Машины и
я могу 
Все гениальное просто!
Машины и Механизмы
Все записи
текст

Короткая и полезная жизнь Дельты. Часть 2

«ММ» публикует прозу молодых авторов. Автор: Дарья Странник.
Короткая и полезная жизнь Дельты. Часть 2
Первую часть рассказа вы можете прочитать здесь
И она, больше не церемонясь, схватила плачущую девушку за руку и почти насильно потащила ее за собой в слабо освещенный проход. Бесшумно закрылся позади проем, но тут же впереди отъехала в сторону новая дверь, выпуская их наружу.

Дельта вскрикнула и зажмурилась. Четкого представления о том, что находится по ту сторону, у нее не имелось. Но она знала точно – не существовало места более страшного, чем зона бесполезных.

Женщина презрительно хмыкнула, продолжая тащить за собой плачущую и спотыкающуюся мать, следя, однако, чтобы последняя не упала.

– Может, перестанешь дурить и откроешь глаза? Мы пришли, – сказала сопровождающая.

Дельта только отрицательно помотала головой.

– Детский сад, – прошипела женщина и отпустила мать. Последняя беспомощно застыла на месте.

Ряд незнакомых звуков испугал Дельту: щелчки, хлопки, а потом монотонный механический стук. Ожидая худшего, она предполагала в каждом из них угрозу.

– Дельта, не заставляй меня силком усаживать тебя в машину. – Голос незнакомки прозвучал устало и раздраженно.

В конце концов она, кажется, потеряла терпение и сделала что-то…

Короткий, но пронзительный сигнал заставил Дельту вздрогнуть и распахнуть глаза. Интуитивно мать приобняла свой живот, готовая защитить плод.

Но, хоть открывшаяся глазам картина казалась чуждой, прямой опасности Дельта не увидела. В сумраке незнакомого просторного помещения стояли небольшие однотипные механизмы разных цветов. Один из них стоял прямо перед ней, дверь нараспашку, два низких кресла, в одном из которых сидела сопровождающая. Женщина нетерпеливо похлопала рукой по свободному месту, и, нехотя, Дельта забралась внутрь.

– Чего ты боишься, если готова умер… уснуть вечным сном?

– Бесполезности, – всхлипнула Дельта.

Незнакомка осуждающе покачала головой и сменила тему:

– Закрой дверь.

Мать покорно выполнила просьбу.

– Пристегнись. Ты что, никогда… – Но женщина не договорила. Наверное, поняла, что, Дельта даже ни разу не видела автомобиль. Со вздохом сопровождающая помогла матери с ремнем безопасности и уверенно вывела машину из гаража.

Быстрая езда и вид из окна ошеломили Дельту. Ряды зданий, толпы, движение, суета и шум. Все бесполезные выглядели больше похожими на сопровождающую, чем на мать, и этого Дельта не понимала. Неужели они все, имея выбор, добровольно предпочли жить вне Дома и не приносить пользы?

Резкая боль во всем теле наказала ее за размышления, выходившие за рамки предназначения. Мать вздрогнула и судорожно сглотнула.

– Все в порядке? – обеспокоенно спросила сопровождающая.

– Нет, мне плохо. Эта прогулка мне совсем не нравится.

– Тебя укачало с непривычки. Смотри прямо перед собой на что-нибудь неподвижное…

Вторую часть жалобы она проигнорировала.

Дельта вздохнула, но послушно уставилась на приборную панель. Среди непонятных знаков, стрелок и кнопок она наткнулась на выглядевшие знакомыми цифры:

– Это часы? – ткнула Дельта пальцем в светящиеся символы.

Сопровождающая кивнула.

– В одиннадцать по плану – музыка, – пробормотала мать тоскливо.

– Не сегодня, – отрезала сопровождающая.

Дельта снова начала плакать. Яснее некуда – бесполезные не придерживались никаких планов.

Несколько минут спустя машина остановилась.

– Приехали, выходи, – скомандовала незнакомка, но без ее помощи Дельте не удалось бы справиться ни с ремнем, ни с дверью.

Мать покорно последовала за сопровождающей в небольшую постройку.

Внутри царил хаос. Обилие предметов, текстур и цветов лавиной обрушилось на Дельту.

«Зачем столько всего? И что с этим делать?» – спрашивала она саму себя.

Ответ нашелся быстро. Все эти вещи, наверное, тоже являлись бесполезными. Этот мир был помойкой, куда общество выкидывало ненужные объекты и людей.

– Вот мы и дома, – сказала женщина.

«Меня считают совсем глупой? Это не Дом!» – возмутилась Дельта и почувствовала, что теряет сознание. Падение превратилось в полет. Темнота оказалась почти такой же аккуратной, как и белые стерильные помещения Дома. Как приятно отдохнуть от беспорядка и шума. Ненавязчивая мелодия, в которой Дельта с нежностью узнала ночную колыбельную, обволакивала ее в уютный кокон. Неужели все-таки удалось уснуть вечным сном? Надо зацепиться за что-нибудь, чтобы не возвращаться в тот новый мир, о котором она почти ничего не знала, но уже считала отвратительным.


Иллюстрация: KILLIAN NG, viivus.tumblr.com

Однако что-то мешало, нарушало покой, непрошеным гостем из другой реальности стучалось в дверь ее убежища.

Надо достроить башенку из кубиков? Нет, ведь ее точно уже давным-давно сломали новички из новых серий. Что-то другое, недоделанное, нерешенное, не рожденное…

– Мне нужно увидеть его лицо, – пробормотала Дельта едва слышно и пришла в себя.

Она лежала на чем-то мягком.

Из соседней комнаты раздавался сердитый мужской голос:

– …Ее будут искать! Чем ты только думала?

– Пусть ищут, находят, забирают. Но после родов.

Дельта легко узнала голос незнакомки.

– Дался тебе именно этот ребенок! Арендуем другую суррогатную мать. Может, даже на первороженицу накопим, надежней будет, – настаивал мужчина.

Дельте совсем не хотелось вставать. Еще меньше радовалась она встрече с обладателем раздраженного голоса. Но физиологические потребности не оставили ей выбора. С трудом мать встала и направилась на звук ссоры.

– Это огромные деньги. Сколько лет придется ждать? Я хочу ребенка сейчас. Этого ребенка. Подумай, они ведь просто убьют его. Нашего сына!

– Бабские сопли. Нельзя убить того, кто еще не живет.

– Но он живет, он шевелится и толкается, – тихо вмешалась Дельта, и супруги вздрогнули от неожиданности.

Мать добавила жалобно:

– А где здесь туалет? Мне очень нужно…

– Вот и нянчись с ней теперь, – процедил мужчина и вышел из комнаты.

– Валек, позвони, пожалуйста, – с мольбой в голосе крикнула ему вслед жена. В ответ раздалось неразборчивое бурчание. Женщина вздохнула и обратилась к Дельте: – Пошли, покажу, где у нас туалет. – И добавила после небольшой заминки: – Правда, что он уже толкается? – Кивком сопровождающая указала на живот беременной.

Последняя расцвела.

– Да, иногда даже немного больно. Сильный малыш, – гордо подтвердила она. Но хорошее настроение быстро испарилось.

– Он был бы очень эффективным членом общества. А теперь… – Дельта снова начала плакать.

– Когда выйдешь, возвращайся на кухню, нам нужно поговорить.

– Я не запомнила дорогу, – всхлипнула Дельта и закрыла дверь туалета.

– Хорошо, я подожду здесь, – со вздохом пообещала женщина и прошептала, не обращаясь ни к кому конкретному: – Какая же она беспомощная!

Сопровождающая сделала наскоро пару бутербродов и заварила свежий чай.

– Это не оптимально сбалансированная еда для беременной матери, – скептично протянула Дельта.

– Да? Ну, пока ничего другого нет… Важно не это. Дельта, я понимаю, все это сложно для тебя. Я просто не знала, что делать. Вместе с тобой они погрузили бы в вечный сон и малыша.

Дельта равнодушно пожала плечами:

– Ну и что? Если так лучше для общества…

Но мать покривила душой, и болезненная волна чувства вины из-за неправильных приоритетов заставила ее вздрогнуть. Дельта любила своего ребенка сильней, чем это полагалось продуктивной матери.

– А какая вам разница? – запоздало удивилась она.

– Дельта, ты носишь моего ребенка.

Мать окаменела, пытаясь переварить услышанное.

– Нет, – отрезала она уверенно.

– Моего и Валека. Ты суррогатная мать. Я сама не могу выносить ребенка…

– Естественно. Вы – бесполезная! – презрительно хмыкнула Дельта.

Женщина отпрянула, как будто получила пощечину.

– А ты – безмозглая идиотка, – прошипела она обиженно, потом спрятала лицо в ладонях, и некоторое время они сидели молча. Затем сопровождающая опустила руки и глубоко вздохнула: – Извини. Я постоянно забываю, насколько ты… другая. На самом деле, в том, что произошло, частично виновата и я.

В кухню зашел Валек и присел за стол. Жена пристально посмотрела на него, незаданный вопрос на губах.

– Договорился. Знала бы ты, что мне пришлось выслушать из-за твоей дурости. Гарантий нам никаких не дают. Ну и штраф выписали. Помощницу твою, кстати, вычислили быстро. Тоже по головке не погладят. Счастье для нее, что она не из этих, – он пренебрежительно кивнул в сторону Дельты.

– Спасибо, – прошептала женщина и беззвучно заплакала.

Валек смутился и неловко потрепал ее по плечу.

– Ладно тебе, Вера, успокойся. Это ведь и мой ребенок.

Ошарашенная Дельта почувствовала себя совсем лишней.

– Ей, конечно, нельзя покидать дом. Когда придет время рожать, они пришлют своего доктора, он же и заберет ее.

– Меня? Куда?

– Назад в твой муравейник. Пользы, правда, говорят, от тебя больше не будет, так что… – Он запнулся на полуслове, и Вера пришла ему на выручку:

– Вечный сон.

– Значит, меня не оставят в зоне бесполезных? – спросила мать, не веря своему счастью.

– Нет, Дельта. – И супруги обменялись интенсивным взглядом, одним из тех, который сообщает любящим все важное, но ничего не говорит чужим.

Внезапно мать застонала и схватилась за голову.

– Что такое? – испуганно подскочила Вера.

– Мне плохо, – простонала Дельта, – я не знаю, что делать, без плана.

– Подожди, потерпи, я составлю тебе план, – торопливо пообещала женщина, судорожно роясь в ящике, где держала блокнот для рецептов и карандаш.

– Слышишь, следующий пункт: в полпервого – смотреть телевизор.

– Я не умею, – возразила стонущая мать.

Вера закатила глаза и повела Дельту в гостиную.

– Какая в этом польза? – спросила мать несколько минут спустя, преследуя взглядом подвижные изображения на экране.

– Ну, усвоение новой информации, своего рода как ваш когнитивный апгрейд, – протянула Вера и добавила тише: – А главное, что тебя перестало ломать. Хотела бы я знать, чем вас там пичкают.

Но, немного придя в себя, Дельта начала задавать вопросы.

– Почему мне дали выносить чужого ребенка вместо обычного оплодотворения?

Вера пожала плечами:

– Это на самом деле делают часто, просто вам не говорят и детей не показывают, чтобы не спрашивали лишнего.

Дельта медленно кивнула:

– Хорошо, значит, это все равно для пользы общества. Только я не понимаю, почему в этот раз начала терять эффективность.

Осторожно, взвешивая каждое слово, Вера начала объяснять.

– Знаешь, по сути вы – дети. Все эти подпитки и сеансы заставляют взрослеть тело и части мозга, а вот психика отстает. Годам к пяти дети начинают возражать и упрямиться… А ведь фактически ты как раз в этом возрасте. Но обычно с помощью какой-то химии эти и другие… побочные действия подавляются. А я потребовала, чтобы тебе такого не давали, боялась, что это навредит малышу.

– Поэтому я так странно себя чувствую. И мысли необычные появляются, – расстроилась Дельта.

– Какие мысли? – настороженно спросила Вера.

Узнав о желании матери увидеть лицо новорожденного, она вздохнула с облегчением:

– Хорошо, я думаю, это будет только справедливо.

Новый план показался Дельте малоэффективным, но он заполнял день, а большего от этих странных людей ожидать не приходилось. Мать удивлялась, какая польза обществу в рождении детей для бесполезных, но решила, что это не ее ума дело.

По сути Дельта уже знала, что достигла статуса бесполезности. В сложившихся обстоятельствах право выносить и родить своего последнего ребенка стало бесценным подарком. И, как ни крути, благодарить за это следовало Веру. Последняя порхала по дому, занятая бесчисленными приготовлениями для малыша. Дельту она предоставила самой себе.

Мать открыла для себя ряд утешающих возможностей. Задавать вопросы и выражать желания, почти не испытывая при этом чувства вины. И, конечно, смаковать обещание, что ей покажут новорожденного.

Только одна мысль отравляла жизнь Дельты. Ее ребенок будет жить в этом безумном мире, вместо того чтобы приносить пользу обществу в Доме.

Последний, между прочим, часто показывали по телевизору. Напористые голоса дикторов обещали со стороны членов общества поддержку и помощь в практически каждой жизненной ситуации.


Иллюстрация: Krzysztof Nowak, www.behance.net
Этого Дельта не понимала.

– Зачем помогать бесполезным?

– Так владельцы Домов зарабатывают деньги, это их бизнес, – ответил Валек, которому тут же пришлось объяснять, что такое деньги, бизнес, и рассказывать все известное ему о других Домах.

Дельта продолжала сомневаться.

– Но это неправда – мы не получаем ничего, кроме подпиток, апгрейдов и еды. Мы служим обществу, потому что это наше предназначение. Возможность приносить пользу – это настоящее счастье.

Дельта замолчала, чувствуя – что-то было не так с этими, такими правильными, словами. Почему-то сказанное не сопровождали положительные эмоции.

Валек не обратил внимания на заминку.

– Вы не получаете ничего, кроме самого необходимого, потому что вы – рабы, невольники, – неохотно сказал он. – Теоретически, порабощение людей запрещено, но…

Его перебила мать, которая поняла из сказанного только слово «невольник».

– Мы свободны. И все, что мы делаем, – всегда добровольно.

– Даже вечный сон?

– Конечно, это свободный выбор. Когда мы из-за возраста или, как я, по другим причинам, достигаем последнего статуса, общество предлагает переселение в зону бесполезных или сон.

– Я уверен, все выбирают сон, – мрачно предположил Валек.

– Естественно. Нет ничего страшней бесполезности, – заверила Дельта.

– Наша история научила нас, что у рабов есть дурная привычка бунтовать. Совершенный раб тот, кто не знает, кем является, – непонятно произнес мужчина.

Мать не стала вникать в сказанное, исторические факты не играли никакой роли для исполнения ее предназначения.

– Поехали, я покажу тебе кое-что, – неожиданно решился Валек.

– Но мне нельзя выходить.

– Никто тебя не увидит, не придется выходить из машины.

Скоро Дельта наблюдала из припаркованного автомобиля парк, заполненный маленькими бесполезными. Минута за минутой проходили, а дети продолжали играть, и никто не призывал их занять места для подпитки или заняться чем-нибудь другим целесообразным.

– Наши дети взрослеют годами, – мягко сказал Валек. – Детство – это чудное время. Я хотел, чтобы ты знала. Ребенок, которого ты носишь…

– Сможет достроить свою башенку, – договорила за него Дельта и, не обращая внимания на непонимание в глазах собеседника, добавила поспешно: – Это знание никак не улучшает мою эффективность. И по плану сейчас – обед.

Мужчина со вздохом завел мотор. Больше вылазок они не предпринимали.

Когда начались схватки, приехал, как запланировано, доктор из Дома. Дельта очень обрадовалась знакомому лицу эффективного члена Общества.

Роды прошли быстро и легко. Доктор передал кричащего ребенка счастливой Вере. Женщина поднесла малыша к лицу Дельты.

– Как обещала, – улыбнулась она.

Розовый и противно склизкий человечек издавал неприятные звуки и беспомощно дергал руками и ногами.

Даже самые маленькие обитатели Дома могли после первого сеанса супраподпитки самостоятельно передвигаться и разговаривать. Но Дельта отлично понимала, что Вера настроена обречь ребенка на другую судьбу.

– Он совершенно бесполезный! – простонала Мать, отвернулась от новорожденного, и ее большие темные глаза наполнились слезами.

Никто не собирался утешать ее.

Доктор велел Дельте одеваться и следовать за ним к машине.

Супруги проводили их до двери и некоторое время смотрели вслед обитателям Дома, идущим через палисадник к такси.

– Наверное, они могли бы бороться за свои права. Таких ведь миллионы.

Вера возразила:

– Им и в голову не придет сопротивляться. Мозги им основательно промывают. Ты же видел Дельту.

– Да. Бедолага, – прошептал Валек.

Вера повела плечами:

– Ну, не знаю. Мне не очень ее жаль. По-своему эта дуреха счастлива.

Они закрыли дверь и склонились над своим сыном.

Никто не увидел, как Дельта, прежде чем сесть в автомобиль, оглянулась. Ее светлая кожа побледнела еще больше, беспомощно сжимались и разжимались кисти рук. В больших темных глазах на безволосой голове мелькнуло нечто, что совсем не походило на счастье.

Иллюстрация: Sara Wong, www.buzzfeednews.com


Общество

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK