Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст

Из того, что было: сельское хозяйство Израиля

По легенде, 2000 лет назад один человек в этих краях превратил воду в вино и накормил толпу пятью хлебами. Много лет спустя жители Израиля продемонстрировали, что в принципе подобные задачи выполнимы. Если говорить иносказательно, а иногда и буквально, они смогли превратить пустыню в цветущий сад.
Из того, что было: сельское хозяйство Израиля

Израиль – маленькая страна, почти в четыре раза меньше Ленинградской области: 22 тыс. км2. А земли, на которой можно что-то выращивать, в ней совсем уж чуть-чуть. 60 % территории сразу исключаем – на них расположилась пустыня. Из оставшихся 40 % половина приходится на каменистые почвы горных районов. Для сельского хозяйства остается пригодно только 20 %. Что это за земля? Например, в плодородной прибрежной полосе в верхнем горизонте почвы содержится до 2,4 % гумуса (это главный накопитель питательных веществ для растений). А вот в нашем кубанском черноземе гумуса 8–10 %. При этом, например, средняя урожайность кукурузы в Краснодарском крае в 2019 году составила 46,2 ц/га. Израиль получает с гектара свыше 120 центнеров.

Кукуруза – культура влаголюбивая. Много ли в Израиле воды? Дожди идут только с сентября по апрель, и неравномерно: на севере может лить щедро, на юге – еле капает. Пресной воды, которой можно поливать поля и поить животных, здесь всегда не хватало. За нее даже пришлось воевать с Сирией, которая хотела отвести на свою территорию 60 % реки Иордан, что впадает в озеро Кинерет на севере Израиля. Чтобы транспортировать воду в засушливую часть страны, евреи построили 130-километровый Всеизраильский водовод: сеть насосных станций, хранилищ и каналов. В помощь ему работают опреснительные установки и технологии, которые очищают сточные воды: ни капли не должно пропасть без пользы.

Ятир – рукотворный лес Израиля. Фото: Deror_avi, www.commons.wikimedia.org

Но все это появилось потом. А в самом начале современной истории Израиля, когда первые переселенцы приехали в еще английскую Палестину в конце XIX века, вместо буйных садов, оливковых рощ и ячменных полей, описанных историками древности, они увидели наполовину пустынную, наполовину горную, местами заболоченную и в целом довольно чахлую Святую Землю. Долгие годы арабы и турки вырубали здесь деревья, вытаптывали поля. Без должной заботы почвы быстро разрушались. Добавьте к этому обычные явления местного климата: пыльные бури, засухи, а также наводнения и землетрясения.

К тому времени евреи практически не занимались сельским хозяйством уже 2000 лет – им это запрещалось в странах, откуда они прибывали. Овцеводство, виноделие, рыболовство – все это тоже осталось в древности, в Израильском царстве и Иудее. Неофитам предстояло сдерживать эрозию почв, восстанавливать леса, осушать болота, очищать поля и строить террасы. Первое, что они начали делать, – сажать деревья. Сейчас Израиль – единственное место в мире, где количество лесов увеличивается, а не сокращается. 95 % израильского леса создано человеком, 70 % посажено в ХХ веке. А страна за эти годы превратилась в мирового лидера сельскохозяйственных исследований и технологий.

Посадка деревьев. Фото: www.web.nli.org.il
Были очень трудные времена: люди выживали благодаря гуманитарной помощи, получали продукты по карточкам. Сегодня Израиль обеспечивает себя почти полностью, а от экспорта сельхозпродукции в Европу, Азию, Африку, США и Канаду получает $1,5 млрд ежегодно. Но еще больше – $2 млрд – он получает от экспорта технологий, в том числе животноводческих и рыбоводческих комплексов. А импортирует только зерно, масличные культуры, мясо, кофе и сахар. Остальное – свое. Один человек, работающий в израильском сельском хозяйстве, сегодня может прокормить 100 сограждан (в Китае такой работник накормит всего 3,6 соотечественника, в России – 14,7, в США – 79).

В Израиле растет все: более 40 видов фруктов (яблоки, груши, сливы, черешня, финики, авокадо, бананы, манго, киви, персики, виноград, гранаты, хурма, все цитрусовые), любые овощи, пшеница, сорго, кукуруза, хлопок. На экспорт идут овощи, картофель, дыни, цитрусовые, декоративные растения, зелень, цветы, семена и саженцы, а также разные селекционные чудеса вроде красных бананов или кабачков в форме блюдца.
Израильскими селекционерами созданы:
помелит, или свити – гибрид грейпфрута и помело, снижающий уровень холестерина в крови;
– огурцы и перцы без семян;
– гибрид тыквы и кабачка, богатый антиоксидантами;
– нектарин-манго – в форме сердца и с гладкой кожурой;
– черные и желтые арбузы;
– наноарбузы весом до 3 кг и более сладкие, чем обычные;
– базиликовое дерево, дающее урожай круглый год;
– черно-зеленая тыква, напоминающая по вкусу жареные каштаны;
– черные помидоры;
– сладкие помидоры черри длительного хранения;
– яблоки, которые растут в самом жарком климате.

В Израиле множество национальных парков, заповедников и ландшафтных заказников. Гордость местного животноводства – рекордные надои молока: по 11 400 л в год. Добиться хорошего аппетита у коров, несмотря на жаркий климат, удалось благодаря системе искусственного охлаждения. Самочувствие буренок контролируется с помощью педометров – специальных браслетов на ногах, которые отслеживают, сколько коровы гуляют, отдыхают, что едят и сколько дают молока. Кроме коров, в Израиле выращивают птицу, которая здесь составляет две трети от потребляемого мяса (куры, индейки, гуси, утки и страусы), а еще рыбу (форель, карпов и даже некошерного осетра – икра идет на экспорт) и… крокодилов.

За несколько десятилетий евреи накопили такой опыт сельскохозяйственного производства, мелиорации и механизации, что каждый год на специальные курсы к ним приезжают сотни специалистов из других стран, даже тех, с которыми у Израиля нет дипломатических отношений.

Общинный кибуц. Фото: Avraham Soskin, www.degania.org.il
Для той земли, какой был Израиль в пору образования государства, это не просто успехи, а фантастический рывок. И он был бы невозможен без мощной идеологической подоплеки даже в более благоприятных условиях. Первые израильские урожаи собирали в кибуцах и мошавах – так называются два вида коллективного хозяйства. В кибуце все общее: и земля, и техника, и доход, а в мошаве коллективно ведутся только закупки и реализация продукции.

Первую волну репатриантов будущего государства в 1882–1903 годах составили примерно 25 тыс. человек, в основном из России и Румынии. Мошавам, которые они образовали, пришлось стать своеобразными фермерскими исследовательскими институтами, где на деньги меценатов изучались особенности почв, сорта растений, технология их выращивания и т. д. Например, ботаник Аарон Ааронсон, который обнаружил в Верхней Галилее древний вид дикой пшеницы, составил карту почв: что и как сажать на том или ином участке. Поселенцы следовали этим рекомендациям, и бесплодные земли начали оживать.

В дальнейшем каждый, кто хотел получить участок, должен был доказать свою способность работать на земле.

Фото: puerrtto, www.puerrtto.livejournal.com

Кибуцы появились в период второй алии (1904–1914 годы). Молодые репатрианты, воодушевленные идеями сионизма, стремились утвердить на обретенной родине законы взаимопомощи и социального равенства. Личных интересов в кибуцах не было: все время посвящалось труду, дети жили в круглосуточных садиках, дома строились сообща. До сих пор кибуцы считаются самыми безопасными поселками Израиля, где можно ничего не закрывать на замок – кого попало в них никогда не принимали.

К 1948 году в стране уже было около 300 сельскохозяйственных поселений, а их расцвет пришелся на первые годы после провозглашения государства, когда в страну стали прибывать евреи, пережившие холокост: людей нужно было где-то селить, и за несколько лет количество кибуцев и мошавов выросло вдвое. Также людей нужно было кормить, так что именно в таких поселениях зарождалось сельскохозяйственное чудо Израиля. В них пробовались всевозможные новые методики, при любой возможности кто-то ехал учиться в агрономические школы за границей. Именно в первом кибуце Израиля – в Дгании на берегу озера Кинерет – поселился и делал свои первые проекты Симха Бласс: знаковая личность, о которой будет сказано ниже.

Со временем идеи равенства и братства трансформировались, богатые поселения развивались, обзаводились производством и наемными работниками, а бедные постепенно превратились в обычные поселки. Но по сей день в кибуцах и мошавах производится 76 % израильских овощей, фруктов и птицы. И если в 1948 году обрабатывалось 1650 км2 земель, то в наши дни это уже свыше 4000 км2. Что было бы невозможно без того уровня, которого достигли в Израиле растениеводство и животноводство благодаря работе израильских ученых.


Перед первыми агрономами Израиля стояли сложные задачи: сделать недостатки климата его достоинствами, разработать новые сорта и произвести пару революций, которые позволили бы сделать почву щедрее, а воду доступнее. Водные успехи Израиля связаны с именем Симхи Бласса, инженера, который приехал в Палестину в 1927 году из Варшавы. Приехал не с пустыми руками, а с собственным изобретением: с помощью новой модели сеялки, которая завоевала главный приз на выставке в Италии, он планировал увеличивать урожайность в еврейских поселениях. Однако на месте выяснилось, что одной сеялкой дело не решить: воды еврейским землям не хватало сильнее, чем хорошей техники и рабочих. Так Симха Бласс стал гидротехником. Много лет он проектировал насосные станции, системы орошения и водоснабжения, в войну – мины и гранатометы, а после стал главным вдохновителем проекта Трансизраильского водовода и внедрения капельного орошения. И если Всеизраильский водовод – проект сугубо национальный, то идею капельного орошения с восторгом встретили агрономы по всему миру.


В любой стране, тем более в жаркой, вода – бесценный ресурс выживания, а в юном Израиле она была еще и условием существования государства. От доступности пресной воды зависела возможность принять в кибуцах и мошавах новых репатриантов, возможность возрождать бедные земли и просто кормить народ. Крупных источников воды в Израиле было всего два: озеро Кинерет (оно же Тивериадское озеро, оно же Галилейское море) на севере страны и река Иордан, которая в него впадает. Нужно было как-то раздать эту воду всей стране. Сначала хотели сделать отводной канал из реки, но этому воспротивилась Сирия – прокладка канала началась рядом с границей. В конце концов сирийцы добились запрета на эти работы через ООН, и пришлось разработать альтернативный план – он и был реализован. Вода поступает в водовод из озера через трубу, насосными станциями перекачивается в каналы и резервуары, оттуда – в трубопроводы. Всеизраильский водовод строили восемь лет и открыли летом 1964-го. Каждый год с его помощью засушливые районы Израиля получают около 400 м3 пресной воды. Но и ею нужно грамотно распорядиться, для чего Симха Бласс и разработал свой метод капельного орошения.

В тех странах, где недостатка в воде нет, на полях используются поливальные и дождевальные машины, но в жаркой местности это роскошь непозволительная: слишком много воды испаряется, не доходя до «потребителя» – культурных растений. Этот метод можно сравнить с лейкой в руках дачника, а капельное орошение – с капельницей, которая подает драгоценную влагу прямо к корням, и ровно столько, сколько нужно. Именно таким способом в Израиле сейчас получают такие урожаи кукурузы (и многого другого).


Первые эксперименты с капельным орошением в середине 1950-х ставились Блассом и его сыном Иешуа в теплицах, а сама идея появилась намного раньше. В 30-е годы приятель показал Симхе дерево, выросшее в абсолютно сухой земле без воды. На самом деле вода была – из трубы, которая проходила рядом со стволом и чуть-чуть протекала. А еще раньше древние жители Ближнего Востока придумали свой способ полива: керамический сосуд наполняли водой, закапывали в землю рядом с растением, и влага быстро находила выход через крошечные поры в стенках посудины.

Система капельного орошения включает в себя узел забора воды, фильтр, узел фертигации (где вода при необходимости насыщается удобрениями или пестицидами), магистральный и разводящий трубопроводы и капельные линии, по которым вода и поступает к корням. Линии могут быть в виде трубок или лент, иметь встроенные капельницы на разных расстояниях, иметь стенки разной толщины и еще множество особенностей. Суть одна: экономится не только вода, но и трудовые затраты, и энергия, и удобрения. Бонус – не провоцируется эрозия почвы, а болезням и сорнякам становится труднее распространяться.

Сейчас фирма Netafim, в создании которой участвовали Блассы, поставляет оборудование для капельного орошения в сотню стран. Современные технологии позволяют применять метод в открытом грунте, на огромных площадях и в нестандартных ситуациях типа вертикальных садов.

Клубничное поле. Фото: awphoto54, www.flickr.com

Благодаря водосберегающим технологиям полива сельскохозяйственные поселения, которых в Израиле становилось все больше с каждым годом, в течение 20 лет потребляли одинаковое количество воды. В середине нулевых годов этот показатель даже снизился на 12 %, при этом продукции сегодня производится намного больше.

Еще одно ноу-хау израильского растениеводства – применение легкого и сыпучего вермикулита, который, смешиваясь с местной почвой, повышает урожайность. При нагревании этот минерал увеличивается в объеме, рыхлит землю и улучшает доступ воздуха к корням, легко впитывает и отдает влагу, насыщает почву полезными минералами, не поддается на провокации микробов, насекомых и грызунов.

Поскольку пригодной почвы в Израиле вообще мало, здесь активно используется гидропоника – технология, при которой культуры растут без земли, на питательных растворах. Именно в Израиле изобрели аэрогидропонику: ученые выяснили, что если насытить кислородом питательный раствор, поступающий к корням, можно ускорить рост, увеличить урожайность и повысить устойчивость к болезням.

Рассаду в Израиле проращивают в специальных кассетах: так корни защищаются от вирусов и не повреждаются при высаживании. Клубника растет в искусственной среде и на метровой высоте – она хорошо проветривается, недосягаема для вредителей, поэтому вырастает без применения химикатов. Большая часть овощей, фруктов и цветов растет в теплицах, где регулируются влажность, температура и освещенность, специальные пленки «фильтруют» вредный ультрафиолет и свободно пропускают полезные инфракрасные лучи, вместо почвы используют изолированные субстраты: скальное волокно, смесь туфа и торфа, кокосовое волокно. Стоит ли результат таких усилий? Например, в открытом грунте с одного гектара можно получить 70 т томатов, а в «компьютеризированной» теплице – 500 т.


Долина Хула. Фото: Eran Elbaz, web.500px.com

Были в истории «израильского чуда» и провалы. Например, в начале 1950-х Еврейский народный фонд начал осушать болота долины Хула на севере Израиля. Столетиями вода стекала сюда с гор, формируя идеальные условия для малярийных комаров и моментального гниения любых посевов. Болота осушили за несколько лет, разбили поля и сады. Но потом почва стала высыхать, торф – гореть, а озеро Кинерет, которое находится ниже, «зацвело» – все то, что раньше отфильтровывалось болотами, стало проникать в драгоценный резервуар пресной воды. Перелетным птицам негде стало отдыхать, и они начали облетать долину стороной. Масштаб трагедии вовремя осознали, и ошибки получилось исправить, но на это потребовалось почти 40 лет. Люди частично восстановили озеро Агамон-ха-Хула и научились регулировать уровень подземных вод: «подмачивать» торф, когда это необходимо, направлять «грязную» воду с органикой на поля, а не в озеро. Сейчас каждый фермер в этой местности отвечает за полив, даже если ничего в этот год не выращивает. В итоге экосистема пришла в равновесие, долина Хула стала заповедником из списка ЮНЕСКО, а птицы вернулись.

Конечно, в сельском хозяйстве Израиля хватает и проблем. Но его независимость от капризов природы и погоды доказывает поистине чудесную силу науки и человеческого желания. Израильтяне по-настоящему хотели возродить свою землю, и у них это получилось.

Фото: www.unitedwithisrael.org

Коротко

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK