Светлана
я могу рискнуть
Лучше прочесть одну достойную книгу, чем миллион пустых
Светлана Селиванова
Все записи
текст

Привет с высоты

Этих «акробатов» можно встретить круглый год по дороге на работу или в магазин. Зимой они очищают крыши от наледи, весной, летом и осенью – красят фасады, устанавливают наружную рекламу. Об опасном труде промышленных альпинистов нам рассказал руководитель верхолазных работ компании «Невские высотники» Владимир Ярошевский.
Привет с высоты

- Владимир Владимирович, кто чаще всего попадает в ряды промышленных альпинистов? Скалолазы?

- Сегодня много спасателей – я сам из их числа, и наши «Невские высотники» создавались профессиональными спасателями. Тем более что промальпу нас обучают, да и практики хватает. То ключи нерадивые хозяева потеряют, а дверь ломать жалко – просят изнутри открыть. То бабушке плохо стало, выйти сама не может – мы через окно в квартиру попадаем, чтобы скорую впустить. Бывают и курьезы. Один раз жена закрыла мужа: он с друзьями погулять любил, а ей это надоело. Но мужик оказался находчивым. Дома-то тоскливо сидеть, на волю захотелось. Он на бельевых веревках (уж не знаю, как не убился) спустился к соседям на восьмой этаж! Но вот незадача – те уехали куда-то, оказался бедолага в западне. (Смеется). Пришлось мне его на себе вызволять – на веревках через окно. Примеров миллион, уже книгу пора писать. Поэтому спасатели – как правило, и грамотные промальпинисты.

Много и любителей: скалолазов, туристов… В горы ведь не каждый месяц можно поехать, часто и не каждый год. А они люди вольные, им в квартирах, офисах тесно. Душа требует приключений – а тут все рядом. Вот и совмещают приятное с полезным.

Как говорится, каждый спасатель – промышленный альпинист, но не каждый промышленный альпинист – спасатель.

- Вы помните свой первый спуск?

- Работать промышленным альпинистом я начинал в одиночку, «дикарем». Чистил крыши от снега в поселке Ильичево, Выборгский район Ленинградской области.

- Вы отметили, что спасателей обучают промальпу, а что делать обычным любителям? Ведь, наверняка, работодатели требуют какую-нибудь «корочку».

- С этим полная неразбериха. Законом строго не определено, кто может заниматься промальпом. Но и человека без подготовки не возьмешь. Сейчас много гастарбайтеров появилось. Бегают по крышам зачастую без страховок, без ничего – смотреть страшно. Пару раз встречал, правда, и грамотные бригады из их числа.

Промышленный альпинизм с каждым годом наращивает обороты, поэтому и обучающих курсов все больше. В Центре подготовки спасателей, в учебно-курсовых комбинатах города и области существует стандартная пятидневная программа, по прохождению которой сдаешь экзамен и получаешь удостоверение – официальное разрешение выполнять работы с применением канатного метода страховки.

- Всего пять дней?

- Да, в основном теория, техника безопасности, но есть и тренажеры, вышки. В первый раз получаешь допуск с условием, что работать можешь только под чутким руководством опытного специалиста. Плюс каждый год заново проходишь обучение, подтверждаешь квалификацию. Есть и более длительные курсы по специальности «промальпинист», все зависит от твоего желания и серьезности намерений.

- Даже опытные специалисты должны каждый год сдавать экзамен?

- Они в основном проходят теоретические курсы. Промальп идет в ногу со временем, снаряжение постоянно совершенствуется, необходимо быть в курсе всех новинок.

- Используются компьютерные технологии?

- Не так часто. Зимой, например, обращаются к информации со спутников, чтобы точно вычислить площадь кровли объекта.


Владимир Ярошевский зря не рискует и никому не советует

- Промышленный альпинизм активно развивается, значит, растет и конкуренция на рынке?

- Компаний по промышленному альпинизму и, правда, немало. Отчетливо наметилась тенденция к специализации – из широкого спектра высотных работ выбирается конкретная область деятельности, например, монтаж и демонтаж. Универсальным компаниям сложно, высотник должен быть не только альпинистом, но и владеть набором смежных профессий: монтажник, сварщик, специалист по клинингу… Сейчас появились новые «горячие» темы. Например, установка и техническое обслуживание кондиционеров. Не иначе, сказалась жара прошлогоднего лета.

А конкуренция всегда была. Меня уверяли, что в лихие 90-е конкурентам веревки обрезали! Надеюсь, это только байки. На самом деле мы живем дружно. Иногда на одном крупном объекте несколько бригад от разных компаний работают. Как правило, друг другу помогаем, советуемся, делимся и опытом, и инструментом, и снаряжением. Взаимовыручка и дружба крайне важны. Часто от этого зависит жизнь человека. Работа ведь экстремальная.

- Если в сфере промальпа так много специалистов, почему же острой остается проблема «сосуль»?

- Это вопрос не к нам. Мы готовы выполнять и муниципальные, и частные заказы. «Спят» сами организаторы. Порой и просто обманывают. У меня немало коллег-партнеров, которые до сих пор ждут оплату «за прошлогодний снег».

- При такой опасной работе, что является самым главным? Соблюдение правил безопасности?

- Это в первую очередь. У нашей компании девиз: делать опасную работу безопасно! К примеру, я требую, чтобы веревок было две: основная и страховочная. Однажды так девушке жизнь спасли. Мы с ней в паре работали. Я – начинающий высотник, она – опытный спелеолог. Задание несложное: надо спуститься с седьмого этажа на шестой. Погода отличная, лето – ни ветра, ни дождя. Долго мы с напарницей пререкались по поводу страховочной веревки, все же я ее убедил. Оказалось, не зря. Пройти нужно было расстояние всего в один этаж, вот девушка и решила не опускать веревку до земли, а лишь выпустить в окно петлю, закрепив один конец. Только то ли она с хозяином заболталась, то ли поспешила, но спускаться стала по незакрепленному концу. Чувствую – летит! Заблокировал на себе страховку, чуть сам не вылетел за ней – рывок-то на разгоне хороший. Смотрю в окно, а напарница моя грустно так висит на уровне уже второго этажа. После этого вопрос о страховочной веревке отпал сам собой.

Опять же каска. Когда молодежь начинает спрашивать «зачем», я достаю свою: она у меня с многочисленными «ранениями». Обычный болтик при хорошем ускорении может пробить голову и выйти насквозь, а от каски просто отскочит.

Особенно промышленные альпинисты зависят от погоды. Самое страшное – шквальные ветра и грозы. Так в 2009 году в Алма-Ате погибли четыре опытных парня. Ветер налетел внезапно, спутал веревки, спуститься ребята просто не успели. Никаких штормовых предупреждений в метеорологическом прогнозе в тот день не было.

В Петербурге вопрос погоды особенно актуален. У нас как? Час солнце, два – дождь. Поэтому мы не только изучаем прогноз, но и мониторим небосвод, чтобы «не проспать» грозовой фронт. При малейшей опасности, сразу спускаемся вниз. В таких случаях лучше перестраховаться. 

- Как же в такой опасной сфере работают девушки?

- Девушек в промальпе встречал единицы. Но и их я не понимаю. Не хочу, чтобы меня обвинили в ущемлении прав женщин. Однако так заложено природой: мужчина – добытчик. Он должен создать условия для жизни, а только потом привести женщину. Промышленный альпинизм – опасная и физически сложная работа, не каждый справится. Кроме того, существуют и бытовые нюансы. Бригады в основном мужские, женщине и переодеться толком негде. Но если очень хочется – кто ей сможет запретить?

 - Существуют ли какие-нибудь ограничения по высоте или архитектуре сооружения?

- Как говорил мой инструктор, нет такой крыши, за которую нельзя закрепиться. Способ найдется всегда. Обычно используются печные трубы. Но сейчас многие из них в плачевном состоянии, приходится искать другие варианты. Иногда веревку просто перекидывают через здание и крепят на земле. Есть и экзотический способ противовеса, когда подбирается груз и получаются своеобразные чаши весов, наподобие лифта. На одной – альпинист, на другой – груз. Очень удобный способ, значительно облегчает физические нагрузки, альпинист может буквально взбежать по стене.

Все работы делятся на высотные (от 1,3 до пяти метров) и верхолазные (свыше пяти метров). О какой-либо максимальной критической точке я не слышал. Мой личный рекорд – 85 метров 37 сантиметров, новый офис «Банка «Санкт-Петербург».

Ограничения для работ в основном продиктованы погодными условиями или месторасположением объекта. Если здание находится в центре города, то практически невозможно точно оградить зону риска на земле, людям негде будет ходить. Поэтому работаем иногда и по ночам.

- Работа кипит в любое время суток?

- Что делать?! И днем, и ночью. Выходные нам обычно организуют ветра, проливные дожди, грозы и штормовые предупреждения. Прошлым летом добавилась еще и невыносимая жара.

- А есть среди промышленных альпинистов те, кто боится высоты?

- Конечно. Но страх высоты можно преодолеть. Главное – методика обучения. Вот Вы сможете запрыгнуть на пятый этаж?


Работать в хорошую погоду - одно удовольствие

 - Нет.

- А на второй?

- Тоже нет.

- Вот если бы Вы поднимались по лестнице, то и до второго, и до пятого, и до десятого этажа бы добрались. Так и тут. Необходимо постепенно, шаг за шагом усложнять задания и тем преодолевать страх. Только надо не переборщить. Полное отсутствие страха высоты еще хуже. Если промальпинист начинает пренебрегать безопасностью – его нужно срочно «приводить в чувство». Лучше всего рассказать пару «страшилок», желательно, из личного опыта.

- Промышленный альпинист должен всегда чувствовать угрозу для жизни?

- Здоровым является не страх, который парализует, а выработанное чувство опасности. Мы как-то поднимали с фасада промышленного альпиниста, у которого случился приступ эпилепсии прямо в воздухе. Его напарник успел вызвать спасателей. Оказалось, что мужчина болен, и такие приступы периодически бывают, а семью кормить нужно. Работодатели медицинских справок обычно не требуют, хотя это и неправильно. Ты сам должен понимать всю ответственность каждого своего действия.

- Кроме опасности, есть же в профессии и что-то такое романтичное, от чего дух захватывает?

- Поэтому, наверное, людей так и манит промышленный альпинизм. И дело не только в высоте. Иногда висишь на морозе, думаешь: «Главное не останавливайся, работай, а то совсем околеешь». Смотришь в окно – там другая жизнь: офис, тепло, уютно, даже запах кофе чувствуешь. И вот это тонкое, прозрачное стекло – граница двух абсолютно разных миров. Я свою романтику не на один офис не променяю. Это же скукота! Как модно говорить, «офисный планктон». Они нас тоже не всегда понимают. Один раз сдаю объект. Спрашиваю, как окна помыли, все ли хорошо. А мне менеджер отвечает: «Да, нормально. Висела тут какая-то обезьяна». Протягиваю ему руку: «Приятно познакомиться, такая-то обезьяна». (Смеется). Извинялся долго. Но ничего не поделаешь, так вот и живем – как в параллельных мирах.

Кромеромантики и желания заработать, в человеке должно присутствовать еще и чувствопатриотизма. Петербург удивителен по своей архитектуре. А ты становишься частью этого, вносишь свою лепту в сохранение и поддержание великолепия города.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен

Рекомендуемые

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK