Костя
я могу рассказать о настоящем в прошлом
Человек нужен миру, чтобы тот его познавал
Костя Котельников
Все записи
текст

Неприступная красота

От умения строить и осаждать крепости в XVI–XVIII веках зависел исход войны – судьбы народов решались именно у крепостных стен. Осады оставались сложнейшим делом, пока не взошла звезда маркиза де Вобана – инженера, который великолепно умел и возводить, и покорять бастионные крепости.
Неприступная красота
Осада Остенде: «долгий карнавал смерти» 
5 ИЮЛЯ 1601 ГОДА испанские войска осадили портовую крепость Остенде на берегу Северного моря (в нынешней Бельгии). Защищал ее трехтысячный голландский гарнизон (восставшие голландцы воевали против владычества Испании уже 33 года). Казалось бы, мощная артиллерия, имеющаяся в армиях Европы больше века, должна была сделать осады недолгими. Но фортификация (наука о военных укреплениях) тоже не стояла на месте, и, несмотря на отличную артиллерию испанцев, Остенде продержалась в блокаде три года. Только за первые шесть месяцев осаждающие выпустили по ней 160 тыс. ядер. Много раз шли они на массированные штурмы, в некоторых участвовало до 10 тыс. человек. Трехлетняя осада стоила обеим сторонам по меньшей мере 78 тыс. убитых и раненых – цифра для того времени катастрофическая. 
Осада Остенде (1601-1604), Питер Снайерс
За Остенде наблюдала вся Европа. Осада, которую испанский командующий Амброзио Спинола назвал «долгим карнавалом смерти», потребовала не только огромных человеческих и денежных ресурсов, но и инженерных усилий. Пока испанцы ломали одно укрепление, противники возводили позади него новое. Приглашенные военные инженеры из Италии ломали головы, придумывая способы разрушить крепость. В конце концов им это удалось лишь монотонной бомбежкой из десятков орудий. Медленно, но верно испанцы продвигались, рыли подкопы, устраивали взрывы, бомбили голландцев, и в конце концов в сентябре 1604 года те сдали крепость, вернее, оставшиеся от нее развалины. Голландцы вышли из Остенде непобежденными на условиях почетной капитуляции – со знаменами в руках и пулями во рту. 

Почему осада Остенде продлилась так долго? Была ли это какая-то особенно мощная крепость? Нет. Были крепости и помощнее. Интересна же она тем, что отлично демонстрирует успехи инженерии, которые отразились на ведении войн. Даже при постоянных артобстрелах 3 тыс. голландцев могли держаться против 20 тыс. испанцев (которые, кстати, считались лучшими воинами Европы в то время). И все благодаря… артиллерии, за сто лет совершившей колоссальный скачок и заставившей инженеров «подсуетиться» – ведь отныне крепости Средних веков не годились для войны. Главные их элементы – высокие стены и башни – легко разрушались пушечным огнем. А так называемые бастионные крепости (какой была Остенде и какими обзавелись многие города Европы) – это уже сложный комплекс сооружений и крепкий орешек для врагов.

Крепости-звезды 
Бастионные крепости от средневековых отличаются кардинально. На протяжении XVI–XVII веков инженеры разных стран (прежде всего итальянцы и немцы) придумывали новые элементы укреплений, пытаясь решить проблему уязвимости стен после появления пушек. Эти нововведения накапливались, какие-то из них прижились и сложились в крепость бастионного типа. Такие крепости не стремятся ввысь, как средневековые, а, напротив, жмутся к земле. Их сила не только в толстых стенах, в основном – в орудиях и стрелках. Очертания таких крепостей нацелены на выполнение важнейшей задачи – возможности вести перекрестный огонь из пушек и ружей во все стороны. 
Средневековая крепость Фужер, www.chateau-fougeres.fr/en
Посмотрим, как устроена бастионная крепость. Основной ее элемент – выдающийся вперед бастион (от итал. bastionato – выступающая постройка) – изобретен и распространен итальянцами в XV–XVI веках. Эти пятиугольные укрепления «поддерживали» стены, ведя орудийный огонь по атакующему неприятелю. Размеры бастионов постоянно увеличивали. Вообще, стремясь правильно устроить пушечную оборону, инженеры все время усложняли фортификацию. В отличие от башен, бастионы позволяли разместить больше орудий и стрелков и были не столь уязвимы для артиллерии врага.

Каземат (от исп. casa armata – дом для оружия) – помещения внутри бастионов или других укреплений, где располагались орудия. Стрельба велась через амбразуры.
Апроши (от фр. approche – приближение) – земляные подступы и траншеи, которые устраивались осаждающими и вели к крепости.

ТАКАЯ КОМПОНОВКА УКРЕПЛЕНИЙ позволяла вести огонь во все стороны и избегать «мертвых зон» – участков, которые не простреливались. Одни элементы обороны поддерживали другие: бастионы – друг друга, куртины и равелины; равелины – бастионы и куртину, а все вместе они защищали «прикрытый путь», на котором солдаты противостояли атакующим крепость пехотинцам. 

Еще один элемент бастионных крепостей – гласис: гладкая наклонная земляная насыпь, имеющая две важные тактические особенности. Во-первых, находящихся на гласисе врагов было очень удобно атаковать с высоты крепостных стен. Во-вторых, враги не могли навести свои орудия прямо на бастионы и куртины – их дула «смотрели» вверх. Приходилось под огнем из крепости вести земляные работы или достигать вершины гласиса (это называлось «венчанием гребня гласиса»), чтобы начать огонь прямо по крепостным укреплениям и проделать в стене брешь. 

Типичная оборонная основа (куртины, бастионы, равелины, рвы, прикрытый путь и гласис) могла дополняться: полубастионами, траверсами (земляные валы), кавальерами (площадками на бастионах) и другими земляными и каменными сооружениями. Все зависело от знаний и планов инженера и количества денег. Чем больше можно разместить орудий и надежнее защитить солдат, тем лучше. И если таких линий укреплений было несколько, то крепость становилась практически неприступной. Во всяком случае, желающих ее штурмовать находилось немного. 
Строительство апрошей. www.imha.ru
ИМЕННО БЛАГОДАРЯ такой фортификации массовые штурмы в XVII веке стали довольно редким явлением. Бастионный тип крепостей быстро распространился по Европе. Храбрый, обеспеченный боеприпасами гарнизон, имея две-три сотни орудий, мог обороняться месяцами даже против гораздо более многочисленной армии. Успешной могла быть только долгая осада, планомерная и правильно организованная инженерами. В то время крепость практически нельзя было обойти – гарнизон мог выйти, нанести удар в тыл или отрезать врагу пути снабжения. Обычно после захвата крупной крепости война прекращалась – например, после взятия Остенде испанцы и голландцы заключили перемирие. Так что умение захватить такую крепость стало важнейшим навыком. Неслучайно Петр I, создавая русскую армию по образцу европейских, начал со строительства крепостей и введения инженерных школ. Он видел, что осады – важнейшая часть войн. 
Эпоха Вобана 
К АТАКЕ БАСТИОННЫХ КРЕПОСТЕЙ вроде Остенде нужен был особый подход, и наиболее значимые прорывы в этой науке сделал французский военный инженер Себастьен Ле Претр де Вобан (1633–1707), маркиз, маршал Франции и королевский генерал-директор фортификаций. Исаак Ньютон называл Вобана «гением механики». Его время заслуженно зовется эпохой Вобана – именно он стал тогда законодателем фортификации. 
Французский военный инженер Себастьен Ле Претр де Вобан
Вобан происходил из семьи небогатых дворян и пробивал себе дорогу талантом. В 1651 году он вступил в армию мятежника принца Луи де Конде (родственника короля, начавшего междоусобную борьбу за власть). Уже там Вобан отличился при строительстве укреплений. На это обратили внимание королевские военачальники. Поэтому, попав в плен в 1653 году, он тут же получил приглашение на службу «королю-солнцу» Людовику XIV. Вобан согласился – предложение открывало немалые карьерные перспективы. Вскоре он уже участвовал в осадах крепостей Конде в статусе королевского инженера. 
Вобан всегда помнил о простых солдатах и, по возможности, заботился о них. Это проявилось в его методике, которую он выработал с учетом многих лет военного опыта. К примеру, Вобан говорил: «Пот бережет кровь». Или еще: «Больше пороху – меньше крови». Он считал: лучше сберечь горстку своих солдат, чем уничтожить толпы вражеских. И полагал, что осаждать медленно, но верно, – лучше лобовых атак. В течение своей 50-летней карьеры Вобан руководил 48 осадами, и все они закончились победой. Его «постепенная атака» перевернула военное искусство, гарантируя успех осады при минимальных потерях. Вобан систематизировал все, что было изобретено до него, синтезировал и усовершенствовал. 

Во-первых, он понял, что осаждающие должны не направлять разрушительный огонь артиллерии на крепостные укрепления вообще, а сосредотачивать его на вражеской артиллерии. Подавив ее, можно беспрепятственно продвинуться вперед. Во-вторых, планомерные земляные работы обеспечивали безопасное продвижение артиллерии и пехоты. Вся тактика «постепенной атаки» строилась на этих принципах и состояла из нескольких основных задач. 
1. Блокировать крепость – отрезать ее от внешних поставок и пополнений. Для этого строился и обносился рвом частокол вокруг крепости.
2. Выкопать первую параллель – траншею, опоясывающую фронт крепости и почти недоступную для вражеской артиллерии. С этой позиции можно было начать первые обстрелы и обеспечить дальнейшие земляные работы.
3. Построить зигзагообразные апроши в направлении крепости. Зигзаги не позволяли врагу, забравшемуся в траншею, простреливать ее продольно, по всей длине.
4. Затем построить вторую параллель, и на ней скрытно устроить батареи, подавляю¬щие огонь крепостной артиллерии. Только после этого можно было приступать к следую¬щему шагу.
5. После того как огонь артиллерии крепости ослабевал или устранялся, строились новые апроши и третья параллель. На ней устанавливалась так называемая брешь-батарея, назначение которой понятно из названия: мощные орудия должны были проделать брешь в стене крепости. На это могло уйти несколько тысяч снарядов.
6. Когда брешь была готова, крепости предлагали сдаться и часто договаривались о мягких условиях сдачи. Если же осажденные хотели и могли, они пытались заделать пролом, укрепить его и отбить атаки. Но шансов у них почти не оставалось. 
Неф-Бризах, 1697 г. 
ВОБАН ПРЕДПОЧИТАЛ не штурмовать гласис, простреливаемый из крепости, а строить под ним тоннель, по которому атакующие могли добраться до дна рва, расположенного между стеной и гласисом. Затем по дну можно было пройти к бреши и проникнуть в крепость. По стандарту Вобана, крепость с пятью бастионами могла держаться не более пяти недель, за это время осаждающие должны были успеть все закончить. Больше бастионов – дольше осада. Но рано или поздно сдается любая крепость. Даже если не получается сделать пролом артиллерией, можно устроить подкоп и взрыв под стенами. Как бы ни были храбры защитники, осаждающие по методу Вобана просто не могли проиграть – точно так же, как не может спектакль, сыгранный дважды по одному сценарию, по-разному завершиться. Систему «постепенной атаки» применяли до Первой мировой войны, пока технические новшества не изменили ведение боя радикальным образом. 
Крепость Буртанж
Отличная иллюстрация того, как метод Вобана изменил осадные войны, – осада все той же Остенде, но уже в августе 1745 года. На сей раз инженеры, вооруженные вобановской тактикой, решили задачу гораздо быстрее. Осаждали французы, а оборонялись голландцы, австрийцы и англичане. Осаждающие вырыли последовательно три параллели, апроши, установили все необходимые батареи, подавили огонь противника и захватили прикрытый путь. Сопротивляться дальше было бессмысленно. Так как все было сделано правильно, то осада длилась не три года, а всего три недели (хотя крепость все так же снабжалась по морю). 24 августа защитники Остенде капитулировали, и результат осады определил исход кампании – вся Фландрия покорилась Франции.
О ВОБАНЕ ГОВОРИЛИ: «Город, осаждаемый Вобаном, – побежденный город». Но говорили и другое: «Город, обороняемый Вобаном, – непобедимый город». С тех пор как Вобан стал в 1678 году главным комиссаром по фортификациям, он перестроил около 300 и заново построил 33 крепости (9 из них – города), сформировав на границах «железный пояс» Вобана. Сегодня 12 его крепостей признаны ЮНЕСКО объектами Всемирного наследия. 
Вобан предпочитал строить сравнительно низкие стены, крупные бастионы и равелины (так можно поставить больше орудий), дополнять их полубастионами и теналями, строить кавальеры (дополнительные площадки на бастионах) и делать оборону «эшелонированной» – состоящей из двух-трех линий. Если взята первая линия обороны, укрепившиеся воины второй линии могут отбить первую или хотя бы продолжить сражаться. Все вымерялось до метра. Например, Вобан считал идеальным расстояние между бастионами в 350 м – так они могли поддерживать друг друга ружейным огнем (эффективная дальность мушкетных выстрелов тогда составляла до 200 м). Построенные Вобаном крепости с их огромной огневой мощью было немыслимо атаковать с ходу, и враг был вынужден приступать к длительной, очень дорогой и сложной осаде. 
Осада бастионной крепости XVII в. www. art-historia.blogspot.com
ТЕХНОЛОГИИ ВОБАНА быстро стали ядром инженерной мысли и классикой искусства фортификации. И даже Петропавловскую крепость в Санкт-Петербурге (изначально – Санкт-Петербургскую крепость, тогда главную в России) строили по проекту ученика Вобана, французского инженера на русской службе Жозефа Ламбера. 
Кроме искусства осады и укрепления крепостей, маршал Вобан предложил и другие нововведения. Он изобрел штык-нож (до этого использовались багинеты, вставляющиеся прямо в ствол и не позволяющие вести стрельбу). Кроме того, Вобана занимали социальные и политические вопросы. Он задумывался о решении проблемы голода путем массового выращивания свиней, отстаивал идею налогового равенства всех подданных короля (за что попал в немилость в конце жизни), предлагал единую европейскую валюту. Но, в отличие от военных, эти проекты Вобана не были востребованы его временем, в котором война все еще оставалась главным двигателем научного прогресса.

Драйв

Машины и Механизмы
Всего 0 комментариев
Комментарии

Рекомендуем

Актуальное
Петросити
Поэма здоровья
Биосфера
Бесконтактная примерка обуви
OK OK OK OK OK OK OK