Ким
я могу что надо, то и могу
Ты дурак, если не восходил на Фудзияму. Но если ты был на ней дважды, ты дурак вдвойне (японская пословица)
Ким Александров
Все записи
текст

Кто заплатит за будущее?

«Ванговать», особенно на отдаленную перспективу, – занятие неблагодарное. Чтобы предсказателя потом не закидали гнилыми помидорами, надо либо напустить тумана и не сказать ничего конкретного (на манер Нострадамуса, у которого при желании можно найти про приход Трампа), либо надеяться, что ко времени «сбычи мечт» все уже всё забудут.
Кто заплатит за будущее?

     Впрочем, компания мишеней для метания помидоров сложилась более чем достойная: Платон и Аристотель, Иоанн Богослов и Герберт Уэллс, Олдос Хаксли и Элвин Тоффлер, Джон Нейсбитт и Станислав Лем и еще десятки мыслителей и фантастов. Да, мы забыли об Артуре Кларке, который в перерывах между сочинением романов тоже баловался футурологией с технологическим уклоном. Человек, предсказавший глобальные коммуникационные системы (в том числе Интернет), геостационарные спутники и GPS, в середине прошлого века составил «дорожную карту» будущих свершений человечества.

СЕГОДНЯ НАДО ПРИЗНАТЬ, что от графика Кларка мы безнадежно отстали. На дворе 2018 год, а никаким «холодным» термоядерным синтезом и практически даровой энергией и не пахнет. Всего через пару лет мы должны достичь эпохального рубежа – появления полноценного искусственного интеллекта, равного по возможностям человеческому. И? Про системный застой в работах по созданию ИИ не слышал только ленивый.

На 2040 год Кларком запланирована «смерть» традиционной промышленности – к этому времени человечество должно будет овладеть технологиями молекулярного креационизма: собирать из отдельных молекул все что угодно. Представьте, какие возможности это сулит! Механизмы любой сложности из любых материалов, регенерация живых тканей прямо на месте, фактически означающая бессмертие, – как вам, например, восстановление мозга после инсульта или «ремонт» сердечных мышц после инфаркта? О таких банальностях, как камни в почках, кариес или геморрой, позабудем навсегда – человека будет охранять от недугов целая армия молекулярных нано- и пикомашин, без устали чистящих, лечащих и защищающих непростое внутреннее хозяйство.

И куда же девать абсолютное здоровье? Очень просто – надо всего лишь дожить до конца столетия, когда, по графику Кларка, люди найдут принципы и способы перемещения с околосветовыми скоростями. И тогда – вперед к экзопланетам, насаждать антропогенные идеалы на дальних рубежах! При этом скучный перелет, хотя бы и на головокружительной скорости, можно будет проспать в криогенном сне. Заманчиво? Еще бы – если только людям удастся избежать варианта «серая слизь». Слышали о таком?

НЕ СЛИШКОМ ОПТИМИСТИЧНУЮ перспективу «восстания нанороботов» (а кто еще станет копаться в наших внутренностях?) вообразил Эрик Дрекслер, инженер и ученый, прозванный «отцом нанотехнологий». В книге «Машины создания» он описал апокалиптический сценарий, согласно которому неуправляемые самореплицирующиеся нанороботы поглотят все доступное им вещество. Обидный финал: вместо грандиозных битв с электронными убийцами, насланными взбесившимся ИИ, Земля просто покроется слизью из тупых нанороботов, которым больше нравится размножаться, чем ремонтировать клетки в интимных глубинах человеческого организма.


Сценарий Дрекслера не уникален. C точки зрения перспектив цивилизации он вполне соответствует пессимистическому мэйнстриму современной футурологии, предупреждающей человечество о самых разных угрозах, справиться с которыми можно только объединенными усилиями. Позитивные тенденции в основном носят локальный характер и связаны с технологическими достижениями, не решающими кардинально ни одну из фундаментальных проблем настоящего и будущего. Вспомните про «экологически чистые» электромобили, из-за которых углекислого газа в атмосфере ничуть не меньше, чем от их бензиновых собратьев…

ВЕРНЕМСЯ К АРТУРУ КЛАРКУ. Великий фантаст искренне верил, что столетний юбилей запуска первого спутника будет отмечаться не только на Земле, но и в космических поселениях на Луне, Марсе, Европе, Ганимеде и Титане, на орбитальных станциях, кружащих вокруг Венеры, Нептуна и Плутона. 2057 год – это не так далеко, как кажется сегодня, и шансы на исполнение предсказания еще есть. И здесь возникает вопрос: кто все это будет оплачивать? А если смотреть шире – при какой общественно-экономической формации человечество будет штурмовать дальний космос?

Гипотетический сценарий конца света по Дрекслеру.Инфографика: HowStuffWorks, www.robertcmy.blogspot.com
Писатель Мэтт Ридли в своем бестселлере «Эволюция всего» приводит любопытные данные: «Современный человек может позволить себе приобрести в десять или 20 раз больше товаров или услуг, чем 200 лет назад… По оценкам Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), при современной скорости роста мировой экономики (а она не проявляет признаков снижения) средняя зарплата человека к 2100 году может увеличиться в 16 раз по сравнению с сегодняшним днем (что составит 175 тыс. долларов США в год в современных деньгах). Кризис 2008–2009 гг. был лишь кратким эпизодом: за год развитие мировой экономики замедлилось примерно на 1 %, прежде чем вырасти на 5 % в следующем году. Глобальное неравенство достаточно быстро сокращается, поскольку жители бедных стран богатеют быстрее, чем население богатых. Доля людей, проживающих на 1,25 доллара в день, сократилась с 65 % мирового населения в 1960 году до 21 % в наши дни».

С ОДНОЙ СТОРОНЫ, события 1991 года – крушение социалистической системы, распад СССР – однозначно поставили крест на социализме как идеологии и общественной формации. А с другой – победивший капитализм, заточенный на решение сиюминутных проблем, лишился геополитического противника, стимулировавшего хоть какое-то развитие. Победа капитализма в определенной степени стала эфемерной – ведь что он может предложить, кроме тотальной экспансии? Современная экономическая система на рубеже нового тысячелетия испытывает глубочайший системный кризис, по сравнению с которым Великая депрессия 1929 года – детский лепет.

Мэтт Ридли. Иллюстрация: Jillian Tamaki, www.nytimes.com
А нет ли противоречия с вышеприведенными данными? На примере самой мощной (до недавних пор) экономики в мире рассмотрим ситуацию чуть подробнее. Вот уже почти полвека валовой внутренний продукт США неудержимо растет, сопровождаясь ростом производительности труда. Однако при этом реальная покупательная способность американцев практически застыла на месте, а по некоторым позициям и вовсе откатилась на уровень 50-х годов. Как такое может быть, ведь по всем законам экономики и здравого смысла все должно происходить ровно наоборот?

Отгадка проста – никакого реального роста ВВП нет. Все приращение происходит исключительно за счет финансового сектора. Краеугольный камень – кредиты, кредиты под кредиты, и так до бесконечности. Например, свежепостроенный дом реальной стоимостью $100 тыс. запускает настоящую ссудную лавину: под залог дома берут кредит, который, в свою очередь, обеспечивает следующий займ, и т. д. В результате формальный ВВП вырастает в несколько раз и превращается во внушительную пирамиду на хилом основании, грандиозный мыльный пузырь.

ТАКОЙ ПЕРЕКОС в сторону виртуального сектора экономики возник не по чьему-то злому умыслу, а как стихийная попытка разрешить главные противоречия капитализма.

Иллюстрация: Jasper Rietman, www.nytimes.com
Первое и самое важное – неравенство: все люди равны, но некоторые неизмеримо «равнее». Что мы имеем на сегодняшний день? 5 % населения Земли владеет двумя третями всех богатств планеты! А треть землян владеет… 1,5 %, то есть фактически ничем. Получается интересная штука: двое из пяти землян не участвуют в рыночных отношениях, «сливкам» уже ничего не надо, у них все уже есть, а голодранцы не могут купить даже предметы первой необходимости (так называемый необеспеченный спрос). Итог печален: мировая торговля стагнирует и не побуждает реальное производство к росту.

«Священная корова» экономики и первейшая цель любой реформы хозяйства – рост производительности труда. Но рассмотрите ситуацию немного дальше. Чем больше каждый рабочий производит продукта, тем меньше самих пролетариев нужно. Значит, растет безработица, а с нею – падает покупательная способность населения. В итоге чем меньше покупают (точнее, могут покупать), тем меньше товаров выпускают. Разве не так?

ЕЩЕ ОДИН ИНТЕЕРСНЫЙ НЮАНС. К чему стремится капиталист в первую очередь? Правильно, к прибыли. Но при жесткой конкуренции и насыщенности рынка норма прибыли невелика. В тепличных условиях капиталист будет стремиться снижать издержки производства и предлагать низкие цены в сравнении с соперниками, но в реальности чаще приходится сталкиваться с картельными сговорами, монополизацией и искусственным дефицитом. В отсутствие регуляторов нерыночного характера это простейшие способы увеличить прибыль, хотя они глубоко противоречат фундаментальным постулатам «свободного рынка».

Наконец, капитализм предельно расточителен. Десятки сортов колбасы одинакового вкуса, сотни моделей автомобилей, различающихся несущественными деталями, тысячи книжек для дорожного чтения о похождениях супермачо – не кажется ли вам, что налицо бездумное растранжиривание ресурсов, а вовсе не свобода выбора? Отсюда же – бытовая техника со специально ограниченным сроком службы или ежегодная вакханалия с моральным устареванием смартфонов, на поверку лишенная всякого смысла. А ведь все эти «новинки» не появляются из воздуха, на них безвозвратно тратятся драгоценные ресурсы единственной обитаемой планеты.


Отсюда же – бытовая техника со специально ограниченным сроком службы. Фото: www.lj-top.ru
НЫНЕШНЯЯ СИСТЕМА либерального капитализма «с человеческим лицом» может только сгладить эти противоречия, накачивая экономику дутыми деньгами и каждым своим движением стимулируя потреблять, потреблять и еще раз потреблять. Поинтересуйтесь, например, как возникла традиция дарить невесте на помолвку кольцо с бриллиантом. Вы будете немало удивлены, узнав, что это гениальный маркетинговый ход фирмы DeBeers, которой их было некуда девать.

«Светлое» капиталистическое будущее – система, пошедшая вразнос. Ни одно из фундаментальных противоречий принципиально не решается, а концепция глобального рынка, пропитанного либеральными ценностями и обеспечивавшая формальный рост, на наших глазах распадается на сегменты. Так что ни о каких глобальных проектах речи уже не идет.

Фото: Tom Pennington/Getty Images, www.businessinsider.com
Известный политолог Александр Роджерс считает: «Мир торгового капитализма не только не совершенен! Он конечен, это всего лишь один из этапов исторического развития государств. И закончится торговый капитализм возвращением к военным социумам, как это ни дико сегодня звучит, каким неправдоподобным ни кажется сегодня такой поворот событий. И никакие политические движения и даже революции эту проблему решить не в состоянии! Нужна какая-то другая, новая форма социальной организации».

А САМОЕ СМЕШНОЕ заключается в том, что освободить общество от противоречий капитализма может… плановая экономика и социалистическая система! Как? Мы же только от нее избавились – от страшного «совка» с засилием «кровавой гебни» и вечным дефицитом всего! И тем не менее, у социализма есть историческая перспектива, в отличие от капитализма, который, говоря образно, и есть конечная точка. Главное для человечества – не захлебнуться в собственных отходах и не самоуничтожиться в приступе потребительской ипохондрии, когда уже все есть и ничего больше не хочется.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Рекомендуемые

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK