Камилла
я могу сочетать несочетаемое
Редкая удача совместить работу и любимое занятие
Камилла  Андреева
Все записи
текст

Коллапс наезжает

Несовершенство логистики, перегруженность дорог и лишние автомобили – горожан любых профессий объединяет одна общая напасть. О том, как решить транспортные проблемы города, в студии «ММ» разговаривают предприниматель Олег Кветковский, врач Эдуард Аббасов и издатель журнала Александр Новиков.
Коллапс наезжает
Александр Новиков: Одна из самых острых проблем нашего города – автомобильные пробки. Но при этом мало кто пересаживается с личного транспорта на общественный. Как вы думаете, почему?

Олег Кветковский: Лично мне поездка на своей машине на работу и обратно обходится примерно в 700 рублей каждый день. Я бы с удовольствием ездил на работу на общественном транспорте, только никак этого сделать не могу – по причине отсутствия транспорта.

Эдуард Аббасов: Почему? Он есть. Просто нас не устраивают поездки на нем по каким-то причинам.

Олег Кветковский: По вполне понятным причинам. У нас есть городской сайт общественного транспорта, на котором можно разработать для себя оптимальный маршрут поездки. Мой оптимальный маршрут от дома до работы составляет 1,5 часа. Ехать надо на трех видах транспорта с двумя пешеходными «вставками» – в 300 м и 1,5 км. Это от Комендантского проспекта до района метро «Выборгская». На машине я добираюсь от 15 минут в выходные до одного часа в будние дни.

Александр Новиков: Потому что, к сожалению, люди, которые занимаются этой проблемой, во-первых, не всегда профессиональны, а во-вторых, никто не хочет смотреть на нее комплексно.

Олег Кветковский: Нет, ее можно решить чисто технически. Но это слишком глобальный вопрос и дорогостоящий. Многие проблемы – от нашей бедности. 

Олег Кветковский

Эдуард Аббасов: У нас нет проблемы с деньгами в стране. У нас есть проблема с их освоением.

Олег Кветковский: Нет, у нас страна, я считаю, бедная.

Эдуард Аббасов: У нас богатая страна, мы просто платим в сотни раз дороже за некоторые вещи.

Александр Новиков: Есть вещи, которые можно решать простыми путями. Все эти дорогостоящие проекты на самом деле вполне должны быть обеспечены транспортным налогом. Чем больше машин приезжает в город и страну, тем больше поступает средств от транспортного налога. А мы все его платим, значит, все эти деньги государство куда-то тратит. Другой разговор, что, если бы стоимость километра дороги у нас стоила каких-то разумных денег, тогда это была бы одна ситуация, а если мы говорим про общество достаточно большой системной коррупции, это другие деньги.

Олег Кветковский: Дело не в системной коррупции. И даже не в стоимости километра дорог. Эта проблема может решаться только комплексно. Чтобы избавить Петербург от пробок, первое, что надо сделать, – сократить количество поездок.
У нас есть деловой центр города и спальные районы. Люди едут на работу из спальных районов в центр приблизительно в одно и то же время, понятно, что наступает транспортный коллапс. Вечером та же история, только в обратную сторону. В Лондоне, например, все наоборот: жилым районом там является центр города, а деловая часть расположена на периферии. Поэтому движение транспорта распределено более равномерно.
Второе – надо убрать встречные потоки. У нас весь город перерезан железной дорогой с пригородными поездами. Люди сначала едут к вокзалу, потом пересаживаются на метро и едут к месту работы, навстречу друг другу. Так вот, все остановки и все пригородные вокзалы должны быть вынесены за город. На последнюю станцию метро. Фактически так и получается, почти все выходят у последней станции метро, и на вокзал в центр города едут два-три человека. А автолюбители стоят перед переездом по 20 минут, теряя время.

Александр Новиков: Думаю, что дело не в этом. Количество автомобилей, идущих за город, увеличилось из-за того, что людям просто комфортнее ехать на машине, потому что электрички наши грязные, разломанные, разбитые. Расписание меняется. Если бы наши электрички были комфортабельными, чистыми, с кондиционерами и удобными сидениями, ходили бы строго по расписанию, то люди с удовольствием бы пересаживались на них из автомобилей.

Олег Кветковский: У нас же есть программа развития общественного транспорта до 2025 года. Там много правильных, хороших слов, все расписано, как действительно можно было бы решить все это дело. Но городом не признается, что эта проблема есть. По нынешним российским модам, на каждую серьезную проблему должна быть целевая программа. В городе такой программы нет. Значит, город ее, как проблему, не признает.


Александр Новиков
Александр Новиков: На мой взгляд, проблема городского транспорта в тройке самых главных задач в любом городе. И если наш город не понимает этой проблемы, то мы явно двигаемся в тупик. Рано или поздно мы упремся в большую пробку, которая застопорит все: производство, бизнес, социальные сферы.

Олег Кветковский: А как вы думаете, сколько в городе маршрутов троллейбусов и трамваев? 50 маршрутов трамваев и 48 маршрутов троллейбусов. Проблемы нет. В 5-миллионном городе при таком количестве маршрутов это не проблема, это какие-то остатки былой роскоши.

Эдуард Аббасов: Так это и есть главная проблема.

Александр Новиков: Тут важно понять, как развивается эта проблема. Сейчас у нас в стране городская идеология. Города начали расти, и на сегодняшнем этапе мы с вами стали живыми свидетелями того, что город попал в западню развития автомобильного транспорта.
Нужно понять, что сегодня к машине надо относиться не как к средству передвижения или какой-то роскоши, а как к одежде. В первобытные времена шкаф для одежды людям был не нужен, сейчас он есть у каждого. А теперь автомобиль в городе переходит в рамки этого восприятия. Это ведь тоже наша «одежда», просто большего масштаба. И для того, чтобы мы с этой «одеждой» вписывались в рамки городского пространства, нужно думать об организации ее хранения и эксплуатации. Чтобы выжить, нужно сделать шкаф для этой «одежды» каждому человеку, живущему в городе, вне зависимости от того, есть у него машина или нет.

Олег Кветковский: Вот если почитать ту же программу развития транспорта до 2025 года, так там все правильно расписано. Только когда читаешь, понимаешь, что должна быть перестроена не только вся логистика города – вся его идеология. А значит, это не будет сделано никогда.

Эдуард Аббасов: Весь вопрос в том, что у администрации нет желания решать эти задачи. Частично потому, что они все непрофессионалы. Нет системного подхода и долговременной организации.

Александр Новиков: Я вот перед выборами по нашему округу прогулялся. И, если честно сказать, был приятно удивлен, что дворы достаточно чистые. Одна проблема: количество машин во дворах. Машины стоят на газонах, на дорогах в три ряда – где угодно. И большинству людей припарковаться негде. И я пока не слышал ни об одной программе, которая каким-то образом пыталась бы эту проблему решить.

Олег Кветковский: Что интересно – когда выезжаю на работу, они все стоят. Приезжаю с работы – они стоят. То ли ездят общественным транспортом, то ли не работают.

Эдуард Аббасов: Сорок процентов стоит. Это домохозяйки, фрилансеры, которым не надо уезжать на работу.

Александр Новиков: Многие семьи в большом городе уже имеют по две машины.

Олег Кветковский: А отсюда главное предложение. Надо установить нижний ценз на машины. Полтора миллиона. Для того чтобы убрать машины, которые непонятно для чего стоят во дворах.

Эдуард Аббасов: Есть же вторичный рынок машин. Его нельзя закрыть.

Александр Новиков: Это как политика нашего государства – отнять и запретить. Надо создать условия для того, чтобы людям было удобно. Вот строится дом, а парковок в нем нет. 1000 квартир. Ну, сделайте 100 парковочных мест под этим домом.

Олег Кветковский: Да, только эта квартира будет по-другому стоить. Так, может, проще сделать этот нижний ценз на эту машину?

Эдуард Аббасов: Нет, не проще.

Александр Новиков: Должен быть порядок. В нашем муниципальном округе 107 тысяч жителей. Можно же совершенно четко рассчитать, сколько здесь нужно организовать парковочных мест, чтобы убрать машины с газонов и тротуаров.
Значит, при планировании должно быть организовано 60–70 тысяч парковочных мест. И они должны быть официально приняты конкретным указом. И платные, и бесплатные. Сначала создайте парковочные места в нашем округе, опубликуйте и покажите. За наши деньги. Мы налоги на это платим. А потом определим порядок, где люди должны парковаться.

Олег Кветковский: Но нет столько мест, сколько требуется. Рядом с моим домом негде сделать стоянку. Там все занято.

Александр Новиков: Город, который растет вокруг нас, это новый город. И в этом новом городе никто не решает проблем общественного транспорта. Не строит новых парковок, не планирует их даже. Строит новые дома без учета того, что в каждой семье есть по две машины.

Эдуард Аббасов: И, кстати, никто не выводит в новые районы ни троллейбусы, ни трамваи.

Александр Новиков: Строится новая дорога, тот же Суздальский проспект. Почему на нем не сделать, например, отдельную линию для общественного транспорта? Лет восемь назад я был в Мехико, и что меня там удивило – это городское метро. 20-миллионный город, а метро сделано не так, как у нас, под землей, за бешеные деньги, а внутри города в виде отдельной дороги для автобусов. Остановки – как станции метро, а дальше просто автобусная линия в два потока. Один за другим идут длинные автобусы, без пробок, по выделенной линии. Вот и все метро. Я думаю, если такое устроить, оно в 10 раз будет дешевле. Никто об этом при строительстве новых районов не думает. Опять пробки будут.

Олег Кветковский: Поэтому один из путей решения – сокращение количества ненужных автомобилей в городе.

Александр Новиков: Часто автомобиль покупают для того, чтобы более эффективно работать и зарабатывать, экономя свое время. Если мы изначально не создаем условия, а просто пытаемся запретить автомобили, которые так или иначе нужны людям, то мы лишаем людей возможности более эффективно работать. Вот если бы у нас были созданы все условия: отличный городской транспорт, грамотные развязки, – моя машина стояла бы во дворе. А я бы, пройдя по сухому тротуару (которого у меня сейчас нет), садился бы на автобус, который останавливается ровно в девять утра на чистенькой остановке возле моего дома, и спокойненько ехал бы до работы, читая газету. Но мы вместо того, чтобы сначала сделать, а потом потребовать, хотим все отнять и запретить. Мне кажется, это шаг назад.

Олег Кветковский: Это дорого. Надо пересматривать концепцию города, всю его логистическую структуру…

Александр Новиков: Что значит дорого? Нужно все систематизировать и понять, где надо сделать платные или бесплатные стоянки, построить многоэтажные парковки. Запретить строить дома без внутренних парковок. Неважно, дорого или дешево. Ты же уже в новом доме покупаешь квартиру, ты должен понимать, что туда включено твое парковочное место, потому что у тебя есть автомобиль и тебе все равно его куда-то надо ставить.

Эдуард Аббасов: Сейчас строят дома и дополнительно продают парковочные места за бешеные деньги, за 10 тысяч долларов. А вот если бы город обязал предоставлять эти парковочные места на квартиру, они бы уже не стоили этих денег.

Олег Кветковский: Нет, они бы стоили точно тех же денег, только в стоимости квартиры.

Эдуард Аббасов: Они бы не могли бы продать квартиры за такие безумные деньги.

Александр Новиков: Получается, мы сами себя обманываем. Покупая квартиру дешевле, но зная, что у меня в семье две машины, я понимаю изначально, что свои машины буду ставить на газоне.
И все с этим согласны.

Олег Кветковский: Да.

Александр Новиков: Чиновники взяли свои взятки и закрыли глаза на то, что дом без парковочных мест и все автомобили будут стоять на газоне. И всех все устраивает. А потом, когда это построилось и сдалось и все начинают орать, они говорят: ну, тогда запретим. Давайте тогда машины будем подороже продавать, чтобы вообще их тут не ставили. Нужно сначала создать что-нибудь, а потом запрещать. А у нас сначала «отнять-запретить», а потом подумаем, будем создавать или нет.

Олег Кветковский: Но в городе реально не хватает площадей для того, чтобы правильно, цивилизованно, в доступном месте организовать парковки. Потому что город строился без учета такого количества автомобилей.

Александр Новиков: Вот Петроградская сторона: старая заводская часть активно застраивается. Скажи мне, где ближайшая парковка за разумные деньги, ну, хотя бы сто рублей в сутки, чтоб я поехал, поставил и вечером забрал автомобиль? Хотя сто рублей – это немало. Это заводские территории, сейчас там строится новое жилье, но почему было не запланировать достаточное количество парковочных мест, реально понимая, что там строятся и бизнес-центры, и элитное жилье? На сегодняшний день на улице возле моей работы встать негде.

Олег Кветковский: Да все очень просто. Новый дом занимает 100 × 10 м и 1,5 м (или сколько там) – красная линия. Это строится 24-этажный дом. И за эту землю город берет бешеные деньги. А для того чтобы поставить на этот дом по две машины с каждой квартиры, надо еще сто таких площадей.

Эдуард Аббасов: Тогда не надо 24 этажа строить.

Александр Новиков: Зачем строить 24 этажа? Зачем строить вообще? Если мы не можем социально обеспечить людей, которые здесь будут жить, и понимаем это изначально.

Олег Кветковский: А вы бюджет города почитайте и увидите. Чуть ли не львиную долю доходов бюджет Петербурга получает за счет продажи земли под стройки.

Александр Новиков: Нет, подожди. Получается, в погоне за деньгами мы можем продать все что угодно.

Олег Кветковский: Именно так – все.

Александр Новиков: Так это ж порочная практика. Мы же ищем решение и понимаем, что это не выход из ситуации. Очень часто мы к этим проблемам подходим поверхностно, не пытаясь залезть в глубину вопроса, в его философские корни. И это само по себе толкает нас на неправильные решения, несистемные, не приводящие к должному результату. И в данном случае я тоже считаю, что уйти от философии никак нельзя. Чтобы гармонично жить в городе, надо создавать условия для того, чтобы мы как можно эффективней могли работать. И транспорт в условиях большого города играет ключевую, если не самую главную роль. Чтобы ограничить перемещение на автомобиле по городу, нужно пустить нормальный, правильный городской транспорт, и в первую очередь экологически чистый электрический транспорт. Трамваи, троллейбусы, метро, легкое метро, скоростные трамваи. С нормальной логистикой, которую сейчас можно построить. И тратить на это максимальное количество денег. Люди должны в рабочее время работать, а не стоять в пробке или сидеть где-то на остановке. Такая вот история. В этом философия, это один из главнейших вопросов – улучшить эффективность проживания в городе.



Коммуналка

Машины и Механизмы
Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
В Петербурге пройдёт хакатон по научно-популярной журналистике ScienceMedia В Петербурге пройдёт хакатон по научно-популярной журналистике ScienceMedia
Санкт-Петербург, Университет ИТМО 14-16 ноября 2019 года
Конкурс детских книг с иллюстрациями Конкурс детских книг с иллюстрациями
Весь мир Дедлайн – 14 февраля 2020 года
Фотоконкурс «Наука о жизни» Фотоконкурс «Наука о жизни»
Весь мир Дедлайн – 31 января 2020 года
Международная академия аутоиммунитета Международная академия аутоиммунитета
Санкт-Петербург, СПбГУ 11 октября
Студенческая олимпиада по робототехнике Студенческая олимпиада по робототехнике
Санкт-Петербург, СПбПУ 26 октября
Географический диктант Географический диктант
Онлайн – весь мир, оффлайн – Россия 27 октября
Стипендия Chevening 2020/21 Стипендия Chevening 2020/21
Весь мир Дедлайн – 5 ноября
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK