Игорь
я могу поступать правильно
Если не я, то кто-то другой. Поэтому, лучше я =)
Игорь Зубов
Все записи
текст

Тело версии 2.0

Человек занимается модификацией тела всю жизнь. Когда пират закрепляет крюк вместо руки, откушенной морским чертом, или когда маори вставляет в нос ключицу поверженного врага, эти перемены призваны улучшить жизнь хозяина. Первому всяко лучше с крюком, чем с культей, к тому же выглядит устрашающе. Второму… ой, с маори лучше вообще не связываться. И пускай оба образа уже канули в лету, идея сделать себя лучше, внушительнее, успешнее остальных с помощью физиологических изменений переживает хорошие времена и даже успела обзавестись собственным термином. Знакомьтесь, биохакинг.
Тело версии 2.0
Не все то хакинг, что так называется 
Биохакинг объединяет множество направлений, которые сильно отличаются друг от друга. Одни предлагают правильно питаться, лучше спать, заниматься спортом – конечно, в индивидуальном порядке, но это все тот же ЗОЖ, только под новым модным названием, которое проще продавать. Другие проводят опыты на себе любимом, как директор компании Ascendance Biomedical Аарон Трейвик: он вколол себе непроверенный препарат от герпеса прямо на конференции по биохакингу в Остине в феврале 2018 года. Он это пережил – правда, в мае 2018-го его нашли утонувшим в бассейне. Третьи уже меньше ориентируются на прибыль – так называемые последователи DIY-biology (do-it-yourself), условно гаражной биолаборатории. Правда, «гараж» здесь – скорее метафора, чем настоящий гараж, как у Возняка и Джобса. У биологов-энтузиастов есть вполне «взрослое» оборудование и хорошие условия, а не «очумелые ручки». Такие люди проводят опыты, разбирают лабораторные устройства и изучают исходные коды их программного обеспечения, чтобы понять, как они работают и можно ли их улучшить. Они установили для себя одно главное ограничение: с патогенами работать нельзя. Если вы связались с патогенами, то вы уже не DIY-biologist, а DIY-terrorist, как сказала на лекции TED Элен Йоргенсен, основатель лаборатории в Бруклине. И, наконец, самые странные и самые безумные из всех биохакеров – гриндеры: люди, которые вживляют себе чипы, сенсоры, датчики, магниты и даже компасы. Они готовы заменить хрупкие биологические детали организма на вечные и более продвинутые – кибернетические. 
Фото: Kristen V. Brown, www.gizmodo.com.au
Инженеры человеческого тела 
Чаще всего люди нуждаются в протезировании, когда теряют часть тела из-за несчастного случая или вследствие врожденного порока. Например, паралимпиец Оскар Писториус, который бегал с протезами обеих ног, и еще сотни людей с протезами рук и кистей. Вряд ли это был их добровольный выбор – отказаться от родных рук и ног в пользу искусственных. Однако… Оскар бегал быстрее человека с обычными ногами, а бионическая рука имеет хватку в разы сильнее человеческой и к тому же не чувствительна к температурам, пока условия эксплуатации соответствуют правилам. Конечно, биохакеры не ампутируют себе конечности – пока они довольствуются относительно простыми модификациями. 
Можно вживить себе в руку RFID-датчик (Radio Frequency IDentification), чтобы запрограммировать его под разную мелочь, например, ключ от домофона. Так поступил Мяу-Лудо Диско Гамма Мяу-Мау из Австралии – он вживил себе в руку проездной и больше не боится, что его украдут. Маленький датчик от North Sense позволит вам безошибочно ориентироваться – вживленный в грудь, он вибрирует, когда вы поворачиваетесь на север. Еще одно популярное направление – биомагниты. Под кожу на пальцах вживляют небольшие магниты, с помощью которых можно почувствовать магнитное поле: имплант начнет вибрировать, взаимодействовать с девайсами, прошедшими специальную модификацию с добавлением магниточувствительных органов управления. Или можно просто держать гвозди во время ремонта. Многие об этом только и мечтают. 
Мяу-Лудо Диско Гамма Мяу-Мау, www.psm7.com
Но это все игра по-мелкому. Более серьезные исследования, например, в компании Second Sight, позволяют частично восстановить зрение слепого человека. Пока это довольно громоздкая система из искусственной сетчатки и внешней камеры, установленной на очках, но, тем не менее, прогресс значительный. А канадский режиссер Роб Спенс вообще имплантировал себе камеру вместо потерянного в перестрелке глаза. Правда, у имплантатов есть один минус: взаимодействие с мозгом или отсутствует вовсе, или очень ограничено. Именно с мозгом связаны трудности, которые перешагнуть пока не удается. 
Все проблемы только в голове 
Человеческий мозг – вершина эволюции. Он настолько сложен и многофункционален, что существует теория, которой придерживается, например, психофизиолог Александр Каплан: эволюционировать человеку больше некуда, процесс эволюции подразумевает изменения под условия окружающей среды, а мы уже давно меняем среду под себя. Некоторые нюансы функционирования мозга до сих пор не ясны: одни люди переносят сквозное проникновение балки через череп, как американский строитель Финеас Гейдж в 1848 году, а другие получают афазию, то есть нарушение уже сформировавшейся речи, при неудачном падении, и восстановиться не удается. Мы можем заменить практически любую часть организма – сердце, печень, легкие, конечности, даже глаза. Но мозг – нет. Это та самая единица, на которой декомпозиция останавливается. Получается, человек – система из мозга и обслуживающих его компонентов-органов? Если так, то мы неизбежно столкнемся с киборгами, самыми настоящими полулюдьми-полумашинами. И пока к такой встрече человечество определенно не готово. В 2016 году на одной из лекций «Открытого университета» поднимался вопрос об искусственном теле. Выводы сделали следующие: технически мы в шаге от полностью механического тела, но две проблемы остаются нерешенными – самоидентификация кибернетического существа и его интеграция в классический человеческий социум. 
Первый контакт 
В популярной культуре вопросу превращения человека в робота уделено чуть меньше внимания, чем превращению робота в человека. Компьютерная игра «Deus Ex: Human Revolution», манга «Призрак в доспехах», комикс «Трансметрополитен», фильм «Робокоп», отчасти цикл произведений «Песни Гипериона» Дэна Симонса касаются этого, однако везде киборгам приходится бороться за место в обществе. Очевидно, на киборгов не распространяются три закона робототехники Айзека Азимова, а значит, на них косо смотрят, для них существуют специальные правила, на них объявляют охоту. И вообще у существа, которое лучше человека, жизнь складывается так себе. Но возможно, у киборгов будет небольшое преимущество – они начнут появляться постепенно, и общество сможет адаптироваться под тех, кто быстрее, сильнее и точнее выполняет ту или иную работу. 
В итоге мы можем получить два человечества – классическое органическое и современное кибернетическое. Вот тут и возникает главный вопрос: если классический человек настолько совершенен, что изменяет среду под себя и фактически избегает эволюции, являются ли действия гриндеров и вероятное появление киборгов компенсацией той самой эволюции? Ведь они изменяют само тело, которое будет лучше приспособлено для жизни в новой технологической среде, где отрыв человека от природы увеличивается с каждым десятилетием. Когда это произойдет, понятие «человек» придется пересмотреть.

1  /  3
Магнитная рука. Фото: David Vintiner, www.wired.co.uk
Камера вместо глаза. Фото: David Vintiner, www.wired.co.uk
Фото: ARIEL ZAMBELICH, www.wired.com

High-Tech

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Научные события Петербурга:
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK