я могу 
Все гениальное просто!
Машины и Механизмы
Все записи
текст

Океан глазами художника

Конец января принес нам  интересную встречу с человеком, который рисует картины под водой. Погружаться на дно к затонувшим кораблям и белухам  и писать там картины - похоже на одно из заданий в приключенческом телешоу. Но нет, это целое увлечение и образ жизни Дениса Лотарева – художника и дайвера в одном флаконе.  Автор подводных картин рассказал нам, что влечет его на дно морское и в чем тонкости изобразительного искусства под водой.

Ева: Денис,  как пришла в голову мысль рисовать под водой?

 

Денис: Я закончил академию художеств и занялся дайвингом (с 2005 года профессионально). И возникло

Океан глазами художника
Конец января принес нам  интересную встречу с человеком, который рисует картины под водой. Погружаться на дно к затонувшим кораблям и белухам  и писать там картины - похоже на одно из заданий в приключенческом телешоу. Но нет, это целое увлечение и образ жизни Дениса Лотарева – художника и дайвера в одном флаконе.  Автор подводных картин рассказал нам, что влечет его на дно морское и в чем тонкости изобразительного искусства под водой.


Ева: Денис,  как пришла в голову мысль рисовать под водой?

 

Денис: Я закончил академию художеств и занялся дайвингом (с 2005 года профессионально). И возникло желание попробовать порисовать под водой. Нам привычно, что художник может пойти на природу, изобразить, что он хочет. А почему нельзя сделать подобное под водой? Первые мои пробы, которые я сделал в 2008 году,  не принесли желанных результатов, я столкнулся с проблемой именно в технологии. Краска не ложилась, холст провис, в общем, было много проблем, все это всплывало, мешало. Проблемы были с цветоведением, это отдельная тоже тема – искажение цветов под водой.

И уже потом я понял, что нужно искать информацию в Интернете. Позже я познакомился с Андре Лабаном, французом, ему сейчас 85 лет. Он работал в команде Жака-Ива Кусто лет 20 инженером, изобретал подводные боксы для первых камер, ныряющее блюдце – это был его проект, и параллельно для души он писал во время экспедиций в различных морях и океанах  картины. Полностью под водой! Мы пообщались, он рассказал мне много секретов…

 



Благодаря этой встрече я понял, что это возможно. И у меня стало получаться. Сейчас это  стало моим образом жизни.  Опыт в дайвинге сделал пребывание человека под водой безопасным, комфортным. Когда я нахожусь под водой, я не испытываю каких-то трудностей, проблем. Я просто учитываю где я нахожусь, какая глубина, как мне нужно одеться, все это стало комфортным и несложным для меня… А вообще-то это конечно сложное дело. Потому что это чужая среда для человека,  много каких-то нюансов в медицине нужно знать.

   В истории прошел целый ряд периодов, когда это было страшным, сложным, опасным. Это было в основном в военных целях, строительных. И только в конце 20 века,  и сейчас, в 21 веке дайвинг стал популярным видом даже можно сказать, не спорта, а отдыха. И это благодаря новым технологиям, которые сделали максимально комфортным пребывание человека в воде и дали возможность художникам писать под водой с натуры за какое-то ограниченное время.


"Подводный ветер", Черное море 

 


По сути это тот же маринизм, если раньше маринизм – это пейзаж с поверхности моря, то сейчас можно сказать, что это субмаринизм, то есть художник-маринист может погружаться и работать под водой. Но пока мало людей, которые этим занимаются: вот во Франции есть, в Испании -  Альфонсо Круз, на Украине два человека, у нас в России кто-то пробовал несколько работ написать. Кому-то это сложно, для кого-то это не имеет смысла. А кому-то, например, мне, этим интересно заниматься профессионально. Я получаю от этого, конечно же, большое удовольствие.



"Созерцание лунного света",  Красное море 


Мне интересно изучать цвет. Вообще каждое море по-своему уникально, в Черном, например, своя природа,  свой характер, свой цвет воды. В Красном море и Белом море кардинальные отличия. Это связано с оптическими свойствами. Вот, например, есть такие нюансы, что вода плотнее воздуха в 800 раз и мы видим картинку несколько искаженной из-за плотности. Где-то это можно сравнить  с линзой, именно искажение каких-то объемов, плановости, мы можем думать, что объект находится очень далеко, а на самом деле близко, либо наоборот.

 

- А еще и маска!

 

- Да, под маской есть воздушное пространство, которое искажает, несколько картинку увеличивает. Но там еще химический состав воды. Есть органический и неорганический. Вот  неорганический  не очень имеет сильное влияние на оптику. А вот органические вещества, такие как фитопланктон, они внутри своих тел  содержат хлорофилл, синий пигмент. И когда суммарно эта биомасса находится в огромном количестве, то мы получаем некий фильтр, который отсеивает  теплые цвета, и мы видим только холодные.  Синий преобладает. И если я буду находится на 10 метрах в Красном море, и мне понадобится желтый цвет, я выдавлю из тюбика, прочитав, что это кадмий - желтый на палитру, то  увижу зеленый. Если я на 20 метровой глубине выдавлю желтый, то я увижу синий цвет. Получается, чтобы грамотно попасть в цвет того, что вижу я, передать стояние глубины, мне нужно учитывать какой же это на самом деле цвет. В первых моих работах были промахи, потому что я думал, что все замечательно. Прежде чем перейти к передаче настоящего цвета, пришлось столкнуться с тем, что нужно изучать оптический свойства воды. И красные цвета, например, на глубине 15 метров становятся черными. Мне нужно было написать красные кораллы, я их видел красными только благодаря тому, что подсвечивал фонарем. Если света фонаря не было, то кораллы уже были коричневатым. Задача была – попасть в цвет. Я просто знал, что черный цвет у меня на палитре  – это на самом деле ярко красный, и смело им пользовался.


"Живущие на камне", Белое море




"В саду асцидий", Красное море


На поверхности художнику привычно видеть теплые и холодные цвета. В  воде  ниже 17 метров  отсутствуют теплые цвета. Получается, то лепить пространство -  создавать иллюзию пространства приходится только на холодных цветах, на каких-то контрастах, ближе-дальше. В этом отличие.



"Бирюзовая меланхолия", Черное море 


Там много интересных вещей. Например, все тени вибрируют. Потому что солнечный свет, когда входит в поверхность воды,  разбивается на множество пучков, поверхность колышется. И эти пучки под разными углами падают на дно, и  в итоге мы видим движение, динамику теней, цветных рефлексов. И передать это состояние такого живого мерцающего света во многом мне пока не удается. …  Это сложная задача.


 


На очень больших глубинах особого смысла работать нет. Если писать корабли затонувшие, как правило, они лежат на больших глубинах. Ну и предел для комфорта 30 метров. Возможно и 40, если на обогащенных смесях, т.е. в воздух добавляется определенный газ ,кислород в основном для вымещений лишнего остатка азота. То есть нужно учитывать нюансы, чтобы пребывать на той или иной глубине.



 Слева направо: "Рыбацкая лодка", "Обломки судна "Улисс", "Скелет корабля", "Обломки судна "Маркус", Красное море


 


Ева: В чем заключается наибольшая сложность в процессе написания картины под водой?

 

Денис: Тут больше нужно думать о том, как туда войти, и как безопасно выйти, чтобы это не превратилось в несчастный случай. Море не прощает ошибок, как и небо.

 

 





"Холодная вода", Черное море


"Якорь- кошка", Черное море


А еще Денис рассказал о своем проекте «Океан глазами художника".

Денис:  Задуман многолетний проект как кругосветное подводное арт-путешествие от Арктики до Антарктики, в котором  я напишу сто картин большого размера, где-то начиная от метра – полтора. Сейчас написана первая картина – полярный кит белуха. 

Параллельно я буду писать дневник с каждой поездки, которая превратиться в книгу. 

Для меня это большой  исследовательский интерес и желание поделиться этой красотой с людьми, ведь я изображаю красоту, скрытую от глаз. 



О том, как писалась картина "Белуха": 


Это был сентябрь 2013 года, Кандалакшский залив. Там есть  центр по дрессировке дельфинов. Я написал всего за два погружения, к сожалению, хотелось больше. Я был  внутри вольера с пятнадцатью белухами, но был шторм и пока решались административные дела, подошел конец моей поездки. Пришлось за два погружения сделать такой этюд. 

Следующее, что я буду писать в этом проекте, это будет тоже Белое море, Бухта Биофильтров - отвесная скала, об которую ломается лед, Это место интересно тем, что Белое море замерзает полностью, но при этом прилив и отлив также происходят. Ледяная шапка движется и при отливе лед ломается об вертикальную скалу этой бухты  и в итоге образуется торосный лед, все это уходит большими глыбами вниз. И я там буду писать очень большую картину где-то за  восемь погружений .

 

Ева: Холодно…     

                                             

Денис:  Температура воды -2 градуса, на одно погружение (на один сеанс) будет уходить полчаса. Дальше просто немеют пальцы. Есть вероятность того, что регулятор, через который я дышу, замерзнет, он может «встать», поэтому висит запасной и их нужно периодически менять.  Но здесь такой экстрим! Я специально проходил обучение по подледному дайвингу и нырял, чтобы иметь опыт, чтобы это осуществить. Сейчас у меня 7 этюдов написаны подо льдом….

 


Белое море...


Вот так выглядит лед под водой 



Бывают такие случаи, когда я не успеваю, у напарника воздух заканчивается, или я чего-то не учел, либо замерз. Я ухожу. Но стараюсь процентов на 90 чтобы этюд был сделан под водой. Какие-то детали возможно я дорабатываю, что-то может не понравиться, я просто убираю это пока оно свежее. Это рабочий процесс, я никого не обманываю. Есть этюды, которые дописаны. Например, пришла холодная вода на смену теплой, а я одет по-другому. Главное, что этюды, написанные под водой не переписаны на поверхности. Иначе  я бы сам себе противоречил. В чем смысл тогда тратить столько сил, плыть на лодке, опускаться на 30 метровую глубину, чтобы написать корабль, а потом взять и переписать этот этюд.  Мне даже ценно, что работа незакончена и сырая.  Зато она настоящая.


 





Ева: А в чем секрет написания картины под водой? 


Денис: Холст льняной. Задача прогрунтовать холст с лицевой стороны так, чтобы он был устойчив к воде, чтобы не впитывал ее. Это акрил, синтетика. Если не сделать поверхность липой перед погружением, то есть не покрыть синтетическим составом, то  краска не будет приставать.  Еще  принцип  - в наложении краски. Кистями я не пользуюсь, а пользуюсь мастихинами (такая маленькая лопатка, похожая на шпатель).   Плоская поверхность лопатки как бы вытесняет воду, с силой заставляя прилипать краску. Тем самым вода между холстом и краской вытесняется полностью и идет высыхание, По технологии эта живопись ничем не отличается от живописи, написанной на поверхности.


Ева: А краска не вымывается?

 

Денис: Масляная краска не реагирует с водой, она перетерта на масле, льняном, например. 

 

"Сон", здесь запечатлено английское грузовое судно "Кингстон". Судно затонуло на севере Красного моря при переходе из Лондона в Аден в 1881 году. Картина написана с целью оставить память об этом судне.



Ева: А как вы там располагаетесь, на дне?

 

Денис: О, у меня была такая смешная ситуация. Я договаривался о поездке на Белое море под лед, рассказал, что мне нужен напарник, фотограф, что имею небольшой опыт погружений.  Там ожидали, что приедет какой-то художник с мольбертами, холстами, нужно будет пилить для него большие майны. Оказалось, что совсем все не так.  На самом деле нужно максимально упростить весь художественный инвентарь. У меня нет этюдников с собой,  беру холст, нагружаю его свинцовыми грузами, чтобы подрамник не всплыл, кладу его на дно. Мне не нужен никакой стул, я могу висеть как в невесомости. Лишний воздух из жилета (компенсатор плавучести) я выпускаю, беру дополнительный груз на пояс и тем самым становлюсь тяжелее и спокойно нахожусь на дне. Все краски подписаны и находятся в маленькой сумочке. Эта сумка пристегнута в районе груди на карабин. Палитра вставлена с обратной стороны подрамника, она  из тяжелого пластика,  тонет. А гладкая поверхность палитры позволяет сцепляться краске. 

У меня с собой графитный карандаш с толстым стержнем, я им делаю рисунок, компоную, что я хочу нарисовать, и начинаю писать с больших пятен: это вода, переходы ко дну, и массы – кораллы, например. И от этих масс уже начинаю делать растяжки  - ближе - дальше , вводить детали. Если успеваю – даже рыбок. Как правило все занимает около часа, это зависит от количества воздуха в баллоне. Этюд пишется как правило за одно погружение. Потом я поднимаюсь.  

Если совсем ничего не успел, делаю второе погружение. Но сложно  вернуться на то же место. Либо погода испортилась, солнце скрылось - все поменялось, я потрачу силы и воздух, чтобы найти то место. У меня останется 10 минут, чтобы доделать какие-то детали. Это будет уже глупостью.





 

***

Благодарю Дениса Лотарева за эту встречу и интересную беседу! Мы будем с нетерпением  ждать новых картин и следить за продвижением его успехов  в проекте "Океан глазами художника"!  

 

 

 

Общество

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Новиков Александр Иванович, персональный сайт
OK OK OK OK OK OK OK