Александр
я могу говорить правду
Просите, и дано будет вам; ищите, и найдёте; стучите, и отворят вам;
Александр Новиков
Все записи
текст

Верность

О Вере и что с ней делать...
Верность
Подыскивая картинку про Веру в Яндексе, получилась странная ситуация. 90 процентов картинок и фотографий по запросу Вера показывают Веру Брежневу. Красивая женщина, слов нет! Она действительно этого заслуживает. Но.... мне кажется, все же есть какой то прекос не в ту сторону. Вера - очень важная часть нашей жизни, а в одном из самых популярных поисковиков ее каким то образом подменили красивыми картинками. Я надеюсь, что это не специально. Но тогда, это очень конкретно показывает Кто мы и Куда движемся в настоящий момент. Главное, что бы потом ничему не удивляться....
Прошу прощения у Веры Брежневой. Думаю, она здесь не при чем.


ВЕРА


 Это разговор, записанный в студии журнала «Машины и механизмы» с его главным редактором Людмилой Андреевой несколько месяцев назад. Тема разговора - Вера. Вера, как общефилософское понятие, прижившееся и принятое в обществе. Мы достаточно часто употребляем это слово в повседневной жизни. Но, мне кажется, не так часто задумываемся над тем, что же это такое. Как это понятие влияет на наши отношения, на нашу жизнь, на нас. Влияет ли вообще и надо ли на него обращать внимание. Можем ли мы прожить без Веры?

Конечно часть этого разговора уже печаталаь в журнале. Но, разговаривая даже со своими коллегами я понял, что суть того, что я хотел донести в диалоге про Веру так до конца и не сформировалась. Поэтому я решил привести весь разговор целиком. Естественно немного его поправив, что бы легче было читать. Может быть в таком виде он будет более понятен.



Люда:  Первый вопрос, Александр Иванович, который я хотела бы вам задать, по нашей   теме (тема обсуждаемого номера – Вера), ну, естественно, что в Вашем понимании Вера?

  Вы, наверное, как всегда скажете, что это такой большой и общий вопрос?

А.И.:  Ну, конечно, большой, Людмила.


Люда: Хорошо, для того, чтобы определиться, все равно нужно иметь Ваше представление – что такое вера и нужна ли она вообще человеку.

А.И.:  Что такое вера и нужна ли она вообще – это два совершенно  разных вопроса.


Люда:  Может и разных. Но мы вот…

А.И.:  … давай со второго.


Люда:  Нужна ли человеку вера? Давайте.

А.И.:  Да. Потому что если мы углубимся в понимание веры, то это как раз все, о чем мы хотели с тобой поговорить. 


Люда:  Для начала можно же такое определение, коротенькое. А потом, дальше пойдет уже его обоснование…

А.И.:  Ну, наверное, так вот это все и сложится…. 

       Конечно, если очень коротко, то, понятно, вера человеку нужна. Просто необходима. И без веры человек жить не может. И у каждого человека все равно есть вера. Начнем совсем со стороны. Что значит, понятие - вера?


Люда:  Это как социальное понятие.

А.И.:  Ты веришь в закон Ома?


Люда:  Нет, вера – это…

А.И.:  Подожди, подожди. Вера – это вера.


Люда:  Закон Ома – это доказанная вещь. А вера – это то, что не доказано.

А.И.:  Подожди, я же тебя конкретно спрашиваю. Ты веришь в закон Ома?


Люда:  В закон Ома для замкнутой цепи – да.

А.И.:  Значит, Ты веришь?


Люда:  Потому что он доказан.

А.И.:  Но ты же его не доказывала, да?


Люда:  Ну и что? Доказали же, что земля круглая, что есть…

А.И.:  Да это никакой роли не имеет, Люд. Понимаешь, понятие веры достаточно многогранно. И его не надо все время сжимать до абсолютно материального понятия, что часто бывает, или так же до абсолютно нематериального понятия.


Коля:  Можно, я вмешаюсь? Вы, по-моему, не туда пошли. Закон Ома и все. Потому что, то, что закон Ома существует – я не верю, я знаю. 

Люда:  Так я и говорю, это то, что доказано.

А.И.:  Нет Коля, ты не знаешь.


Коля:  Вот ты веришь в закон Ома? Ты отвечаешь - Да. А нужно отвечать – я в закон Ома не верю, я знаю. Вот разница между знанием … и верой.

А.И.:  Нет, Коля. Вот тут я с тобой не согласен. Ты зря вмешался. 


Люда:  Ну, в принципе, он говорит то же самое, что  и я.

А.И.:  Нет. Понимаешь, знание – это то, что, вот если ты говоришь «я знаю», это то, что ты сама потрогала руками. И убедилась, лично для себя, четко определила, что это Есть! Я знаю, стопудово вот знаю. А многие вещи, которые существуют в мире, которые нас окружают, мы их руками не трогали, мы в них просто верим. По разным причинам. Просто Верим…


Люда:  Ну, например?

А.И.:  Ну, верим в закон Ома, например. Мы его не доказывали, мы его не проверяли. Ну, лично ни я, ни ты, никто из нас окружающих. 


Люда:  Почему? Проверяли.

А.И.:  Каким образом?


Люда:  Ну, как? Мы учились в институте… решали задачи.

А.И.:  Может быть… нет, ну, может быть, кто-нибудь и проверял, да. Но большинство людей просто почитали и поверили, что это так.


Люда:  Ну, это как «дважды два четыре». Чего там проверять?

А.И.:  Не-не, секундочку. Давай вот разберемся… Очень, очень много вещей такого плана. Я пример привожу тебе с законом Ома. Но это только пример. Земля вот еще круглая… И вообще, много вещей и явлений, которые мы часто воспринимаем на веру не потому, что мы их знаем, а потому что это знают другие люди. Авторитетные люди. А мы им верим. И поэтому это вера. 

Когда мы рожаемся…  или как правильно сказать?


Люда:  Рождаемся. 

А.И.:  Да, рождаемся…  Мы ничего не знаем. Начинаем общаться с родителями, потом с друзьями… Мы не знаем, как устроен мир, что нас окружает. И спрашиваем: а почему это, а почему это, а как вот это. И нам старшие рассказывают. Старшие, родители и все остальные. И мы им верим. На первом этапе мы им просто верим. Да, в дальнейшем, возможно, в чем то мы убедимся на своем опыте, на своей практике. Но для начала мы верим. И эта вера появляется у нас с самого детства, с самого начала жизни. Это не знание. 

 Вернее, это знание, но не наше знание. Мы обязательно должны разграничить. Знание – это знание, это то, что поторогали руками. А вера в знание – это вера кому-то и во что-то, это совершенно другое состояние. Условно, закон Ома и любые другие физические, химические законы открыты другими людьми, не нами. Но поскольку эти люди для большинства общества, а значит и для нас, являются авторитетами, общепринятыми авторитетами…


Люда:  Ну, не согласна я, не поэтому…

А.И.:  Общество их приняло. А мы живем в этом обществе, и доверяем какому-то общественному мнению. Доверяем? То и мы верим в то, что происходит. И принимаем их, как истину.


Люда:  Нет, они проверены уже. После них проверены уже другими людьми. И доказана их правильность.

А.И.:  Но не нами. Но не нами.


Люда:  Но не одним человеком. Это просто закон так назван. Значит то, что кто то первый его открыл. А потом же люди уже это подтверждали, проверяли на практике. И значит это, этот не принято на веру. Это доказано. Это не вера.

 А вера, скорее всего… Вера, как раз-таки, мне кажется, там, где человек не может  чего то объяснить. Он начинает… придумывать.

А.И.:  Хорошо Люд, давай мы не с этого начнем…


Люда:  Давайте.

А.И.:  Да, да. Потому что ты пытаешься мне сказать то, о чем спорить я с тобой, в общем-то, не хочу. Я тебе хочу высказать свое мнение. Оно может не совпадать с твоим. Да. Но это мое мнение.

 Давай начнем с начала. Вот я открыл Википедию, потому что ты спрашиваешь, что такое вера. Первым делом, чтобы у нас все-таки была очередность, и мы сразу не ушли в базар, понятно, что первым делом, когда человек о чем-то задумывается, надо пойти и посмотреть какой-нибудь справочник. Самое простое – открыть Википедию и почитать. 

 Нравится она кому-то или не нравится, но там есть формулировки, которые так или иначе могут натолкнуть на какую нибудь мысль. Вот я открыл Википедию. 

Вера – признание чего-либо истинным, часто без предварительной фактической или логической проверки, единственно в силу внутреннего субъективного непреложного убеждения, которое не нуждается для своего обоснования в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их.

 Ну, казалось бы, тут достаточно много сказано. Но опять же это очень, очень, на мой взгляд, поверхностно. Очень поверхностно! И если ты хочешь знать мое понимание веры, то, конечно, мы должны поговорить на эту тему более глубоко.


Люда:  Ну, давайте.

А.И.:  Хорошо. Давай сначала поймем, что такое вера с точки зрения трактования этимологии. Слово «вера» восходит к православному «вера». Не буду читать. В общем, все просто. Правдивый, верный, истинный. 


Люда: Но там же в определении написано, что человек для себя без доказательств, что то устанавливает. То есть, он пытается что то найти. Я думаю, вера – это связано с тем, что человек, наоборот, не имеет чему-то объяснения. Он просто в это верит, и все. И даже если ему кто-то будет говорить, что это не так, что это неправильно, он для себя прописал какие-то законы и правила, по которым живет и в это верит. Вот… во что угодно. Это вера.

А.И.:  Нет, это очень однобоко. Очень, очень, очень, очень однобоко. Со словом «вера», с корнем «вера», в русском языке, я уже не беру другие языки, существует очень много различных слов и понятий. Вера, доверие, верно, верю. В общем, очень много. Если задуматься, то очень много. И если вникнуть в сами эти понятия, даже только русскоязычные, то, на мой взгляд, они имеют общий корень, который связан вот с этим словом, которое переводится – истина, правдивость, верность. Но у них есть разные градации отношения к этому понятию, понятию истины, истинности. 

Кстати, давай вернемся к библейскому классическому понятию веры. Ну, что такое вера? ВИдение того,  что не видно. 


Люда:  Ну, правильно. То есть, человек что-то не может объяснить, и он просто в это верит. Сам для себя самого выбирает  определенные законы. И все. Разве нет?

А.И.:  Нет.


Люда:  Ну, как же нет? Ну, вот самое простое…

А.И.:  Видение того, что не видно… Ну, давай рассмотрим пример, как это работает в классике, в библейской классике. Я тебе сейчас говорю то, что сказано в Библии про веру.

 Как это работает в библейской классике? Если человек или если кто-то видит в некоем  другом человеке - Иисусе Христе - Бога, значит, он верует. Это не сложно. Это кажется, что сложно. На самом деле очень просто. Если человек видит в писаниях православных, или христианских писаниях, некий свой путь, религиозный христианский путь, значит, он верует. 

Если человек видит в том, как восходит Солнце и заходит Солнце, Солнечную систему и представляет ее, значит, он верит. 

Ну, это я уже не из Библии, это я уже передергиваю.


Люда:  Верит во что? В Солнце?

А.И.:  Верит, что Солнечная система такая, как он ее себе представляет. Как она ему подана.

 Понимаешь, вера – это не обязательно то, что кем-то не открыто. Вера для начала опирается на доверие. Я еще раз возвращаюсь к детству. Я еще раз возвращаюсь к самому  первому пониманию веры. Вера – многослойное понятие. Самое первое, самое простое восприятие веры, это когда вера основана на авторитете других людей. Это на мой взгляд. На опыте других людей. На авторитете других людей.

 Мы, рождаясь, в процессе роста, в процессе развития, все время кому-то верим. И чему-то верим. Сами не имеем возможности проверить. Это слишком большой объем информации.  

 Но мы всегда живем на вере. Потом приходит, наверное, знание, потом приходит свой опыт. Это, да. И наша вера переходит в наши знания, в наше восприятие, уже реально. Мы для себя начинаем понимать, что это действительно так и есть. Если что-то мы проверили, конечно, и убедились. А что-то, и во что-то до конца жизни мы просто верим и не можем проверить. 

 Мы же  не можем с тобой взлететь, как космонавты и посмотреть, что Земля круглая.


Люда:  Ну так ее же сфотографировали уже давно.

А.И.:  Ну и что? 


Люда:  Показали кино.

А.И.:  Ну, мало ли, мало ли. Мы же верим всему этому. Может быть, это фотомонтаж. Понимаешь, надо относиться пунктуально к слову. Вера – это верить, понимаешь. Не важно, кому. 

 Мы когда верим в Бога… давай вот чуть-чуть... Вера в Бога – просто, или вообще религиозная вера – это один из небольших, один из небольших кусочков, собственно говоря, самого понятия веры. Мы верим в Бога, мы верим в то, что какой то человек – Бог. Он дал нам определенные законы, определенные действия, которым мы доверяем. Мы верим ему как Богу. И мы доверяем. И мы идем по тем заветам, живем по тем заветам, которые он нам оставил. Понимаешь? И таким…


Люда:  Ну, есть же разные веры.

А.И.:  …и таким образом мы ему доверяем. Мы не можем проверить. Или может быть, проверяем постепенно, в процессе жизни. В чем-то убеждаемся, в чем-то сомневаемся. Но, тем не менее, мы ему изначально доверяем. Мы в него Верим.

 

Люда:  Правильно. То есть, это внутренняя установка каждого человека. Кто-то верит в это, кто-то не верит.

А.И.:  Правильно Люда. Но опираясь по-любому на начало. Это начало веры.

 Мы для начала все равно опираемся на авторитеты. На авторитет другого человека. Родителей, например, отца или мамы. На  авторитет общества. На авторитет, например, Академии наук, которая вывела и утвердила какие-то знания. На авторитет, допустим, какого-то духовного учителя. Например, священника, которому мы верим в то, что он знает, он чувствует. Мы еще не доросли до этого, но мы верим в то, что он говорит. И то, что он говорит, принимаем за истину.

 Для начала построения и понимания веры, это в любом случае, на мой взгляд, авторитет. И доверие тому человеку, который на нас оказывает влияние.


Люда: Ну, хорошо. Кроме православной веры существуют еще, например, разные секты.

А.И.:  Ну, то же самое. 


Люда:  Там тоже люди верят. 

А.И.:  Ну, конечно, они верят авторитету. Ты думаешь, что?  Кому они верят? Авторитету!


Люда:  Там тоже, другие какие-то законы, тоже все это прописано.

А.И.:  И что? Ну, попадает человек в секту, и что меняется? Попадает человек в секту,  и там, в секте…


Люда:  Вера все равно та же самая? То есть, он все равно во что-то верит. Ну, внутреннее я имею в виду состояние.

А.И.:  …он верит тому, что ему говорят. Он верит тому, что ему говорят на первом этапе. 


Люда:  Но… с сектами ведь борются. Да, то есть, стараются не допустить... 

 Вот надо ли такую веру разрушать у человека? Он верит авторитету, ничего плохого они не делают, например баптисты какие-нибудь. Но с ними борются активно. Вот стоит ли это делать? Разубеждать человека, разрушать эту веру… вынуть, как говорят, из этой секты? Чтобы мозги не туманились, чтобы он не верил никому и ничему. 

А.И.:  По-разному. Этим вопросом можно перейти ко второй стадии веры.

 Я тебе когда-то рассказывал, что человек, на мой взгляд, это, в общем-то, некая машина. Да? И мозг человека – это компьютер. Ну, это мое такое мнение. Мое такое мнение и мое такое убеждение, с определенными натяжками. Но, тем не менее, я привожу такую, аналогию. И, возвращаясь к этому, если предположить, что мозг человека – это, в общем-то, компьютер, и работает он, в принципе, очень похоже на то, как работает компьютер. По тем принципам, по которым работает самый обыкновенный компьютер. А это математические вычисления. Логические, математические вычисления… математика. С возможностью программирования для вычисления определенного результата. Или, наоборот, программирования, для получения определенного результата и так далее.

 То есть, говоря про это, допуская это, я говорю о том, что человеческий мозг программируется. Человеческий мозг можно программировать. И он все время программируется. Постепенно, всю нашу жизнь.

 Но… когда на первом этапе мы говорим, что мы доверяем авторитетам, это еще не программирование. Вернее это не всегда программирование.


Люда:  А что это?

А.И.:  Это передача ответственности при принятии решения другому человеку. Когда тебе надо принимать решение какое-то, условно, а ты говоришь: черт, я не знаю. Но вот он, вот он, а он уважаемый человек, я ему доверяю, говорит, что нужно идти туда. И поэтому я тоже согласен. Пойдем туда. 


Люда:  Это снятие ответственности с себя. 

А.И.:  Да, это снятие ответственности с себя. Да, это не принятие решения. Вернее принятие решения с минимальной ответственностью.


Люда:  Пусть он и отвечает?

А.И.:  Да. На основе его ответственности. Да, пусть он отвечает. Да. 

 Вот это первый этап. И это на первом этапе жизни человека, на мой взгляд, вполне обосновано и нормалено. То есть, поскольку человек, маленький человек, растущий человек, развивающийся человек, он не сформировался еще до конца. Он в нашем большом мире не имеет опыта такого всестороннего. Он только формируется, он растет. Он обязан, и по-другому не может быть в обществе, опираться на авторитеты. Он обязан частично в каких-то сложных вещах передать ответственность тем людям, которые знают больше его. Которые сильнее и ответственнее его. И это нормально. До определенного момента, пока он растет. 


Люда:  Лет до сорока. 

А.И.:  Ну, может быть, лет до сорока. Это зависит от человека.  Может быть, да.

 Но это на первом этапе. На следующем этапе понятие веры может стать программным продуктом. Если человеку вдалбливать все время одно и то же, или вдалбливать с определенной…


Люда:  Периодичностью и силой.

А.И.:  ... силой, с определенной последовательностью, и теми людьми, которые знают, как это делается, то вера может перейти от авторитарной в программируемую. И вот тогда она становится достаточно опасна для человека.


Люда:  Типа НЛП – программирования?

А.И.:  Типа НЛП. Да. Когда человек уже не задумывается о том, что ему говорят. Когда он действует уже шаблонно, по команде, по программе. И принимает решения уже не по собственной воле и не по собственному желанию, а по той жесткой программе, которая предустановлена у него в сознании. Или в подсознании, может быть…

 И вот тогда это становится достаточно опасно. Потому что человек не движется авторитетом, не движется правильным решением, не движется собственным желанием и собственной волей. А движется четкой программой, которую ему кто-то предустановил с определенной целью. 

 И когда ты мне задаешь вопрос про секты, и спрашиваешь, это хорошо или плохо, то это вопрос как раз к пониманию этого. В зависимости, какая секта…

 Если секта нормальная, разумная, с нормальными идеями и скажем, с нормальными целями и задачами, то, может быть, и не надо его выводить с этой веры. Может, человеку в ней легче. Дальше я расскажу, почему легче человеку от этого. И для чего вообще вера нужна человеку. А она нужна, по-любому. 


Люда:  Ну… он там уходит от своих проблем, и уходит одновременно из реальной жизни.

А.И.:  Нет, это не важно. Он может натворить беды, понимаешь? Он может натворить беды в своей жизни, в жизни других людей. Потому что он не выполняет свою волю, он перестает думать правильно. Он начинает делать ошибочные движения в пользу тех людей, которые ему поставили эту программу. Или того коллектива, который поставил эту программу. 

 Но, если уже до конца, истины ради говоря, это сможет быть не только секта. Это может быть любая другая религия. Самая, самая религиозная религия, которая есть в нашей жизни. Любая другая. И христианство, и мусульманство, и все остальное.

 И бывают моменты, когда ультрарелигиозные всякие конфессии или ответвления любой религии, мусульманской в том числе, христианской, и в христианской истории таких примеров достаточно много, когда люди за веру убивали друг друга. Когда в угоду своей веры, своих, своих каких-то программ в голове, они делали много беды себе и остальным. Не думая, не осуществляя свои действия по совести, по своему сознанию, по своей воле. А влекомые только вот теми установками, которые им вдалбливались и вдалбливаются в голову.

 Это тоже  сплошь и рядом существует, и в наших церквях. И в нашу церковь пойди посмотри. Я вижу, как там  какие-то бабки бьются, или какие-то странные люди бьются головой о пол. И молят, молят Бога, чтобы он им что-то дал. И мне тоже становится страшно, потому что я думаю, что эти люди не понимают, что они делают и для чего они это делают. Они просто запрограммированы тупо выполнять какую-то конкретную функцию. Понимаешь?


Люда:  То есть, получается, что у веры тоже должны быть какие-то границы? 

А.И.:  Нет.


Люда:  А как?

А.И.:  Мы не говорим про то, что должно быть. Мы говорим сейчас, рассуждаем о том, что есть.  Давай систематизировать. Вот смотри, первый этап, первый кусочек. Это вера, основанная на доверии. 


Люда:  Ну да.... Ну, это мы про маленького когда говорим. Вот маленький человек, он сначала  верит маме с папой...

А.И.:  Развивающемся, да... Ну, не только о маленьком. И мы с тобой тоже во многом, люди еще растущие, развивающиеся.  Во многом…


Люда:  Поверишь кому-нибудь, потом думаешь, вот дура, опять поверила.

А.И.:  Не-не. Мы в жизни все равно много чему, мне кажется, верим. И делаем это  правильно.

 Потому, что мы, как-то складываем мозаику. Что-то знаем, что-то не знаем. И часто реально понимаем, что так или иначе, но это где-то рядом… сходится. И если кто-то говорит, что что то так, а не по другому, мы говорим: да, это уважаемый человек, окей. Или, там общество говорит, что это так, значит общество приняло. Мы говорим: мы не самые умные, общество считает так, значит, так.

 Но когда тебе, что то старательно внушают, ты, например, ходишь в церковь или попал в секту, и тебе каждый день вдалбливают, что надо делать так, надо делать так, надо делать так. Все… человек программируется. И дальше он делает так, как ему внушили,  не думая о том, для чего он это делает, надо это ему, не надо. Полезно это ему, не полезно. Приносит это кому-то пользу, не приносит. Это может вполне быть и очень  даже вредно. 

 Я к тому, что вера мОжет быть вредна. Вера мОжет быть программируемая. И такой веры… такой веры надо бояться, да. Такой веры надо бояться! 


Люда:  А монашество вредно?    

А.И.:  Ну, монашество же к вере отношения не имеет прямого. Потому что монашество – это просто разновидность религиозного состояния, религиозного культа. То есть, монашество…


Люда:  Ну, вы же говорите – видеть невидимое. То есть, если в монахи ушли, значит уже более просветленные какие-то люди, которые сильно-сильно верят. Нет?

А.И.:  Понимаешь, с этим немного не так.  Если совершенно так вот конкретно, коротко, то для монахов, для людей, которые идут в монахи, это единственный, это мое мнение, это единственный…  единственный способ выжить.


Люда:  То есть, туда идут люди, которые...

А.И.:  На мой взгляд, в монахи попадают люди, которые в этой жизни уже, образно скажем, обречены на смерть.


Люда:  Неполноценные люди...  А молодежь? Смотрите молодежи сколько...

А.И.:  По разным причинам... И молодежь в том числе, да. 

 Сейчас я тебе расскажу про это.


Люда:  То есть, вместо того, чтобы выходить замуж, жениться, детей рожать, они идут в монахи. Вот слепо верят в это и все. Это ведь тоже плохо? Такая слепая вера…

А.И.:  Хорошо.

 Давай мы пойдем дальше, я понял твой вопрос. Давай мы вернемся к пониманию все-таки веры. Надо эта вера кому нибудь или нет. А потом вернемся к монахам. Потому, что если мы хотя бы чуть-чуть поймем, что такое вера. И как она воздействует на человека, то тогда будет понятно, для чего люди идут в монахи. И вообще, почему, в том числе, и молодежь идет в монахи.

  А вот на твой взгляд, что такое вера? Как потрогать ее руками? 


Люда:  Я считаю, что веру руками не потрогать. Это как раз таки… вера возникает, лично в моей ситуации возникала бы только тогда, когда ты просто бессилен что-либо доказать или... Ну, вот если мы будем говорить про сверхестественное. То есть, не все же законы открыли. Не все природные явления объяснили. И есть еще очень много загадочного. Когда сталкивается с чем-то загадочным, то человек в это либо верит, либо не верит. Нет доказательств, нет никаких. Это какое-то внутреннее ощущение человека. Вот, я верю, говоришь сам себе. И сам себе придумываешь какие-то законы, оправдания под это дело.

А.И.:  Так не бывает.


Люда:  Ну, как не бывает? Есть люди, которые элементарно в барабашек верят и в домовых.  Есть, конечно, которые не верят. А есть, кто гадалкам верит...

А.И.:  Мы отвлекаемся с тобой. 


Люда: ... верят экстрасенсам. Это же тоже непонятные вещи. На самом деле предугадывают они что-то или нет. Кто-то верит, кто-то нет. Сказать, что одни дураки или другие дураки, нельзя. Каждый себе ставит внутреннюю установку. Он говорит: я в это верю. Вот вера. Да?

А.И.:  Да. Но мы, к сожалению, не двигаемся вперед. Мы все-таки остались пока еще в том месте обсуждения, который только что был.

 В любом случае все, что ты сейчас сказала, оно не возникает у человека на пустом месте. Согласна?


Люда:  Естественно. Он сталкивается с чем-то непонятным. 

А.И.:  Нет, не в этом дело. Он сталкивается с чем-то непонятным не просто так. Он сталкивается на основании информации, полученной от кого-то. Понимаешь? И в зависимости от того, как получена эта информация, от кого она получена, эта информация, как часто получается эта информация, так… таким образом, у него формируется понимание веры на суть этой информации. Ну… вот и все. 

 Что ты говоришь там? Вот это вот НЛО, гадалки и так далее… это, на самом деле, настолько маленький кусочек веры... Который умещается в тех двух разрядах или критериях, про которые я тебе рассказал раньше.

 Если тебе говорит уважаемая тобой подруга: «Блин, Люда, я вчера такое видела!!!». Ты пришла домой: «Коля, слушай, Таня говорит, что такое видела!!! Я боюсь, понимаешь?»

 Она говорит эмоционально. Она тебе передала свои эмоции. Ты с ней давно общаешься. Ты привыкла ей в каких-то вещах доверять. Вы подруги. Подруга – это, само по себе, уже внутреннее сближение. Это доверие, понимаешь, на уровне, я бы сказал, душевных отношений. Грубо говоря, ты ей поверила. Понимаешь?

  Все, она для тебя в данном вопросе сыграла роль авторитета. Пусть на короткое время. Ты через три дня проснешься, и скажешь: ну, дура я, дура, такого же не бывает. 

 Но, в каком-то эмоциональном моменте ты ей просто поверила. Она сыграла роль авторитета на какое-то время. Короткое… длинное. Вот и все, вся история. Да, ничего больше тут нету.

 Если есть более серьезные какие то вещи, то они попадают под уровень опять же программирования. Если тебе каждый день вдабливать: что вы вот знаете…


Люда:  По телевизору.

А.И.:  По телевизору, да!  Каким-нибудь таким, сумрачным голосом. Да.


Люда:  И вся деревня верит. 

А.И.:  Да. И вся деревня видела, как оно там летело. Потом, там где-то приземлилось. Кого то там забрали…

 И каждый день человек сидит возле этого телевизора, и он не верит. Он не может этому верить. Но его просто программируют. Ему все время в голову вводят определенную  информацию, которая у него цепляется в этой голове. Хотя, по большому счету, человек, мозг человека, запрограммирован все равно на... на работу, на творчество, на поиск, на поиск истины, на поиск чего-то нового.

 А ему говорят вот, вот, и вот. И он на каком-то этапе начинает думать: черт его знает… сомневаться. Да, всякое бывает, может быть, кто его знает… 

 Бога ведь тоже же никто не видел. Да? И тут всякое может быть. 

 Это, опять же, первые две простецкие части понятия веры. Понимаешь?

 Или ты на каком-то этапе поверил. Или какой-то диктор, тобой уважаемый диктор, на Первом канале, государственном канале… диктор, которого ты видишь каждый день…


Люда:  Это только не для меня.

А.И.:  …говорит: что, вы вот знаете, в Москве вчера приземлился НЛО!!! И все видели, как побежали из него зеленые человечки!!! И ты думаешь: черт, ну это же на Первом канале? Ну, все же видели?


Люда:  Первое апреля.

А.И.:  Так же не бывает? Ну, они же не могут все обманывать?


Люда:  Могут. 

А.И.:  Нет, кто то не поверит, конечно. Но какое-то количество людей скажет, не-не, это может быть! И все, пойдет сразу, остальным расскажет: ты знаешь, с Первого канала передали… вот же. Было!


Люда:  Получается, что вы вообще не верите ни во что сверхъестественное? Ни в какие-то силы, ни в то, что что-то есть, то, чего мы не знаем?

 Вот Рерих, тот же самый, верил в сверхъестественное.

А.И.:  Почему я не верю? Я верю


Люда:  Просто вы так говорите скептически о том, что это установленная программа. Вера во что-то сверхъестественное. Так? Но есть люди, ну например, ваш знакомый Балалаев, физик.  Вначале у него был Естественнонаучный подход ко всему. А потом раз… Кайлас, вера в сверхъестественное, в какие-то... силы. 

А.И.:  Так… а кто тебе сказал, что я ни во что не верю? Я верю.


Люда:  Нет… я спрашиваю.

А.И.:  Но только те вещи, в которые верю Я, они основаны, опять же на чем-то. Они основаны на каких-то авторитетных…


Люда:  Ну… не на программировании же, что по телевизору рассказывали.

А.И.:  Нет, они не на программировании основаны, да. Они основаны на моем личном опыте, на моих личных ощущениях. На моих знаниях. Они прагматичны.

 Моя вера прагматична, Люд. Когда я разговариваю с кем-то, ты вот обрати внимание, с разными людьми, я им говорю: ребята, я прагматик. Да,  я верю в Бога. Да, я готов с вами поспорить о каких-то тонких материях. Я готов поспорить о каких-то непоняпных вещах.  И часто кажется, что все наоборот. Наоборот… что я говорю о чем то сверхъестественном. И при этом я говорю, что я прагматик.

 Это потому, что если мы чего-то не знаем, то это не значит, что этого нету. Вот это железная истина. В это не надо верить, это логика, понимаешь, это математика. Да, этого, может быть, и нету, а может быть, и есть. Но говорить однозначно, что этого нету, нельзя, потому что мы это еще пока не проверили. Согласись…

 И в  зависимости от того, какая ко мне приходит информация, в зависимости от того, какие ко мне приходят знания, чувства и ощущения, я делаю свои выводы и строю свою логику.

 Я прагматично верю в Бога… прагматично верю. Материально верю в Бога и во все остальные вещи, которые уже есть у меня в голове. А у меня, поверь, много тараканов есть.


Люда:  Ну, так я знаю, что вы в разных странах обязательно общаетесь с представителями разных конфессий. Ну, то есть, с исламистами, с буддистами, с евреями. Ну, то есть, со всеми...

А.И.:  Людочка, потому что я говорю…


Люда:  Я пытаюсь понять...

А.И.:   Вот помнишь аналитик у нас был, мы у него интервью брали? Я ему рассказывал, что все,  во что я  верю, я в  первую очередь трогаю руками. Или… мозгом, сознанием, да. Я  обязательно должен потрогать. 

 Если я потрогал и понимаю, что Это есть, тогда я в Это начинаю верить. Во всяком случае, пытаюсь вложить Это в некую мозаику своего мироздания. Понимаешь, человек строит вокруг себя, как бы, общую картинку мироздания. Любой человек: ты, я, любой человек.  Но он же ее строит не на пустом месте, а на основании чего-то. На основании знаний, опыта, слов других людей, поступающей к нему информации. И я строю картинку мироздания, да. И моя картинка мироздания достаточно прагматичная.

 Я беру кусочек информации и пытаюсь его где-то пристроить, куда-то вставить. Если он у меня никуда не влазит, я его отодвигаю в сторону, и пока не считаю его истиной. И он будет истиной или будет иметь шанс на истину в моем понятии только тогда, когда он встанет в какую-то ячейку вот этих пазлов, которые называются «картинка мироздания» в моем представлении. Понимаешь? Вот поэтому я считаю, что все мои тараканы, они достаточно прагматичны. Я их сначала потрогаю, а потом говорю окей, давайте попробуем его сюда поставить. 

 А если мне говорят, что Это так, потому что Это так, то в моем возрасте, для меня уже нет авторитетов. К сожалению… Нет авторитетов, которые могут сказать однозначно, Это так.


Люда:  И чтобы вы так вот, сразу на веру приняли.

А.И.:  Да. Мне скажут и я приму на веру. Такого быть просто не может. Потому что я перерос этот момент. Хотя, конечно, он был. Ну, а как же? Я учился в школе, я учился в институте, у меня были родители и все остальное.

 Я смотрел, как устроен мир, когда я работал. И понятно, что мое личное мироощущение формировалось. На сегодняшний день, я считаю, что оно достаточно конкретно сформировалось. Переубедить меня в чем-то очень сложно. Хотя возможно. Но только абсолютно логическим, математическим путем. И это не важно в чем, это не важно. Это могут быть человеческие взаимоотношения, это может быть физика, это может быть еще что-то. Это может быть эзотерика, не важно. Поверю… но только тогда, когда я смогу потрогать руками. Или условно потрогать руками, в кавычках, сознанием. 


Люда:  Но вы же в Бога верите. А потрогать руками его не можете. 

А.И.:  Могу. 


Люда:  Как?

А.И.:  Я тебе когда-нибудь расскажу. 


Люда:  Понятно…

А.И.:  Почему не могу?


Люда:  Получается, вы вот в одной религии что-то узнаете, в другой, в третьей. А там у них у всех свой Бог. Вы в какого верите? Какая религия вам ближе по духу?

А.И.:  Ты меня уводишь от понимания веры. Ты меня уводишь в понятие религии.


Люда:  Нет, мне очень интересна именно Ваша вера. Это касается Вашей веры. А там то, что уже все понаписали, это мы в книжках прочитаем. Или можно сразу быть приверженцем нескольких религий? 

А.И.:  Понимаешь... если очень просто, то меня устраивает наша православная религия. Хотя, с точки зрения моего восприятия не окончательно …


Люда:  Буддисты круче.

А.И.:  ... но на достаточно не большой процент.

  Это неважно, лучше или хуже. На мой взгляд, в основе своей, в логике построения, в постановке стратегической задачи любой религии… они одинаковы.


Люда:  Нет. 

А.И.:  Одинаковы, Люд. 


Люда:  В христианской говорят, молись, и тебе все простят.

А.И.:  Люд, они одинаковые, поверь мне. Если мы когда-нибудь будем разговаривать конкретно про религию, я тебе постараюсь это доказать. Да. Все остальное, то, что обросло обрядами, традициями, культами, еще чем-то внешне, представлениями для людей, это способы, так сказать, привлечения людей… и работы с ними.

 Ну, понятно, это разные территории. Разные страны. Разное время формирования. И разные цели на конкретный момент были поставлены изначально этими религиями. 

 У каждой религии есть своя стратегия. Понимаешь, религия, в любом случае тоже многогранная структура. Это партия. А задача любой партии – это управление людьми.


Люда:  Да?

А.И.:  Да. Это власть. 

 Власть, она ведь тоже бывает… она имеет определенные цели. Одна из целей власти – это, собственно говоря, реализация самой власти. Управление этими людьми,  этим обществом с целью формирования гармоничного общества. Самого этого общества. И религия в этом плане… любая религия, она эту функцию жестко выполняет.  Она формирует вокруг себя законы и правила... управлять людьми. 


Люда:  Управляемое стадо.

А.И.:   Управлять людьми. Но управлять таким образом, чтобы это стадо было… это общество было, достаточно справедливым. И развивалось по определенным законам, которые, которые ставит эта религия. Религии ведь тоже разные. Ты понимаешь, если мы коснемся сейчас религии, это длинный, большой разговор.  


Люда:  Хорошо, Бог с ней, с религией.

А.И.:  Да. Они, в стратегии немножко разные. Но в любом случае, это управление. Это власть. Вот и все.


Люда:  Хорошо. А в интуицию Вы верите? 

А.И.:  Ну, конечно, верю. Конечно, верю.


Люда:  А в то, что будущее можно предсказать?

А.И.:  Верю. 


Люда:  Сами... У вас такое было? Ну, приходилось ли когда нибудь пробовать,  чтобы вам предсказали будущее? Это такой, скорее всего, женский вопрос, но мужчины тоже этим увлекаются достаточно серьезно. 

А.И.:  Понимаешь, так, чтобы мне кто-то предсказал будущее в буквальном смысле, вот прямо сказал, и я вот поверил, и так и произошло. Такого не было. 

 Дело в том, что предсказание будущего... это в любом случае некая вероятность. Вероятность. Понимаешь, мы каждый день будущее предсказываем в нашей жизни. Живем и предсказываем будущее. Вот например, мы смотрим прогноз погоды. Да? И нам прогноз погоды говорит, что завтра...  Заметь, он не говорит, что возможно.

 Давай посмотрим на завтра. Вот тут совершенно четко, даже знака приблизительно нет. Завтра будет погода от 15-ти до 18-ти тепла, такое-то давление. Такая-то температура. Будет дождик. 

Это предсказание будущего, скажи мне?


Люда:  Нет. 

А.И.:  Так. Секундочку… но мы же не дожили еще до завтра? 


Люда:  Это не предсказание. Почему... У них есть приборы, там всякая техника, которая это все меряет.

А.И.:  Это математика. Да. Это математика. Это на основании сбора определенной информации и обладания определенной информацией. Математические расчеты, которые позволяют сделать прогноз на будущее с определенной долей вероятности. 

 Но может произойти разное. Может пойти дождь, а может не пойти дождь. Может температура быть 15, а может быть 14. Доля вероятности всегда остается. И чем сложнее математические вычисления и точнее изначальные параметры, которые вводятся в компьютер, который делает эти математические вычисления, тем доля вероятности предсказания будущего, хотя бы в области погоды, точнее. 

По-любому это будущее, Люд.


Люда:  Ну, подождите...

А.И.:  И таких прогнозов мы делаем очень много на  самом деле, поверь мне.


Люда:  В жизни человека…  есть же еще случайности. 

А.И.:  Бывают... 


Люда:  И в погоде.

А.И.:  Нет, секундочку. Бывают и случайности. Да, просто чем…


Люда:  Ты запланировал будущее...

А.И.:  …чем точнее данные и программы расчета... 

 Что такое случайность? 


Люда:  И что такое случайность?

А.И.:  Случайность – это не просто какое-то, вдруг ни откуда свалившееся событие. Случайность – это недоработка того программиста, который вводил первоначальные данные. Недоработка. Он не заметил каких-то параметров. И они на выходе оказали изменения в результате. То есть, это оказалась случайность.

 Он их просто не заметил. Он не посмотрел туда, куда надо. Он не обратил внимания на что-то, еще что-то очень важное в этой задаче. Понимаешь?


Люда:  Ну, подождите. Вот бывают случаи, люди на остановке стоят, а их сбили. Да?

А.И.:  Людочка… Ну давай пока про погоду, да? Просто я тебе пример привожу.


Люда:  Погода – это ерунда.

А.И.:  Нет, это не ерунда. Ты меня спрашиваешь, я тебе отвечаю. Я тебе отвечаю, что будущее предсказывается. Но только оно не предсказывается с точки зрения какой то фантастики. Вот будет вот так, и все тут. Оно, на мой взгляд, вполне может быть вычислено. 

 Если предположить, что (предположим просто), что существует или мог бы существовать некий колоссальный компьютер, в который… в который постоянно вводятся изначальные данные состояния природы и общества. Да? И который по определенной программе их вычисляет. То при умении пользоваться этим компьютером и доступа к этому компьютеру, у него можно спросить вероятность будущего для общества и для конкретного человека в этом обществе.


Люда:  Ой, какая бы очередь на него стояла бы, на этот компьютер. 

А.И.:  А на него и стоит очередь, Люда. 

 Другой разговор, что надо знать, где стоять. Где пристроиться к этой очереди, понимаешь? Но в любом случае это вероятность. Это в любом случае вероятность.

 Чем ближе расстояние по времени до запрашиваемого события, тем вероятность больше. Чем расстояние дальше, тем вероятность меньше. А так все равно. И я думаю, что при предположении, что такой компьютер вдруг где-то существует, то будущее, наверное, посчитать можно. Поэтому я в него верю. Почему нет?


Люда:  Мне кажется, такой компьютер должен тогда… он должен как-то сканировать всю твою жизнь, все время. 

А.И.:  А кто тебе сказал, что…


Люда:  Туда же нужно ввести данные.

А.И.:  Людочка, а кто тебе сказал…


Люда:  О том, как вы прожили день… правильно? Что с вами произошло в этот день…

А.И.:  Конечно, конечно. 


Люда:  То есть, эти данные должен кто-то вводить. 

А.И.:  Конечно. Вот смотри. У нас стоит камера, например. У нас стоят камеры в офисе, на складе, еще где-то. Мы привыкли к ним и даже не замечаем. А эти камеры работают в обычном режиме и информацию записывают на специальный сервер. И информация уже не пропадает. 

 Она все равно, даже с нашим, условно нынешним, техническим прогрессом, уже пишется и где-то складируется. И в случае происхождения какого-то события мы уже сможем ее посмотреть. Например, обворуют наш офис. Мы можем вернуться к этим записям, отмотать назад и посмотреть, что происходило. Получить какую-то информацию и вычислить…


Люда:  Виновника.

А.И.:  Виновника. Но опять же, предположим.

 Ты задаешь таки вопросы, которые, в общем-то, тебе, может рано еще знать? Ну, предположим… ты же смотришь на меня, ты же камера? Ты же меня сейчас видишь? Ты можешь завтра утром встать и вспомнить о том, что был наш разговор. И вспомнить, как я сидел, в какой я был рубашке. Значит, по большому счету, ты меня записала на какой-то… на какой-то носитель?


Люда:  Виртуальный диск получается.

А.И.:  Хорошо. На виртуальный диск. Не… ну записала же, да? Ты помнишь мой голос, ты помнишь, о чем я говорил. Ты помнишь, наверное, твердо или мягко тебе сиделось. Холодно или тепло нам было. Вспомнишь, если мы замерзнем. Отложится. Ну, значит, мало того, что ты, это все увидела, ты все это еще услышала и почувствовала. И потом, Ты все это куда-то записала и складировала. Мы это только предположим. Но ты, может, сама даже не знаешь, что ты все это дело взяла и в какой-то момент скинула на какой-то большой сервер. И пишешь дальше… каждый день – следующий день, следующий день, следующий. А оно хранится!


Люда:  И у каждого там своя ячейка, и вся информация туда слетает.

А.И.:  Ну… предположим. Почему нет? Я тебе просто привожу реальные примеры. Да, я не знаю, ты скинешь информацию или нет. Но я могу предположить. Кто его знает? Опять же, мы исходим из того, что если не измерено – то это не значит, что Его нет. Да?


Люда:  Ну да.

А.И.:  Да. Потому что,  когда мы разговаривали с директором Института Мозга, мы говорили, если помнишь, про память. И я говорил, что бывают моменты, и он согласился, что бывают моменты, когда человек может вспомнить вещи, которые были очень давно. И про которые он уже не помнит. А иногда под гипнозом, Люда, люди вспоминают вещи, которые были, и вообще очень давно… очень!


Люда:  Не знаю, гипноза нам никто не показал. В городе Петербурге…

А.И.:   Плохо искали…


Люда:  Ну, не знаю, по всем центрам прошли. 

А.И.:  Это мы опять в сторону далеко уходим.

 Ты задаешь вопрос: откуда компьютер может взять данные? Ты сама каждый день сбрасываешь, сбрасываешь, сбрасываешь эти данные… все люди сбрасывают. А там стоит какая-нибудь программа. Мощная. Мы сейчас про фантастику. Она анализирует, кто в полосатых рубашках сидел – в одну сторону, кто в клетчатых – в другую сторону. Потом…


Люда:  Этих расстрелять, да?

А.И.:  Жестко. Но… может быть и так. Ну, я утрирую немножко, Люд.


Люда:  Ну, понятно, что...

А.И.:  Ты меня спрашиваешь, я тебе отвечаю. Верю ли я? Да, в какие-то вещи верю. 


Люда:  Значит предсказывали вам что-то такое, что сбылось? Нет? Были такие случаи?

А.И.:  Нет.


Люда:  Не было. 

 То есть, такого человека, который может... То есть, вот эти все гадалки, получается, они стремятся заменить такой вот компьютер? Как-то просканировать человека и предсказать...

А.И.:  Нет. Они стремятся… они пытаются быть каналом, через который приходит информация с этого компьютера. Мы не знаем этого, Люд.

 Это вопрос опять же в сторону… мы не говорим про, про веру, к сожалению.


Люда:  Вера – это вера.

А.И.:  Вот сейчас на Первом  канале идет сериал про Вангу. Понимаешь, слишком много вещей, которые тоже однозначно нельзя воспринимать – в одну или в другую сторону. Ну, вот существовала же такая женщина - Ванга, да? Вполне вероятно, существуют и другие люди, достаточно сильные или менее сильные в этом деле... 

 Ванга, которая говорила, что я являюсь просто каналом передачи информации. Делайте выводы сами. Мое дело маленькое – вы спрашиваете, я отвечаю. Я вам говорю то, что я вижу. А как оно, сбудется или не сбудется, это не мои проблемы, и я не могу на них повлиять.

 И при этом, как ты знаешь, у Ванги был Гитлер, у Ванги был, не знаю, царь Болгарии, у Ванги были Брежнев. У Ванги было столько людей достаточно прагматичных, и образованных, и высокопоставленных. Я уже не говорю про таких, как мы, полуверующих. Про которых мы просто не слышали, не знаем, потому что не все себя афишировали. И при всех советских коллизиях Ванга была на государственной службе. Потому, что ее не могли ни опровергнуть, и сделать ничего с ней никто не смог. Ее максимум смогли взять на государственную службу. Платили ей заработную плату. И люди, которые к ней приходили, платили просто в кассу государства, а она получала зарплату. За вот эту работу, которая, по большому счету, являлась в общепринятом понятии обычным шарлатанством. Государство вынуждено было признать ее силу и взять ее на работу. Хорошо ли это, плохо, правильно, неправильно? Есть и еще такие случаи. Но это вопрос философский, просто мы часто не задумываемся… 

 Вот тебе один из примеров.


Люда:  Есть еще такое понятие, как слепая вера. 

А.И.:  Слепая вера – это и есть программирование. Во многих вещах. Слепая вера – это программирование. Когда человек перестает думать при принятии решения.

Мы уже говорили об этом.


Люда:  То есть, разум отсутствует.

А.И.:  Разум не то, что бы отсутствует, он как бы запрограммирован на принятие решения в сторону, куда его направили программой. Поэтому, это и получается слепая вера. Это как раз опасная, и очень, очень опасная, и очень негативная штука для человека и общества.


Люда:  Слушайте, а получается, что все равно человек верой прикрывает какие-то свои дырки и какие-то свои недостатки. 

А.И.:  Почему? Нет. Вера, очень нужное, важное явление в жизни человека. Очень важное. 

 Опять же в нашем фольклоре русском, ты знаешь, что говорят? Что если человек верит в победу, то это уже 50 процентов победы. Да? Ну, это я так, своими словами выражаюсь. Так вот… это так. Это абсолютно так. Для того, чтобы жить и развиваться, двигаться вперед, человек должен верить.  Давай еще раз. Что такое вера?


Люда:  Ну… может быть, верить в себя – это хорошо? А верить...

А.И.:  Да не важно, вот что.


Люда:  Ну, не знаю. Верить в то, что ты сделал какую-то гадость, потом сходил в церковь и отмолил свои грехи. 

А.И.:  Нет. Если ты сделал гадость, ты не веришь, ты знаешь, что ты ее сделал. Да? Это другое.


Люда:  Потом, все равно, как-то так это выглядит всегда очень... 

А.И.:  Как?


Люда:  Ну, вот не знаю. Сделал человек, прибил кого-нибудь, пошел.

А.И.:  Вера тут при чем?


Люда:  Ну как… вот человек верит, что он придет в церковь, и ему отпустят его грехи. И эти его грехи абсолютно не наказуемы. И он чист опять перед всеми, у него совесть чиста.

А.И.:  Так, может, так и есть? 

 

Люда:  Ничего себе. 

А.И.:  Ну, я не знаю, а как?


Люда:  И это нормально, да?

А.И.:  Ты опять меня уводишь в другую сторону, Люд. Ты все время пытаешься не разговаривать со мной про веру. Ты пытаешься разговаривать про эмоции. Ты пытаешься говорить про какие-то общечеловеческие эмоции. Если человек сделал гадость, и согрешил, и пошел в церковь, и ему отмолили грехи, то вопрос надо задавать… Я бы задавал с самого начала.

 А что такое грех? Если мы говорим про грех, который написан в Библии, то, извини, они в еврейской Торе написаны немножко одни, а в Новом Завете немножко другие. У буддистов совсем другие. А если взять каких-нибудь там, не знаю, верящих в конфуцианство, которых, между прочим, по количеству людей, в общем-то, соизмеримые цифры с христианами, то это вообще выглядит иначе. Поэтому, что такое грех? Вот вопрос…


Люда:  Ну, и что такое грех? Нарушение заповедей.

А.И.:   Нет, Люда. Человек должен жить по совести. 

 Я не буду тебе говорить, что такое грех, по той простой причине,  что мы живем в православном государстве. И хотя Я имею свое восприятие понятия греха. Но в то же время считаю, что пусть большинство людей воспринимает те заповеди, которые дала Библия. Потому что они такого восприятия, как я, не имеют. Поэтому им нужны ориентиры.

 И если им сказать, что что то не грех, то они тогда пустятся во все тяжкие, натворят какой-нибудь беды. Пусть они к чему-то будут привязаны. Пусть они верят в то, что это грех и этого делать нельзя. Я за это, понимаешь?

  Но, на мой взгляд, грех самый главный – и единственный, может быть, это убийство себе подобных. Да, насильственное убийство. Вот это грех. Этого делать нельзя, и никто нам это дело не разрешает. И это делать вообще, в принципе, непозволительно. Это, я думаю, ничем не отмолить. Ни какой молитвой. Ничем, никто, никогда не отмолит.

 А все остальное, оно очень такое относительное. Все остальное очень относительно. В зависимости, как к этому относиться. Самое главное – не перегибать ни в чем палку. Человеку, на мой взгляд, все можно делать в этой жизни, все попробовать.  Все, что он сможет сделать. Если он только умеет не перегибать палку. И если он не делает гадости другим людям.  Вот и вся идея. Понимаешь?


Люда:  Хорошо. Ну, вот я, например, думаю, что к какой-то вере своей человек должен подходить осознанно. То есть, он сам для себя должен выбрать, верит он в Это или нет и во что он, собственно верит?

А.И.:  Наконец то… Вот сейчас ты задаешь вопрос про третье состояние веры. 

 Про третье состояние, про которое я никак не могу начать тебе рассказывать. Потому что первые два – это начало веры, и мы их уже обсудили. Это формирование человека. И прежде, чем рассказать, как это происходит, я тебе хочу напомнить, как устроен человек, и что, что такое человек,  в моем восприяти, да… без этого никак.

 Меня интересует разумная жизнь. Я не беру пока жизнь в целом, потому что это отдельная формулировка и определение. Например, у нас есть бактерии живые, я не знаю, деревья живые. Клетка живая, по большому счету. Но во главе этой жизни, стоит разумная жизнь. Разумная жизнь, да! Что такое разумная жизнь? Будет трудно так потрогать руками, если у кого-то об этом спросить.  Но, на мой взгляд, разумная жизнь, очень понятное явление – это способность принимать Решения. Принятие решений. Да. И все.  Я уже как-то тебе об этом рассказывал, и много. И буду рассказывать больше, потому что, на мой взгляд, это основа существования всех отношений, которые существуют. Это граница жизни и смерти!

 А поскольку мы, люди, все считаем себя разумными, и общество, которое мы строим, оно разумное, то и понимание разумной жизни имеет основу, в моем понятии это принятие решений. Как отдельными личностями, так и обществом в целом.  Решений не обязательно сознательных. А решений всех, любых. Сознательных, подсознательных.

Любое действие – это да-нет, да-нет, да-нет. Это движение в какую-то сторону. Логическая последовательность принятия решений. В зависимости от огромного количества факторов, которые в этот момент влияют на точку принятия решения.

 И на мой взгляд, одно из важнейших ключевых значений при принятии решений имеют ценности или система ценностей, которая сформирована у человека. И которую с самого рождения человек формирует в себе. Я бы сказал даже немножко не так. Есть материальные ценности и есть духовные ценности. Это даже не мое выражение, это уже общепринятая терминология. Духовные ценности и материальные ценности. Да, а в целом система ценностей. Но если уже придерживаться буквы закона, то я бы сказал, что человек формирует в себе не ценности, а некие богатства. Богатства. Потому что ценность, с точки зрения этимологии языка, русского – это отношение к чему-либо. Потому что мы можем относиться к одному и тому же предмету по-разному. Для кого-то Это может быть ценность, а для кого-то Это может быть, в общем-то, фигня полная. Поэтому наше отношение к явлению, к предмету….


Люда:  К чему угодно?

А.И.:  Да, к чему угодно. Вот это является ценностью, наше отношение. А в принципе сами, сами явления, предметы и все остальное, это, я бы сказал, это некие богатства. Потому что если мы говорим про материальный мир, то это явные богатства. Мы в материальном мире живем и  всю жизнь пытаемся накопить некие материальные…


Люда:  Ну… духовное богатство тоже могут быть. 

А.И.:  Конечно. В материальном мире мы накапливаем материальные богатства. Обрастаем шмотками, машинами, квартирами, дачами. И к этому стремимся. И это и есть те материальные богатства, которые мы накапливаем. Отношение к ним – это наши материальные ценности. Кому-то это ценно, кому-то нет, это все относительно. А для нас это богатство.

 Параллельно с этим, проживая жизнь, вместе с материальным богатством мы накапливаем и духовные богатства в себе. Да. И духовные богатства в себе. Что такое духовные богатства тогда, да? 


Люда:  Хотелось бы…

А.И.:   Да. Что это и как отличить? Возьмем, допустим, компьютер. Он материальное богатство или духовное?


Люда:  Материальное. 

А.И.:  Нет, Люда. Это как… как к нему относиться. 


Люда:  Он может быть источником каких-то там знаний.

А.И.:  Чуть не так. Каждый предмет, в том числе и предметы материального мира могут обладать, на мой взгляд, как материальной ценностью с точки зрения нашего отношения к ним, так и духовной ценностью. В чем разница? Разница очень, очень простая банальная. Если мы в нашем отношении можем применить денежный эквивалент…


Люда:  Да, я поняла, это материальное.

А.И.:  …то все это материальное. Если мы смотрим на картину или на какой-то предмет, на кружечку, на какую-нибудь там красивую,  на компьютер…


Люда:  И не можем определить, сколько она стоит.

А.И.:  Нет, нет. Нам в голову не приходит ее ценность с точки зрения денег. Потому что она нам просто нравится, понимаешь, да? Больше нравится или меньше, вопрос относительный. Главное наше отношение к ней – нравится она нам. Вот это та ценность, которая может сформировать духовное богатство этой кружечки. 

 И неважно, она беленькая, красненькая, с цветочками или вообще это «Черный квадрат» Малевича. Она нравится и денежная цена здесь не важна.

  Если мы смотрим на эту кружечку и думаем, ага, ну, рубля б за три бы я ее купил, за четыре уже не могу, хоть она мне очень нравится. То мы в этот момент определяем ее материальную ценность. Очень легко понять разницу…


Люда:  Что духовного в этом компьютере?

А.И.:   Да много. Это сделал Стив Джобс.


Люда:  И что?

А.И.:  И для меня это уже дорого. Потому что я уважаю человека, который совершил революцию вот в этом компьютерном мире.


Люда:  Вот это вот уже не он. Это уже его не было.

А.И.:  Это не важно. Мое отношение к этому предмету не с точки зрения денег. Вот смотри, я тебе скажу, в чем разница. Сейчас выйдет следующая… следующая железяка, 5S. И я ее, конечно, пойду и куплю. Я же не спрашиваю, сколько она стоит. Я, конечно, поищу ее подешевле, чтобы она была по карману. Но я пойду и куплю. 

 Вот это, мое отношение, духовная ценность. Это мое отношение к творчеству Стива Джобса. К тому его потенциалу, который он влил в этот мир. К моей любви и уважению к этому человеку. Понимаешь? Доверие... 


Люда:  При чем здесь любовь и новая модель телефона?

А.И.:  Потому что это не важно, сколько он стоит.


Люда:  Ну, как?

А.И.:  А вот так.


Люда:  А где же там духовное-то? 

А.И.:  Скажи мне, можно ли за деньги купить доверие? Ты же лично не знаешь, как устроен и работает компьютер. Тебе нравится внешний вид и ты доверяешь компании, котораю его делает или в данном случае это человек, который является авторитетом в данной истории. У тебя могут быть деньги, что бы это купить его или их может не быть, но меньше нравится от этого он тебе не станет? Или меньше доверять компании или человеку от этого ты не будешь. Не так ли?

Это не важно, сколько он стоит.  Духовное в нем, это понимание того, что то, что делал этот человек изначально… изначально мне надо. 


Люда:  Но уже следующий телефон... уже он не делает. Вы, наоборот, должны тогда первый телефон, который ... он сделал, хранить.

А.И.:   Это не важно... Нет, Людочка, нет. Это не важно. Понимаешь, человек бывает так заряжает что либо своей, своей духовностью, а духовность – это, в первую очередь, творчество, творчество Люд ... что вот он умирает, а о нем еще помнят долго-долго-долго. Вот память о нем – это, это духовная, духовная составляющая жизни человека, который жил в материальном мире. А духовная, память о нем – это то, чем мы пользуемся, что мы берем от него ценного. Мы же слушаем песни Высоцкого. Мы же читаем стихи Пушкина, мы же помним, кто такой Ленин. 


Люда:  Но там какой-то смысл идет. А здесь-то нет...

А.И.:  Нам не нравится Гитлер, но мы его помним. И там тоже есть духовная составляющая. Может быть, со знаком «минус», но мощная. Понимаешь. Мы будем очень долго, и наше поколение, и после нашего поколения помнить, кто такой Стив Джобс. И переживать за все взлеты и падения Эппла. Вот в Нокии никто не переживает. Разорилась Нокия, купили ее, переехала на Тайвань, еще чего-то. Мы обсуждаем только стоимость компании. Потому что там не было духовной составляющей, только материальная. Вернее, она была не особо велика…


Люда:  Личность!!

А.И.:  Да, наверное, там не было личности, которая творила. Там были изначально только деньги, материальная составляющая. Это важно. Я не говорю, что это не надо. Это те же материальные ценности, которые мы, живя в этом мире, формируем. Но духовных ценностей там не было. Ну, вернее, они были, конечно.  Там творили дизайнеры. Но, но они были не настолько духовно продвинутые, как, например, в компании Эппл. Компания Эппл еще будет много лет жить. Я уверен. Даже если они обанкротятся, или их обгонят, это не важно. 

 Они все равно много лет будут жить той духовной энергией, которую в них влил Стив Джобс, понимаешь? И мы, хоть его и нет, а мы будем покупать. И целый ряд людей, которые все равно купят. Все телефоны будут скуплены. Вот как только они появятся в России, все будут скуплены. Понимаешь, ничего не изменилось. Вот это... это духовная ценность. Это духовное богатство!


Люда:  Ну, не все, кто покупает что-то там, не все они за духовные ценности. 

А.И.:  Ну, коннечно, у каждого же свое отношение, Люд. Ты же спрашивала мое отношение. Я тебе ответил. Кто-то болеет Стивом Джобсом, кто-то собирает картины. Кто-то балдеет еще над чем-то. У каждого свои…


Люда:  У всех свои... 

А.И.:  Да, у всех свои тараканы, да. Но это, это другая история. 

Так вот, мы отвлекаемся от веры.


Люда:  Да, как человек приходит? 

А.И.:  Мы отвлекаемся от веры. Духовные ценности, на мой взгляд, состоят из трех глобальных вещей: это знания, опыт и традиции. Ну, вот если их взять целиком, а потом порезать на запчасти. Да, они могут где-то смешиваться, но в целом три общих таких понятия формируют наши духовные ценности. Знания, они могут быть на материальных носителях, но в принципе, знания – это то, что у нас в голове, то, что мы знаем… 


Люда:  Ну… прежде всего, да.

А.И.:  Они, конечно, тоже могут иметь материальную составляющую и что-то продается. Но все равно, по большому счету, каждый за свои знания будет биться до последнего. То же самое касается опыта. Ну, и к традициям ты знаешь мое отношение. На мой взгляд, это архиважно. Архиважно для развития и существования любого общества. Как.. как некая духовная составляющая этого общества. Так вот…  вера

 Самая третья, самая последняя, и самая сильная... градация веры, состояние Веры – это тогда, когда она переходит в стадию духовных ценностей. Когда мы начинаем во что-то верить, не потому что мы опираемся на чьи-то слова или какие-то авторитеты. Не потому, что нас запрограммировалиа, и на самом деле это не так. А потому, что мы считаем…


Люда:  Сделали свой выбор какой-то, получается.

А.И.:  Да, решили что… что так нужно жить, и нужно так поступать. И дальше не важно, кто нам что будет говорить. Логично это или не логично, правильно или неправильно. Мы будем поступать именно так, как сформировались  наши духовные ценности, понимаешь? Вот это состояние веры – это уже осмысленное и наиболее важное, на мой взгляд, понимание веры. Оно сродни… в вере есть куча слов, которые эти градации, градации очерчивают, и если мы говорим про последнюю, это, наверное, ближе к слову «верность»

 Понимаешь, да? Не просто вера, а некая верность. Верность – это, если подумать, это некое такое понятие, которое не связано уже с логикой. Если ты дал слово кому-то быть ему верным, или вот ты понял, что это человек, которому ты будешь верен, верен всегда, вне зависимости оттого, кто он и как он, и что с ним будет, то ты это сделал на уровне уже некого такого духовного решения, которое трудно, очень трудно свернуть в другую сторону. Ну… наверное, возможно, в жизни всякие бывают случаи. 

 Но, тем не менее, это вот та духовная ценность, которая формируется у человека. Уже созревшего человека. У человека, который может сказать, что я сформировался, и у меня сформировались вот такие духовные ценности. И теперь я их буду придерживаться. И вот Я в это верю.


Люда:  ... «верность» здесь равно «дружба»? 

А.И.:  Нет, нет, что ты. Дружба и верность – это вообще разные понятия, Люда. Дружба – это, если уж ты хочешь с чем-то сравнить, это, наверное, ближе к любви. Но без секса. Вот так, вот. Да, это совершенно другое понятие.


Люда:  И верности там нет, получается? Или есть?

А.И.:  Верности нет, конечно.


Люда:  В дружбе нет верности?!

А.И.:  Нет, нет, нет. Понимаешь, дружба – это совершенно другое понятие. Я несколько раз рассказывал про любовь. Там, наверное, есть и про дружбу чуть-чуть, я затрагивал. Это другая история. Нет, понимаешь, жизнь…


Люда:  А как же говорят «верные друзья»?

А.И.:  Да ладно, где ты их видела – верных друзей? Я тебя умоляю.


Люда:  У меня есть один.

А.И.:  Нет, Люд. На самом деле, конечно, верные друзья бывают. Но вопрос же не в том, что вы друзья и поэтому верные? Ты можешь быть верным учителю. Можешь быть верным просто какому-то человеку. Вассалы в Японии были верны своему хозяину, это была традиция. И воспитывали, изначально это так, на уровне духовной ценности прививалось с детства, что они должны быть верны своему слову. И верны своему вассалу, которому они присягнули на верность. И это было для них очень важно. Важнее всего остального, понимаешь? Дружба – это несколько другое.


Люда:  Я помню.

А.И.:  Дружба  - это когда снимаются… снимаются барьеры. Она может быть верностью подкреплена со временем, просто как… как человеку. Но, вы можете перестать быть друзьями. Люди, как мне кажется, они могут дружить, а потом могут вообще перестать общаться и разговаривать. Но подсознательно, на уровне ценностей, как отношение к человеку, все равно ты  можешь остаться ему верна. И в случае каких-то трудностей, каких-то проблем прийти к нему, и помочь, и все сделать, как самый близкий ему человек. Да, но дружбы между вами не будет. Да, не будет. Потому что дружба – это другое понятие. Дружба – это, понимаешь, это ближе к пониманию искренности.

 У человека стоит куча защитных программ. Мы же, живя в этом мире, ставим защитные программы. Да. Мы все время пытаемся подстроиться под общество. Мы внутри себя, мы думаем одно, делаем другое, а говорим третье. Да, это все делают так. Очень малый процент людей, которые могут приблизить, то, что они думают, то, что они делают и то, что они говорят, друг к другу. Сблизить эти их понятия.

 В человечестве считается, что это открытые люди, это наиболее… наиболее достойные, открытые люди, с которыми приятно и интересно общаться. Обаятельные люди. Потому что мы на уровне души чувствуем искренность, отсутствие защитных барьеров, понимаешь, когда общаешься с человеком. Так вот, дружба – это когда люди постепенно снимают защитные барьеры и максимально подходят друг к другу на уровне того, что думают, то и говорят.

 Как можно ближе в общении между собой начинают сближать вот эти позиции. Вот тогда они становятся друзьями, когда появляется искренность в отношениях, открытость между отношениями. Когда ты можешь сказать человеку все, что ты думаешь реально. Или все, что у тебя на душе. Вот так появляется дружба.

 Как только появляются… начинают появляться барьеры, вызванные эмоциями, вызванные материальными какими-то разногласиями, еще чем-то, все, дружба расходится. Заканчивается.  В детстве люди почему дружат? Потому что в детстве люди не научились…


Люда:  Открыты они.

А.И.:  Да, они более открыты. Да, чем, чем младше они, тем более открыты, понимаешь. Они искренне верят…


Люда:  Ну, как говорят, завести друзей в сорок лет гораздо сложнее, чем в двадцать.

А.И.:  Конечно. И лично мне четко понятно почему.


Люда:  Их все меньше.

А.И.:  Их все меньше и меньше, да. Потому, что мы обрастаем комплексами. Мы обрастаем защитными барьерами. Мы перестаем общаться искренне. Мы уже не можем говорить, даже самому близкому другу то, что накопилось в душе. Потому что один стал побогаче, другой стал победнее. У одного хорошая жена, у другого скандалистка. Понимаешь?


Люда:  Скажешь что, еще потом против тебя и обернется все.  

А.И.:  Конечно. И получается, что да, мы вроде сели поговорить. Мы общаемся, да. Но…давай только про жену не говорить, про работу не говорить, про это не говорить, про то не говорить. И все… А это уже дополнительные защитные панцири, которые мы выставляем. Где-то лазейку, про что-то мы можем еще найти и поговорить. Но как только эта лазейка тает, все… дружбы нету. Она уходит. Вот дружба в чем, понимаешь?


Люда:  Вы меня огорчили. 

А.И.:  Почему?


Люда:  Я всегда думала, что слово «верность» и «друг» - все-таки должны быть рядом. 

А.И.:  К сожалению, в моем понимании, это не так. «Верность» и «друг» - это разные вещи. Но, опять же, верный друг – это… это нормально. 


Люда:  Нормально.

А.И.:  Да, это нормально. Человек может быть другом. Верным другом. Я тебе пример какой-нибудь приведу. Ну, например, люди бывает живут 20 лет вместе. Муж с женой.  А потом развелись. Ну, кто-то кому-то изменил, развелись, у нее башню заклинило, он ушел к молодой. Например, да. Пожил там. А она его обнесла.  Бросила. Молодая.

Это пример из жизни, просто без фамилий. Я знаю такие примеры. И он,  как побитая собака. Да, вы уже враги. Но, когда ему станет хреново, и ты поймешь, что ему хреново, скажешь: ладно, давай, возвращайся, все, хорош дурить. Мы же с тобой близкие люди, мы столько прожили. Да, вот в этом верность, Люда. Понимаешь? Да, вот в этом верность. У вас уже может не быть искренности или на каком-то этапе она может отойти в сторону. И вообще… про какую дружбу мы говорим? Но верность останется. Вера в этого человека и обязательства перед ним. Вот так…

 

Люда:  Я хотела еще задать вопрос. Немножко опять религии коснуться. В религии, там тоже есть такие, мироточащие иконы, Туринская плащаница, какие-то мощи, исцеляющие. Вот вы в эти чудеса верите?

А.И.:  Верю. 


Люда:  То есть, такое может быть? 

А.И.:  Ну, тебе от этого легче?


Люда:  Да, мне интересно. 

А.И.:   Хорошо. Давай все таки вернемся еще раз к понятию «вера». Я тебе попытаюсь донести, как потрогать это руками. И вообще, для чего это человеку. Почему вот в народе говорят, что есть пятьдесят процентов успеха... Если ты веришь в победу, то пятьдесят процентов победы уже обеспечено. И я в это верю.  Уверен, что это именно так. И это, кстати, касается и плащаницы, и всего остального. Ну, вот по сути. Просто надо понять, что это такое и как работает. 

 Что такое общественные отношения?  Как ты думаешь? Вот наши с тобой отношения какие? Вот два человека – это уже общественные отношения?  А я думаю, что это уже маленькое общество такое появилось, микро общественная группа, скажем, какая-то. Что такое, наши отношения с тобой? Вот как потрогать их руками? 


Люда:  Ну, Александр Иванович, это из вашей оперы. Как вот такие мифические... как это сказать, не материальные вещи можно потрогать руками? Это ваш любимый конек.

А.И.:  Так вот, смотри. Я думаю, что Наши отношения в обществе, вот с тобой например, складываются и держатся на двух принципах всего. Мы с тобой обмениваемся информацией.  Это раз. Что-то ты мне, что-то я тебе, не важно.  Информация. И второе – мы постоянно принимаем между собой какие то обязательства. Все время, наши отношения складываются из принятия взаимных обязательств. Что-то ты мне обещаешь, я принимаю. Что-то я говорю, ты принимаешь.  И так далее. И так всегда.

То есть, мы обмениваемся определенными обязательствами. Или определенными требованиями. А под каждым обязательством стоит какая-то ответственность. 


Люда:  Ну, да.

А.И.:  И неважно, даже дружеские отношения, даже просто отношения, поболтали в курилке и разошлись, это уже могут быть отношения. Они могут быть на уровне просто обмена информацией, это параллельный поток, и они в то же время могут быть на уровне взаимных обязательств. Пусть даже самых маленьких.

 Отношения – это значит, что мы уже определили какие-то обязательства друг перед другом. Понимаешь? Что-то ты мне должна, что-то я тебе должен.

  Общество в целом вот так и строит свои отношения.

  Для чего я тебе все это рассказываю? Для того, чтобы прийти к конечной точке понимания Веры. Вот человек, принимая какие-то решения каждый день, он их не принимает в буквальном смысле спонтанно. 

 Самые хорошие решения принимаются… или не самые хорошие, а правильные, когда у человека есть цель. А у  человека есть всегда цель. Например, наши обязательства с тобой – это цель. Если я тебе чего-то пообещал, условно, мы с тобой договорились, что ты будешь у меня работать главным редактором. Это я беру уже такие, материальные обязательства. Но они могут быть и на уровне: привет, как дела. Или просто информация: никому не нужная. Или я действительно поинтересовался твоим здоровьем, твоими делами. Все равно, Я уже взял на себя какие-то обязательства, потому что я переживаю за это… за тебя по этому поводу.

 Еще раз. Как только мы установили с тобой некие отношения, то у меня сразу возникли перед тобой какие-то обязательства. А обязательства – это уже некая цель, это уже некая задача. Это уже некая вещь, которую я должен соблюдать. А что такое задача? Это так: если я пообещал кому-то что-то делать, я должен это делать. И тут два выхода при принятии решения, да – нет. Или я делаю или не делаю. Или делаю что-то другое. Или выполняю другую задачу. Пообещал паралельно, кому-то совершенно другое. И… я твое не делаю, делаю другое в это время. При принятии решения, я все время двигаюсь в сторону цели, или не двигаюсь в сторону цели. Смотря какое решение. И принимая решения, любые решения, маленькие, большие, подсознательные, ты все время все равно или принимаешь решение в сторону выполнения своих обязательств или в сторону их невыполнения.  Да – нет, да – нет. Понятно пока рассказываю?


Люда:  Это понятно.

А.И.:  Это понятно. Так вот, вера – это, по большому счету, цель, которую ты себе ставишь. Задача, достаточно удаленная во временном, объемном и в пространственном виде на будущее. Вера – это цель. С неким вектором в сторону движения к этой цели. Например, вера в победу. Я для общего понимания взял простой пример, сейчас не важно. Вера может быть разная. К Богу мы тоже вернемся. 

 Я тебе пока алгоритм приведу. Вера в победу!!!  Да… я верою в победу, я искренне верю в победу. Речь идет о том, что когда говорят, что человек должен поверить в победу – это 50 процентов победы. Да?

Он ставит себе какую-то цель уже изначально, в своем компьютере, в своей голове. Он ставит себе цель победить.


Люда:  Одержу победу!

А.И.:  Одержу победу! Я одержу победу! Однозначно, я в это верю, понимаешь?  И Все. 


Люда:  Активизируются все мозговые процессы в организме. Так? 

А.И.:  Не, не. Смотри, дальше вопрос в чем. Вопрос в том, что это только первая часть победы, я тебе рассказал. Вот, цель поставлена. Не важно, победит он, одержит он победу или не одержит, он поставил себе такую цель.

 Да, одержу победу! Я верю в это! И дальше все решения, которые автоматически принимаются: большие, маленькие, сознательные, подсознательные, вся его жизнь с этого момента мощно переключается на вектор, который в сторону…


Люда:  На установленную цель.

А.И.:   На установленную цель. Понимаешь? Он определяет важность этого вектора. Потому что у него есть обязательства перед другими людьми, перед собой, перед еще кем-то. И он верит в победу. Он определяет важность, приоритетность задачи, понимаешь? И дальше все решения, которые он принимает…


Люда:  Направлены туда.

А.И.:  Направлены туда. Мозги его работают, компьютер его работает. Он… он все время думает. Все направлено в сторону этой победы, понимаешь? У него нет шанса сачкануть.

 Приоритетность задачи очень важна. Потому, что тогда ты всех остальных отодвигаешь в сторону при принятии решения. А ты все равно их отодвигаешь, потому что у тебя не хватит ни временного, ни силового эффекта для них. И двигаешься в сторону вектора. Все решения принимаешь по вектору. Этот уже первый, первый шаг к победе, понимаешь?  Дойдешь, не дойдешь, получится, не получится. Но весь твой организм на это работает.


Люда:  Ну да… если так, то она стоит в очереди номером один. 

А.И.:  Номер один. А дальше, очень важная вещь, про которую обязательно нужно сказать в этом разговоре. Есть такое понятие – сила воли, сила воли. При принятии любого решения нужна сила, Люд. Что это такое подробно, это отдельный, длинный и  большой разговор. Так вот. Сила воли. При принятии решения, я уверен, самой основной силой, является сила воли. Хотя их может быть комплекс, и других сил, в зависимости от того, в каком состоянии находится человек. Но это потом. Для начала, для простоты, сила воли нужна. Если, конечно, человек может принять решение, он очень хочет, очень ему надо, и он стремится к победе.

Но если у человека нету силы, понимаешь, силы, Ты же физик, должна знать, Сила – это некая характеристика энергии. И не важно, про какую мы энергию сейчас говорим, про материальную или какую то другую энергии. Сила – это характеристика энергии, которая совершает работу. И таким образом проявляет эту энергию. Сила сама по себе не может существовать. Она обязательно существует при совершении работы. Ну, почитаешь  потом учебник физики. Проверишь меня.

Так вот, на мой взгляд, работа, которую совершает сила воли, это и есть факт принятие решения. И это душевная сила. Я думаю, у человека есть физические силы, а есть душевные силы. Душевные силы. Я не знаю, как их характеризуют где-нибудь в больших учебниках по науке, но душевные силы в любом случае есть, и душевная энергия существует. Душевная энергия. Да. Поэтому сила этой душевной энергии – это именно та, сила воли, которая совершает работу по принятию решения. И если этой силы нет, то значит и энергии в человеке нет, душевной энергии.


Люда:  Энергия…

А.И.:  Еще раз. Человеку при принятии решения для движения к победе нужна сила. Сила, на мой взгляд, формируются у человека…


Люда:  А может просто Вера в себя? Может другое?

А.И.:  Нет… не вера в себя. Нет. Вера в себя – это составляющая веры, да. Но в первую очередь надо понять те вещи, которые могут сформировать нашу душевную энергию. Да, формируют нашу душевную энергию. И одним из очень важных механизмов, на мой взгляд является внутренняя дисциплина. Внутренняя дисциплина. Некий механизм внутренней дисциплины, когда человек заставляет себя принимать какие-то решения в сторону поставленной самим собой цели. Принимает решения.

 Это как и физическая сила, я сейчас условно тебе рассказываю, приблизительно, без формул. Как мне кажется, вот чтобы ты подняла гирю в 16 килограмм, тебе надо… тебе надо пойти покачаться.


Люда:  Мышцы нужно иметь, да.

А.И.:  Да, чем больше ты тренируешь, тем больше мышца растет. То есть, грубо говоря,  мышца это некий канал применения силы. У нас может быть много Энергии, мы можем больше есть, допустим. Больше кушать, да. Например, надо поднять гирю в сто килограмм. Если будем больше есть, будет больше энергии. Но только если мы не вырастим канал силы, канал применения силы, через который пройдет эта энергия… То, как ты ни ешь, больше или меньше, если у тебя мышцы нету, то ни фига гирю ты не подымешь.

 Точно  так же и здесь.  Для того чтобы применить силу к принятию серьезного решения, надо ее тренировать. Надо все время принимать решения. Маленькие, большие, любые решения принимать. Понимаешь? Надо тренировать эту силу, надо эту силу развивать. Надо увеличивать этот канал силы. Самым хорошим способом и самым действенным способом всегда являлась внутренняя дисциплина. Внутренняя дисциплина. Что такое внутренняя дисциплина? Это простая, простая история.  Если ты себе что-то пообещал…


Люда:  Надо сделать.

А.И.:  Надо сделать, да. Это самая простая, но в то же время…


Люда:  Очень сложно.

А.И.:  Самая сложная вещь. 


Люда:  Себе-то можно всегда простить. А… ну ладно…

А.И.:  Да, вот именно. Но от внутренней дисциплины зависит очень много. Твое реальное  состояние. Себя надо делать. 

 Еще раз - Внутренняя дисциплина. Если ты сказал себе или кому нибудь, что ты завтра встанешь в шесть утра – ну, значит, встань. Трудно тебе, не трудно, встань. Если сказал: в девять встану… встань в девять, но встань. И так далее. Если ты сказал, что ты не будешь сладкое есть, попробуй не есть. Или наоборот, если ты решил, что ты обязательно что-то сделаешь хорошее, например, будешь улыбаться целый день, попробуй это сделать. 

 Это решение, это важно. Внутренняя дисциплина. Но для людей часто, которые не формируют в себе силу воли, им она и не надо. Им хватает. Сколько у них есть ее, столько они и тратят. И тогда для них неважны эти рамки, рамки дисциплины. И когда придет необходимость принять хорошее, сильное решение, ответственное решение,  у них не будет сил. Они скажут: за хлебом я могу сходить, такое решение, утром встать и за хлебом сходить, а еще какое-то серьезное решение принять, например, что делать в сложной ситуации, я не знаю. Уж извините, я не могу. Вы думайте без меня, я согласен заранее, да. Вот такие люди. 

  Для того, чтобы принимать серьезные решения, нужны условия, чтобы их тренировать. Тренировка нужна, спортзал нужен для этого. Понимаешь? Так вот, вера… вера ставит цель. Это я тебе говорю о такой серьезной силовой задаче, как «вера в победу». Нужно победить.

  Но часто мы верим во многие вещи. В том числе и в Бога, И эта Вера формирует некие условия, тренажер для принятия решения. Когда ты ставишь себе задачу, ты начинаешь принимать решение, весь организм заряжен на результат. Принимает решение, принимает решение. Он тренируется. Чтобы тогда, когда придет необходимость реально принять какое-то ответственное решение к победе, у него хватало сил принять это решение. Понимаешь? 

Силы нужны. Поэтому Вера тренирует силу, так как все направлено в сторону цели. Принятие решения в сторону цели. Не мимо цели, а в сторону цели. Чем больше ты тренируешься, тем больше у тебя, грубо говоря, растет мышца для принятия решения.


Люда:  Это понятно, да.

А.И.:  Я образно говорю, приблизительно. Поэтому, когда мы слышим, что вера – это 50 процентов победы, это так. Потому что веря во что либо, человек изначально ставит в приоритет себе цель и начинает принимать решения. И начинает принимать решения, формируя, нагнетая в себе силу для принятия ответственного решения в нужный момент. 

  И когда он придет, этот момент, человек примет такое решение. И будет первый, и победит. Это важно. Если человек не будет верить в победу, то ни чего этого не будет. В самый последний момент он примет легкое решение, решение в другую сторону. Скажет: а не фига, пойду-ка я лучше к подружке на ночлег. Зачем мне эта победа, лучше свалюсь в кусты по тихому. 

  И для того, чтобы закончить, у тебя был вопрос про Бога и про монахов.  Так вот, почему люди идут в монахи?


Люда:  Вы говорите, что это уже все... 

А.И.:  Понимаешь, если у человека не будет силы воли, он умрет. Разумная жизнь – это принятие решения. Решение – это работа, работа. Например, взять и кружку передвинуть. Это работа? А если на каком-то этапе не будет силы передвинуть эту кружку. Аналогично, не будет силы принять решение. Не важно какое, самое мало-мальское. Больше или меньше решение. Слабей или трудней. Просто Силы не будет. И не важно сейчас, по каким причинам. Потому что Сила, она тоже тает. 

 Физическая сила, точно так же тает, как и душевная. Она так же тратится. И если не будет силы принять какое-то решение, любое решение какое-нибудь, то человек просто… организм человека остановится, и он умрет. Это смерть. Человеку все равно для разумной жизни нужно... 


Люда:  Принимать решения.

А.И.:  Принимать решения. А для этого нужна сила. Хоть чуть-чуть, хоть какая-нибудь. Так вот, люди, которые идут в монахи, они бессильны. Это самые слабые люди. Люди, которые, как мне кажется, обречены на смерть. Что с ними будет завтра, в какой моменте их мозг перестанет принимать решения, и их организм перестанет принимать решения, они не знают. Их сердце может остановиться в любое время. Может, грипп какой-нибудь прилипнет и нечем буде  бороться с ним. Организм не будет знать, какое решение принять и вирус гриппа его победит. Может быть, глаза не вовремя повернутся в нужную сторону, сил не будет, и он в люк куда-нибудь наступит и провалится. Это не важно. Может быть что угодно. Но конец будет один. Это люди на грани смерти, понимаешь?

  И единственный способ им выжить – им надо где-то взять силы. Я тебе сейчас не буду говорить про некие там, какие-то мистические вещи этого плана, может не мистические, а те, которые, в общем, не подтверждены научными приборами, скажем так. 

 Но даже на самом банальном уровне их, как мне кажется, единственный способ выжить – начать глубоко и искренне верить во что-то. Понимаешь? И в такие моменты в жизни больше не во что верить, нет такого, нет такого предмета... 


Люда:  Более сильного такого, чем...

А.И.:  Более сильного такого, да. Более мощного, чем вера в Бога. Для этого это и существует. Он приходит, ему говорят: дружище, ему внушают, ему дают возможность, дают шанс, Ты должен. У тебя единственный шанс выжить, если ты хочешь выжить. Ты должен стать монахом и искренне поверить в Бога. И в то, что Он тебя спасет. 

 Человек ставит себе задачу, человек ставит себе цель приоритетную перед всеми остальными. Он уходит от мирского. Ему не важно, что он кушает, ему не важно, где живут его родители. Ну, во всяком случае на каком-то этапе, пока ему... Он убирает все лишние задачи и цели. И он начинает верить в Бога. Он начинает молиться, он начинает делать все, что ему говорят и ему становится легче жить. Хотя, возможно, ему это чуждо по природе своей, было чуждо. Ну, например.


Люда:  Ну, да.

А.И.:  Преодолевая себя. Потому что вера заставляет, поставленная цель заставляет его это делать. Она ему дает возможность тренировать свою силу. И мышца его, душевная мышца начинает развиваться. И чем больше он верит, чем, чем сильнее вот эти решения монашеские, тем больше он уходит от мирского в сторону. Тем вероятность, что он выживет больше. Силы к нему вернутся. Конечно, не в том масштабе, в котором они  были у него изначально или должны были бы быть. 

  Но для существования, как человека, как живого человека, разумного человека, достаточно. Человека, ограниченного пространством монастыря. Понимаешь?


Люда:  Ну хорошо.

  Слушайте, а вот мы говорили про эти чудеса христианские – мироточащие иконы и тому подобное. Вы говорите, что верите. Вы же не просто так верите? Вы же человек прагматичный. До всего доходите и исследуете. Если вы в это верите, значит, сталкивались? На вашу жизнь как-то влияли эти атрибуты чудесные, церковные?

А.И.:  Я тебе так скажу. Если совсем просто, то на мой взгляд, это доступ вот к этому компьютеру, про который я тебе только что рассказывал.


Люда:  Это портал?

А.И.:  Да. Это то место, в котором ты можешь спросить, и к тебе может прийти ответ. Может и не прийти, а может прийти. Или может прийти, но по-другому. Что значит – может ответ прийти? К обычному человеку, к тебе например, он не придет так: такой дядька сверху тебе скажет - ага, ща мы там все тебе сделаем раз просишь.

 Понимаешь, наша жизнь – это векторная система. Векторная система принятия решений. Туда – сюда, туда – сюда. Если ты помнишь, буддисты к нам приходили, да? Они верят в карму. И Я упоминаю все время про карму. Карма говорит о чем? О том, что каждое действие имеет последствия. То есть, это вектор. Принимая какое-то решение, мы изначально направляем свою жизнь в какую-то сторону. В следующую точку принятия  решения. 

 И на ту точку так же будут воздействовать наши обязательства в обществе, в зависимости от того, почему мы туда идем, какое решение мы до этого приняли. И все, все остальное. Другие факторы, которые влияют на принятие решения.

  Все общество человеческое, оно Все одновременно принимает решения. Огромное количество векторов. Допустим, секунда, раз, все куда-то дернулись, дернулись, дернулись. Какое-то сближение, какое-то удаление, что то происходит. Какое-то влияние системы, и на систему происходит в разные стороны. 

 Поэтому важно, чтобы человек правильно принял решение. В нужном направлении. Чтобы на него что-то воздействовало таким образом, чтобы он пошел направо, а не налево. Потому, что налево он упадет в обрыв, погибнет. И на мой взгляд, воздействие именно, именно на таком уровне.  Это не чудо.

 В такие места люди ходят чего-то просить, Люд. В основной своей массе, 90 процентов…


Люда:  Так естественно... 

А.И.:  Мощи, иконы, не важно. Люди все время что-то просят. Здоровья, за близких, за родственников. Силы, здоровья, не знаю, чтобы еще что-то произошло хорошее или плохое. Карьеры, денег. Неважно. 

 Так вот, если ты это попросишь таким образом, что это попадет в нужное место, как мне кажется, то и в нужное время некий вектор, твой вектор принятия решения или, может быть, вектор какого-нибудь незнакомого человека, который в это время примет такое решение, которое через миллиарды решений в будущем, через несколько лет или дней, приведут к правильной ситуации, которая будет для тебя удачной или такой, которую ты просила. 

 Понимаешь? Или сложно?

 Поэтому нельзя просить чуда, как мне кажется. Хочу, чтобы завтра ко мне свалился мешок с деньгами на голову. Он не свалится. А вот задать параметры в компьютер, который возможно этот параметр сдвинет в нужную сторону, наверное, можно.

  Вот в это я верю. Хотя, конечно, на кнопки компьютера я пока не нажимал, Люда. Только учусь.


Люда:  А вдруг когда-нибудь случится понажимать? 

А.И.:  Я надеюсь. Я думаю, что они есть. Осталось их потрогать руками.


Люда:  Ну, что, давайте тогда подведем итоги. У вас есть еще, что сказать?  У меня все.

А.И.:  Если у тебя про веру больше вопросов нет... если тебе, хотя бы чуть-чуть стало понятно что есть Вера


Люда:  Понятно.

А.И.:  Хотя бы мое, мое мнение.


Люда:  Мы выяснили, что вера человеку нужна.

А.И.:  Необходима.


Люда:  Необходима. 

А.И.:  Без веры человек умрет, так или иначе. Я в этом уверен. У нас у всех есть вера.


Люда:  Мы выяснили, что слепую веру нужно разрушать. 

А.И.:  Да. Как минимум, ее Надо бояться.


Люда:  Да. Еще, что...

А.И.:  В детстве нужно иметь учителей. В детстве должны быть авторитеты.


Люда:  Да, нужно иметь учителей. Ну, много чего мы выяснили.

А.И.:  Хороших и нужных. 


Люда: И, в принципе, что есть некий портал, в котором собирается вся наша информация. 

А.И.:  Про это пока можешь не писать. 


Люда:  Да, про это мы не будем, но интересно. Нет… я это оставлю отдельным кусочком.

А.И.:  Ну хорошо, оставь отдельным. 

 Мы выяснили о том, что в конечном итоге, вера формирует наши духовные ценности, нашу культуру. Да, и сформировавшийся человек – это человек, в котором принципы веры устоялись. И он им верен


Люда:  Вот на этом можем и закончить.

А.И.:  Ну все. Тогда пока. 





Интересно

Машины и Механизмы
Всего 5 комментариев
Открыть Свернуть Комментировать
Комментарии
  • Олег Кветковский
    10:24   /  26 июня 2014
    развернуть
    Александр Иванович, спасибо за приглашение поспорить. Я только не въехал о чем спор (прочел два раза). Нужна ли человеку вера?  Это вопрос из серии нужны ли человеку почки.  Вера, как и почки, выполняет свою жизненно необходимую функцию.

    Гегель утверждал, что сознание является фундаментальной формой соотнесения человека с конкретным предметом и миром в целом.  По Гегелю в этом соотнесении есть субъектная и объектная составляющие.

    По-видимому, наиболее достоверной гипотезой об устройстве субъектной составляющей является гипотеза о том, что мозг хранит некие образы объектов и образы взаимодействия объектов.  Как именно это устроено науке пока что не известно. Известно лишь то, что имеются внешние проявления этого соотнесения, в частности суждения человека. 

    Кант в книжке "Критика чистого разума" все суждения разделил на три группы: мнения, вера и знания.

    Признание суждения истинным при сознаваемом недостаточном субъективном и объективном основании философ называет мнением. 

    Вера же есть такое признание истинности суждения, которое имеет достаточное основание с субъективной стороны, но осознается как объективно недостаточное.

    Знание включает в себя достаточное как субъективное, так и объективное основание.

    Кант считал веру единственно возможным способом познания априорных идей, которым нельзя обеспечить объективную реальность, таким как высшее благо, бытие Бога, бессмертие души. 

    Субъективное основание признания истинности формируется образованием, ощущениями (твое "потрогать руками"), авторитетами  и еще массой других способов.

    Вера необходима для формирования  образа объекта в тех случаях, когда образ не может быть сформирован исключительно на основании знаний, в силу того, что знаний  о предмете нет, они не достаточны для формирования образа в сознании, или знания есть,  но человеком они не усвоены.  Иначе образ не складывается.

    Так в о чем спор?
    • Александр Новиков
      00:00   /  26 июня 2014
      развернуть
      Олег Семенович... ты приводишь мнения уважаемых людей... это не плохо. Но... ты свое то мнение имеешь??? А то эти чуваки умерли давно. Может у них были и другие идеи. Только теперь не спросишь...
      А с тобой еще можно поговорить.)
      • Олег Кветковский
        04:38   /  26 июня 2014
        развернуть
        Свое мнение?  Так это и есть мое мнение. Я ж не виноват, что у нас мысли с Кантом сходятся.  Канта я цитирую только по той причине, что он формулирует лучше.  

        Когда веришь, то тут у тебя полная свобода считать свое субъективное суждение истинным.  А что делать если знаешь?  
        • Александр Новиков
          00:00   /  26 июня 2014
          развернуть
          Ты, как и многие, не внимательно читал, то, что я тут накропал....))) Надо бы отправить тебя почитать еще раз. Но, из большого к тебе уважение расскажу еще раз..) Коротко!
          Знание и Вера это разные вещи. Если ты что то потрогал руками, убедился в существовании и уложил в картинку своего видения  мироздания, то это Знание. А если тебе кто то сказал, а ты ему Доверяешь!!!!,  и  временно приложил в пазл этой же картинки до того момента, пока не представится случай потрогать руками, то это Вера! Вот и все. Не надо никакого Канта...)

          • Олег Кветковский
            12:16   /  27 июня 2014
            развернуть
            Я тебя тоже уважаю, но как оппонент в споре скажу, что спорить с твоей точкой зрения практически невозможно.  Ты рассуждаешь вне рамок какой-либо научной парадигмы.  И это еще не самое сложное для оппонента.  Ты даешь свои собственные определения каких-то понятий, по которым народ уже договорился, и начинаешь ими оперировать или вообще вводишь понятие, за которым неизвестно что стоит.  Вот тебе простой пример - "потрогать руками".  Что имеется ввиду? Если это понимать в терминах философии как  что-то чувственно воспринятое, данное тебе в ощущениях, то  получается один смысл,  - все вещи даны человеку в ощущениях и, следовательно, все является знанием. Если имеется ввиду нечто совсем иное, то непонятно. 

            То, как ты определяешь понятия веры и знания с точки зрения диалектического материализма являются нонсенсом. 

            По-видимому,  у тебя какая-то собственная  парадигма, своя "наука об истинном, ложном и нейтральном".  С одной стороны, это вызывает уважение, а, с другой, сильно усложняет понимание твоих суждений. 

            Принимай это как должное. Основоположник диалектики Гераклит тоже не был понят современниками. Греки  даже кликуху ему дали - Гераклит Непонятный.  


Рекомендуем

Научные события Петербурга:
Общая теория относительности: искусство познания Общая теория относительности: искусство познания
Образовательное пространство «Итальянская 16» Суббота, 24 августа 2019 года, 19:00–20:30
Вечерняя экскурсия по Пулковской обсерватории Вечерняя экскурсия по Пулковской обсерватории
Пулковское шоссе, д. 65, к. 1 23.08.2019
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK