я могу Слушать и слышать
Начиная в неудаче виноватого искать, опасайся слишком близко приближаться к зеркалам
Ольга Фадеева
Все записи
текст

Зерно, из которого вырос мир

Мы имеем в виду европейскую цивилизацию. Потому что мир Дальнего Востока построен на рисе, а Нового Света – на кукурузе. Наш мир «сделала» пшеница. И есть даже мнение, что не люди одомашнили ее, а она – людей. Рассказываем, как мы дошли до жизни такой.
Зерно, из которого вырос мир

Фото: AfDB Projects, flickr.com

Злак сделал из «обезьяны» человека

Идею об одомашнивании сапиенсов пшеницей высказал Юваль Ной Харари, израильский военный историк-медиевист и профессор Еврейского университета в Иерусалиме в своем нашумевшем бестселлере «Sapiens: Краткая история человечества», который вышел на английском языке в 2014 году. Но что такое одомашнивание? По сути, это искусственный отбор и изменение внешних признаков.
Первое было, второе – едва ли. Скорее, речь о культурных изменениях. А случилось все около 10,2 тысячи лет назад, когда пшеница была полевым злаком, ничем не выделяющимся среди множества подобных растений. Ареал распространения диких видов пшеницы ограничивался небольшой территорией на Ближнем Востоке: между Средиземным, Черным и Каспийскими морями. Всего-навсего. Кстати, их и сейчас можно найти, в основном, в районе Плодородного полумесяца. И это притом что спустя несколько тысячелетий потомок этих растений захватит чуть ли не полмира! Пшеничные поля покрывают сегодня до 2,5 миллиона квадратных километров. Это в 10 раз больше территории Великобритании.
А ведь до эпохи неолита люди миллионы лет спокойно охотились на антилоп (ну или сусликов – как повезет) и выковыривали корешки из земли. Но за какие-то 2–3 тысячи лет они стали жить в больших поселениях и организовываться в крупные сообщества. И все для нее, родимой – чтобы, скорчившись в три погибели, сначала сеять злаки (для чего нужно вспахать целину и расчистить ее от камней), а потом под палящим солнцем выпалывать сорняки (ведь пшеница не переносит «конкурентов»).

Еще этот злак хорошо бы удобрять. Для этого наши предки додумались собирать экскременты животных и подкладывать их под растения. Все это сильно влияло, в том числе, и на здоровье человека, ведь жизнь (в смысле, эволюция) не готовила нас к коленно-локтевой позиции в бескрайних полях. У древних сапиенсов начали страдать колени, стопы, шея и позвоночник, и без того нагруженный прямохождением больше, чем у тех видов, что ходят «на всех четырех». И да, большинству цивилизованных людей пришлось распрощаться с музой дальних странствий, осев на веки вечные рядом со своими посевами.

Итог известен – неолитическая, а затем и научно-техническая революция (аграрная техника требует силы мысли и полета фантазии!). Поэтому возникла гипотеза о том, что люди, не стремящиеся или не способные к развитию земледелия, хуже размножались и отсеивались отбором. Неудивительно, что пшеницу называют колыбелью человечества.
Тысяча и одна случайность
Пшеница была одним из первых окультуренных злаков. Но зачем ее вообще понадобилось одомашнивать? Ведь можно с уверенностью утверждать, что древние люди явно стремились использовать в пищу и ее дикую прародительницу. Проблема последней в том, что ее зерна осыпаются сразу же после созревания, и их невозможно собрать. Вероятно, по этой причине наши предки использовали в пищу незрелую пшеницу. Зерна культурного злака отличаются тем, что держатся в колосе до последнего, то есть до обмолота.
Впрочем, в те далекие времена люди едва ли понимали принципы селекции, поэтому отбор, вероятно, представлял собой цепь не закономерных, а случайных событий. Исследователь Майкл Балтер в работе, вышедшей в журнале Science в июне 2007 года, обобщил опыт других ученых и рассказал об истории доместикации пшеницы:
«Исследователи полагали, что одомашненные культуры появились очень быстро, сразу после того, как люди вообще начали возделывать поля. Сначала на Ближнем Востоке около 13 тысяч лет назад, а затем – несколько позже – в других регионах. Но новые данные свидетельствуют о том, что путь от сбора дикорастущих растений до их выращивания и, наконец, одомашнивания был долгим и извилистым, разворачивающимся на протяжении многих тысячелетий», – пишет он в своей работе, ссылаясь на исследования по этому поводу.Сельское хозяйство в эпоху неолита, museoibero.es
Анализ древних колосков, найденных археологами в поселениях, показал, что пшеницу одомашнили в период между 10,2 и 6,5 тысячи лет назад. И процесс этот был постепенным. Процент зерен, несущих ген, который давал устойчивость к осыпанию, увеличивался медленно. А селекция первых сортов основывалась на прочности колоса, который должен был не только не осыпаться сам по себе, но и выдерживать жатву – срезание серпом, исходно с каменной режущей частью, то есть не очень острым.

Кроме того, первые земледельцы, вероятно, отбирали такие растения, которые имели крупные зерна и были устойчивы к так называемому корневому полеганию, когда колосья целиком лежат на земле и не могут подняться (это происходит либо из-за чрезмерного увлажнения почвы, либо в результате слабого развития корней).

Столь медленные темпы одомашнивания связаны не только с незнанием законов селекции, но и с затруднением даже неосознанного отбора. Ведь при последнем скороспелые зерна опадали еще до времени сбора урожая, а мутантные неопадающие оставались в колосьях. Их будто бы и сеяли на следующий год.
НЕВКУСНО, ЗАТО НАДЕЖНО
Однако археологи пришли к выводу, что древние земледельцы едва ли могли мечтать о такой размеренной жизни – им попросту нужно было что-то есть. Поэтому, чтобы избежать потери зерна при сборе урожая, они жали пшеницу еще до ее созревания. Невкусно, зато надежно. И кроме того, если семена все же вызревали и падали на землю, запас их возобновлялся за счет «дички». Поэтому дикая и домашняя пшеница, как полагают ученые, бок о бок произрастала на полях в течение тысяч лет.

Место рождения – полумесяц

Точное место произрастания древнего предка окультуренной пшеницы неизвестно. По этому поводу есть много исследований и точек зрения. Хотя в целом ясно: современные сорта пшеницы происходят из региона под названием Плодородный полумесяц. Вероятно, из северного Леванта (территории современных Палестины, Сирии, Израиля и Ливана). Такого мнения, например, придерживаются ученые из Чикагского университета (США), представившие свое исследование в 2004 году в журнале Current Anthropology.

Есть основания полагать, что окультуривание «колыбели человечества» произошло близ Иерихона и таких местечек, как Ирак эд-Дабб (оно же – Пещера Медведя – археологический памятник раннего неолита, расположенный в долине реки Иордан в 7 км к северо-западу от города Аджлуна) или Телль-Асвад (возвышение площадью около 5 гектаров, расположенное примерно в 48 км от Дамаска в Сирии, памятник эпохи неолита). И, как считают ученые из Университетского колледжа Лондона (Великобритания) и Трентского университета (Канада) Сью Колледж и Джеймс Конноли, дальше распространение главного злака земли шло через юго-восточную Турцию.

Шаги культурной пшеницы по планете зафиксированы уже в девятом тысячелетии до нашей эры, когда она появилась в районе Эгейского моря. А вот Индии злак достиг позже, но уже точно к 6000 году до н. э. Эфиопии, Пиренейского полуострова и Британии – не позже 5000 года до н. э. И лишь еще через тысячу лет пшеница появилась в другом глобальном центре цивилизации – в Китае.

ПОЗЖЕ ВСЕХ О ПШЕНИЦЕ УЗНАЛИ В АВСТРАЛИИ

Впрочем, ученые из Университета Майями в Огайо (США), в 2000 году опубликовавшие книгу под названием Domestication of Plants in the Old World, не исключают того, что одомашнивание пшеницы могло происходить в разных регионах независимо друг от друга. Однако стоит отметить: ее дикий предок растет далеко не повсеместно. А археологических находок его раннего окультуривания где-либо, кроме Ближнего Востока, пока нет.

Множество других исследований показывает, что пшеница довольно быстро (по историческим меркам) завоевывала себе место под солнцем в Северной Греции (ее нашли в Неа-Никомедиа), Македонии и Северной Месопотамии. Это происходило уже в VII тыс. до н. э. А к VI тыс. до н. э. злак распространился на территории современных Венгрии, Молдавии, Украины и Болгарии. Тогда же «мода» на выращивание пшеницы достигла тасийской культуры и Среднего Египта. В итоге к началу нашей эры это чудо-растение знали во многих регионах Азии и Африки – и почти во всей Западной Европе.

А вот в Америке по понятным причинам оно появилось гораздо позже – европейские колонисты завезли туда злак лишь в XVI–XVII веках. Причем сначала в южную, а потом уже в северную часть Нового Света. Позже всех о пшенице узнали в Австралии – на рубеже XVIII–XIX столетий.

А предки кто?

Как водится, праотцов было много. Некоторые из их непосредственных предков выращивают до сих пор, хотя и в очень ограниченном объеме. В первую очередь, речь идет об однозернянке (айкорне) и двузернянке. Вторую еще именуют полбой или эммером, ее непосредственный пращур – полба дикая.

Есть данные, что однозернянка появилась немного раньше ее двузернянковой сестры. У обоих видов существует одно преимущество – они неприхотливы, выживают на бедных почвах, переносят довольно сухое лето и богаты белком. Правда, есть и ряд недостатков – помимо сказанного выше, это стелющийся куст, легко распадающийся колос, очень плотная чешуя у зерен и сильно развитые ости. А еще эти виды отличаются количеством хромосом. У айкорна их две, а полбы – четыре.

Еще одними, более поздними предками пшеницы считают камут и спельту. У последней, кстати, тоже шесть наборов хромосом, как и у современных сортов пшеницы. А выращивают ее с V тыс. до н. э. – самые ранние свидетельства найдены в Закавказье к северо-востоку от Черного моря.

Сортов и видов пшеницы, в том числе и реликтовых, немало и сегодня. И все они предназначены для самых разных продуктов – от корма для скота до нежнейших круассанов.



Коротко

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

OK OK OK OK OK OK OK