое молодогвардейцев – Анатолий Попов, Николай Сумской и Иван Туркенич – были награждены орденом Боевого Красного Знамени, пять человек – орденом Красной Звезды, еще тридцать пять – орденом Отечественной войны I степени, остальные – медалями «Партизану Отечественной войны» I и II степени.

Осенью 1943 года в Краснодоне появился известный писатель Александр Фадеев, которому поручили собрать материал о партизанах для романа. Фадеев загорелся этим сюжетом. «Хочу знать характеры молодогвардейцев, их интересы, их нравственный облик, их души и мечты. Хочу детально изучить каждого участника подпольной организации «Молодая гвардия», собрать подлинный, фактический жизненный материал», – говорил писатель краснодонцам, и те помогали ему чем могли. Больше всех – Елена Николаевна Кошевая, мать Олега, в гостеприимном доме которой поселился писатель. Неоценимую помощь Фадееву оказала высокая комиссия из Москвы, возглавляемая полковником А.В. Торицыным. В результате на свет появился роман «Молодая гвардия», ставший широко известным не только в СССР, но и во всем мире. Прекрасный язык, живой стиль, яркие, западающие в душу образы главных героев, особенно их руководителя, идеолога и комиссара Олега Кошевого, а также, конечно, Ули Громовой, Сережки Тюленина, озорной и энергичной Любки Шевцовой. И всем был бы хорош роман, если бы не одно «но»: к подлинной истории «Молодой гвардии» он имеет весьма отдаленное отношение, и тем, кто хочет знать правду, не стоит даже пытаться искать ее в этом произведении.
Собственно говоря, писатель неоднократно подчеркивал, что его произведение – вещь не документальная, а значит, он имел право на художественный вымысел. Однако разберемся во всем по порядку. Начнем с того, что в романе вообще не упомянуты имена двух из трех членов штаба, стоявших у истоков создания «Молодой гвардии» и превративших ее в эффективную боевую организацию со строгой дисциплиной и конспирацией, – комиссара «Молодой гвардии» Виктора Третьякевича и члена штаба Василия Левашова. Третьим был Иван Земнухов. Сергей Тюленин поначалу действовал автономно, потом вошел со своей боевой группой в уже созданную Третьякевичем, Левашовым и Земнуховым организацию. Главными руководителями «Молодой гвардии», которые держали в руках все нити и планировали боевые и подрывные операции, были Виктор Третьякевич, Иван Туркенич, Василий Левашов, Иван Земнухов и Евгений Мошков. Членами штаба были также Олег Кошевой и Георгий Артюнянц. Из этих семи человек только Земнухов и Кошевой получили в 1943 году звания Героев и всенародную славу вместе с Громовой, Шевцовой и Тюлениным. Но Ульяна Громова, Любовь Шевцова и Сергей Тюленин, вопреки роману и официальной версии, членами штаба все-таки не являлись, хотя награды их были вполне заслужены.

Командиром «Молодой гвардии» был боевой офицер, бывший помощник начальника штаба 614-го истребительного противотанкового артполка лейтенант Иван Туркенич. В одном из боев на среднем Дону он попал в плен, бежал из него и вернулся в родной Краснодон, вступил в подпольную организацию и ввел в ней военную дисциплину. Каждая операция им тщательно продумывалась и планировалась. Его стараниями «Молодая гвардия» стала представлять собой значительную боевую силу, действующую по законам военной тактики. Туркенич и Левашов не получили звания Героев потому, что не попали в руки гестапо и избежали мученической смерти. Кроме того, Туркенич все-таки был в плену. Когда арестовали Третьякевича, Земнухова и Мошкова, и штабом было принято решение уходить из города, он сумел пройти сквозь линию фронта и погиб в 1944 году, освобождая Польшу. Только в 1990 году Туркенич был посмертно представлен к званию Героя, в том числе и за «Молодую гвардию».
Василий Левашов также сумел добраться до своих, дошел рядовым до Берлина, получил множество боевых наград. После войны стал офицером флота, преподавал в Высшем военно-морском училище радиоэлектроники имени А.С. Попова. Несмотря на то что его активное участие в молодежном краснодонском подполье секретом ни для кого не было, за «Молодую гвардию» он получил всего лишь медаль «Партизану Великой Отечественной войны» II степени. 
Евгений Мошков осуществлял связь «Молодой гвардии» с подготовленным еще до войны НКВД краснодонским подпольем, был арестован первым вместе с Третьякевичем и после ужасных истязаний вместе с ним казнен. Именно через него осуществлялось пресловутое партийное руководство «Молодой гвардией». Здесь Фадеев не погрешил против истины: коммунисты Лютиков и Бараков существовали в действительности и вели активную работу. Если Туркенич и Мошков хотя бы фигурируют в романе в качестве действующих лиц, то о Василии Левашове там нет ни единого слова. 

Имя Виктора Третьякевича в книге также искать бесполезно, зато в ней действует выдуманный Евгений Стахович. С одной стороны, это активный подпольщик и бывший партизан, с другой – предатель, который не выдерживает ужасных пыток и выдает полиции имена товарищей. Фадеев наделил вымышленного изменника Стаховича основными фактами биографии… Третьякевича (!), включая обстоятельства его ареста. Еще до описания предательства Фадеев исподволь мастерски создает неприязнь и недоверие к Стаховичу. Комиссаром же «Молодой гвардии» Фадеев «назначил» Олега Кошевого, который никогда им не был, да и одним из руководителей организации может считаться с большой натяжкой, поскольку вступил в нее лишь в начале ноября 1942 года. 
Можно ли назвать подлым изменником несчастного, давшего информацию в результате чудовищных пыток, это еще большой вопрос, ибо есть предел человеческой стойкости. Выдержать меры «специального воздействия» профессиональных костоломов НКВД и гестапо могли единицы. Абсолютное большинство подписывало все подряд и признавалось в чем угодно. Разумеется, и молодогвардейцы не все могли выдержать дикие средневековые пытки, но как раз Виктор Третьякевич проявил непостижимую силу духа и стойкость. Его столкнули в шурф живым, а он еще попытался, собрав остатки сил, увлечь за собой одного из полицаев. Как же получилось, что такого человека оклеветали? И кто это сделал? Неужели сам Фадеев? К этому вопросу мы еще вернемся, но факт в том, что писатель прекрасно знал имя настоящего предателя «Молодой гвардии». 
Комсомольца Геннадия Почепцова никто не арестовывал и не пытал. Он сам прибежал в полицию, когда его припугнул служивший на оккупантов отчим, увидев у пасынка сигареты из разграбленной молодогвардейцами грузовой машины с рождественскими подарками фюрера для солдат вермахта. Предателя расстреляли в том же 1943 году вместе с тайным агентом краснодонской полиции Громовым по кличке «Ванюша», который и был тем самым отчимом. Так вот: имени Почепцова в романе нет, и Фадеев объяснял это тем, что не хотел портить жизнь его однофамильцам, которые жили в области. Но тогда можно было использовать другое имя вместо того, чтобы заменять подлинную историю ложной, согласно которой организацию выдали две подружки-школьницы: Ольга Лядская и Зинаида Вырикова. Причем эти имена как раз принадлежали реальным девушкам, которые на самом деле и знакомы-то между собой не были. Обе получили за предательство, которое не совершали, длительные сроки, и лишь в 1990 году после повторной тщательной проверки всех обстоятельств дела были реабилитированы за отсутствием состава преступления. 

Вернемся к истории с Третьякевичем. Первым оклеветал уже мертвого героя фашистский прихвостень и палач, следователь полиции Кулешов, который лично пытал и казнил молодогвардейцев. Видимо, руководитель «Молодой гвардии» вызывал у врагов такую лютую ненависть своим мужеством и стойкостью, что они решили опорочить его имя после смерти. Почему же комиссия полковника Торицына, а вслед за ней и Фадеев, не прислушались к мнению оставшихся в живых молодогвардейцев – Ивана Туркенича, Нади Тюлениной, Жоры Артюнянца, Радика Юркина, Валерии Борц? А вот тут очень постаралась Елена Николаевна Кошевая, которая ухватилась за версию предательства Третьякевича и объявила своего сына комиссаром «Молодой гвардии». Ее дом был гостеприимным и уютным пристанищем не только для Фадеева и Торицына, но и для немецких офицеров во время оккупации Краснодона, и, чтобы избежать неудобных вопросов со стороны советской власти, ей было необходимо стать матерью не просто молодогвардейца, а вождя и идейного вдохновителя организации. Распространению легенды о комиссаре Кошевом способствовало и то обстоятельство, что еще до ареста Олег настаивал на том, чтобы ему выделили особый отряд в 15–20 человек, который действовал бы автономно под его руководством. Но ребята его предложение не поддержали. После очередного приема в комсомол группы молодежи Олег забрал у Земнухова временные комсомольские билеты, но не отдал их Третьякевичу на подпись, а поставил на них свою – «Кашук», и выдал их вновь принятым. С этими билетами его и арестовала жандармерия. На допросе он назвал себя комиссаром «Молодой гвардии». После жестоких пыток Олег Кошевой был расстрелян вместе с Любой Шевцовой. 
Версию о комиссарстве Кошевого и предательстве Третьякевича приняла высокая комиссия, затем под нее был написан роман, и на долгие годы имя истинного и единственного лидера организации было предано забвению. Надо сказать, что непорядочные действия Е.Н. Кошевой в конечном итоге повредили репутации ее сына. Когда все окончательно выяснилось, нашлись недобросовестные исследователи и журналисты, которые принялись обвинять в предательстве теперь уже самого Олега Кошевого и даже отрицать факт его гибели. 
Восстановить доброе имя Виктора Третьякевича помог в 1959 году арест матерого палача Василия Подтынного, бывшего лейтенанта Красной Армии, который добровольно сдался в плен к немцам, потом бежал от них, очутился в Краснодоне и поступил на работу в городскую полицию, возглавляемую бывшим уголовником Соликовским. Вместе с Соликовским, Захаровым, Кулешовым, Черенковым и другими выродками он лично пытал и казнил молодогвардейцев, но сумел уйти от возмездия, когда город заняли советские войска. Предателя нашли в одном из совхозов Сталинской (сегодня – Донецкой) области, где он тихо и мирно трудился на должности скотника. Оказалось, что, бежав из Краснодона, он пробрался… в действующую армию (!), дошел до Берлина и даже имел боевые награды. Иногда просто диву даешься, изучая примеры работы советских спецслужб!
Так или иначе, показания Подтынного помогли поставить точку в «деле Третьякевича» и снять с него все подозрения. Казалось бы, если так, дайте ему посмертно Героя Советского Союза и признайте комиссаром. Но нет! В высших сферах было решено наградить Виктора лишь орденом Отечественной войны I степени и назначить его матери персональную пенсию; убитый горем и раздавленный позором отец Третьякевича не дожил до этого счастливого дня. Комиссаром «Молодой гвардии» по-прежнему официально является Олег Кошевой. Почему? Да просто чтобы ничего не менять и не объяснять. Ни к чему ворошить прошлое, а Стаховича теперь будем считать целиком вымышленным персонажем, только и всего.

Журнал

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK