я могу драматизировать
Почему хорошего всегда понемножку? Хорошего, мне кажется, быть должен вагон.
Яна Титоренко
Все записи
текст

Лимонад от малярии

Представьте, что вам сказали, будто бургером можно вылечить грипп, а чипсы – лучшее лекарство от расстройства желудка. «Какая-то чушь», – наверняка бы ответили вы. Но некоторые продукты способны нас приятно удивить. Например, горьковатый шипящий тоник – совсем не безобидный лимонад. На самом деле, это даже не напиток для утоления жажды, а самая настоящая лекарственная пилюля – поэтому и горькая.
Лимонад от малярии
Три найденные (или сделанные) в Австралии бутылки из-под «Швепса». abcrauctions.com

Кадр из рекламы – изнывающий от жары человек достает из холодильника прохладную бутылку с надписью «тоник», пьет, вчитывается в состав и… «вода, ароматизатор, хинин». В некоторые тоники добавляют еще сахар, сиропы или лимонную кислоту, но классический состав состоит из всего трех компонентов, среди которых – таинственный хинин. Гуглим. «Смертельная доза – около 10 г». Смертельная доза?! Не пугайтесь.

Все началось в Мезоамерике. В XVII веке испанцы, прибывшие на территорию современного Перу, заметили, что местные использовали кору хинного дерева как жаропонижающее при лихорадках. Они смешивали ее с подслащенной водой и описывали эффект от этого коктейля как «тонизирующий». Созвучное слово, не правда ли? Именно от него и берет свое название привычный нам лимонад – тоник. Но придумали саму смесь на другом конце планеты.

Хинное дерево. Фото: H. Jäger, researchgate.net

Британия к XIX веку владела обширными зарубежными колониями. В том числе Индией, занимающей почти половину Азии. Британцы, приезжающие туда, повально сталкивались со страшной и непонятной болезнью – малярией. Они не знали, как ее лечить: Европа с этим заболеванием была знакома лишь поверхностно. Малярию называют климатической – очаги инфекции возникают только в жарких и дождливых районах. Среди неподготовленных британцев без иммунитета болезнь медленно приобретала характер эпидемии. Но чуть раньше иезуиты привезли в Европу то самое хинное дерево из Перу. Духовенство, активно передвигающееся по миру, страдало от малярии больше других сословий. Его представитель, брат Агостино Салумбрино, и предложил давать больным кору хинного дерева, чтобы облегчить озноб.

therumdiary.ru

Хинин понижает температуру тела человека, угнетая терморегулирующий центр гипоталамуса.

Кору сушили, перетирали в порошок и разбавляли вином или подслащенной водой, чтобы больным было проще пить эту горькую жидкость. В 1820 году французские исследователи Пьер Жозеф Пеллетье и Жозеф Бенаиме Каванту впервые выделили хинин из коры. Со временем стало ясно, что его можно использовать не только для лечения малярии, но и для профилактики – хинин тормозит размножение бесполых эритроцитарных форм малярийных паразитов.

Почтовая марка, выпущенная к 150-летию открытия Пеллетье и Каванту. wikipedia.org

В начале XIX века в Индии и на других тропических территориях Британской империи хинин рекомендовали употреблять всем британским чиновникам и солдатам. К 1840-м годам англичане использовали 700 т коры хинного дерева ежегодно. Смесь, однако, все еще была очень горькая. Чтобы сделать напиток приятнее, солдаты смешивали кору с содовой и сахаром. Из обязательного лекарства у них, по сути, и получились первые домашние тоники.

Фото: David Bryson, behance.net

Хинин в тонике флуоресцентен, то есть светится при попадании ультрафиолета.

В 1858 году британец Эразм Бонд представил первый коммерческий тоник, который разливали по бутылкам и продавали. Вслед за ним, в 1870 году, компания Schweppes вывела на рынок «индийский тоник с хинином», который был нацелен на колониальную британскую публику, вынужденную каждый день принимать снадобье в качестве профилактики. Через девять лет компания открыла в Лондоне целый завод. Предприимчивые британцы переделали ритуал «лекарство с утра» в славную традицию «стаканчик за ужином» и первыми добавили в тоник – вы уже, наверное, догадались, – джин. Так в Индии из медицинской необходимости и возник один из самых популярных алкогольных коктейлей на свете – джин-тоник. Уинстон Черчилль говорил, что джин с тоником спас больше англичан, чем все врачи империи, и это утверждение можно считать преувеличением лишь отчасти.

Джин-тоник. Фото: Vlad Tchompalov, unsplash.com; 100sp.ru

К началу Второй мировой войны монополистами по производству хинина выступали Нидерланды – они выращивали на острове Ява 97 % всего мирового запаса. К маю 1942 года японские войска полностью контролировали тот регион, а антигитлеровская коалиция лишилась главного средства от малярии. Американцы, вынужденные вести сражения в Африке, Юго-Восточной Азии и на островах Тихого океана, без хинина умирали от малярии почти так же часто, как от японских пуль.

Современные тоники содержат гораздо меньше хинина, чем их предки, и горечь в них часто замаскирована цитрусовыми добавками. Среди самых популярных производителей – Schweppes и Evervess. В США Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов ограничивает содержание хинина в тонической воде до 83 мг на литр, в то время как суточная терапевтическая доза хинина находится в диапазоне 500–1000 мг. То есть вам нужно выпивать 67 л тоника в день, чтобы предотвратить заражение малярией. В 2020 году российский профессор-паразитолог Евгений Морозов подтвердил для сомневающихся, что джин с тоником от малярии – плохая рекомендация. Он сказал: «Действительно, в тонике содержится хинин… Но там следовые количества, им нельзя ни профилактироваться, ни тем более лечиться».

Эспрессо-тоник. Фото: Girl with red hat, unsplash.com

Так что сейчас тоник – уже не лекарство, а обычный лимонад, хоть и с хинином в составе. Теперь его пьют не в душных тропиках, чтобы побороть лихорадку, а по всему миру – с лимоном и лаймом, с водкой и джином, с эспрессо по утрам, под хороший фильм или в жаркие летние дни.

Коротко

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK