Злата
я могу писать хорошие тексты, шить лоскутные одеяла, вы
И во сне и наяву с наслаждением живу! (Ирина Одоевцева)
Злата Линник
Все записи
текст

Обещал, значит

Много людей бесследно исчезает в промежутке между обещанием и его исполнением (интернетовская мудрость)

– Как, уже справился? И за продуктами сходил, и в аптеку, и вещи из химчистки забрал? Не может быть!
Тем не менее, факт оставался фактом: в сумке, которую я торжественно поставил перед бабушкой, было все, о чем мне говорилось час назад.
– Но как? Хотя, если ты предпочитаешь сохранить это в секрете…
– Никакого секрета. Время дискретно, это известно каждому школьнику. Одним из разрывов пространственно-временного континуума я и воспользовался, чтобы выполнить все поручения и вернуться в тот момент времени, когда…
Разумеется, бабушка моим объяснениям не поверила, хоть и старательно притворялась восхищенной. Должно быть, решила, что все или почти все я сделал раньше, а потом разыграл этот спектакль, чтобы произвести на нее впечатление.
Тогда я и сам не понял, как это у меня получилось. Вроде бы даже особенно не спешил. А когда вернулся домой, выяснилось, что уложился за двадцать минут. В другое время их едва бы хватило, чтобы дойти до универсама и обратно. Про дискретность времени тоже вырвалось как-то непроизвольно. Может быть, потому, что накануне прочел об этом длинную статью на каком-то сайте. Или потому, что отец снова ворчал, что я чересчур медлительный…

Но сейчас, много лет спустя, передо мной стояла задача куда сложнее. Вика Королева, которую вся мужская часть курса называла не иначе как Королева Виктория, пожелала зеркало Клеопатры. Причем ко дню рождения, а конкретно – к завтрашнему вечеру. За язык меня никто не тянул: сам, добровольно заявил, что к нужному часу доставлю ей это самое зеркало лично в собственные руки.
До часа «ч» времени оставалось катастрофически мало. Информация, которой со мной щедро поделилась Всемирная Сеть, оказалась крайне неутешительной. Бронзовые зеркала, якобы принадлежавшие Клеопатре, входили в экспозицию разных музеев мира. А следовательно, находились вне зоны доступа. Еще одно обнаружилось на сайте антикварного интернет-магазина, но сумма с кучей нулей не добавляла оптимизма.

Самым простым было бы свести дело к шутке и прийти на день рождения с букетом роз и подходящим по тематике сувениром. Но, с другой стороны, в детстве у меня получилось совершить почти невозможное. Почему бы чуду не произойти еще раз?
С чего я тогда начал? Ах, да: решил собрать внутреннюю энергию и уселся в позе лотоса на дедушкином письменном столе. Почему бы не устроить мозговой штурм в уже опробованном месте силы. Хуже от этого все равно не будет.
Старинная мебель жалобно закряхтела под моим весом: еще бы, сейчас я намного крупнее того пятиклассника, которому так хотелось удивить и порадовать бабушку. Поза лотоса тоже получилась не ахти какая, но сейчас это не самое важное. Закрыть глаза, сосредоточиться…
Просидев несколько минут и решив, что из этой затеи ничего не получилось, я открыл глаза и тут же в испуге снова зажмурился. Вместо комнаты, которая по традиции называлась дедушкиным кабинетом, вокруг меня роилось, перетекало, пульсировало нечто, больше всего похожее на огромный конструктор, пребывающий в постоянном движении. Вселенная распадалась на множество пикселов, собираясь в самые невероятные конструкции, чтобы через секунду снова превратиться в мешанину разноцветных точек. Несколько раз я закрывал и снова открывал глаза, тряс головой, но всякий раз наблюдал ту же самую картину. Оставаясь в позе лотоса, я будто висел в воздухе, с изумлением наблюдая за происходящим.
Как вскоре выяснилось, кроме меня здесь находились и другие люди. Кто-то бродил в осыпающемся лабиринте, запутываясь все больше, кто-то целеустремленно карабкался вверх, кто-то, наоборот, демонстративно бездельничал.
Из мельтешащих точек выглянуло знакомое лицо. Парень Лариски с пятого этажа, несколько раз я сталкивался с ним на лестнице. Как раз недавно соседка громким шепотом рассказывала маме, что тот наобещал ее дочке «молочные реки и кисельные берега», а потом бесследно исчез. Вот он, оказывается, где!
– Обещал – не значит женился, – будто услышав мои мысли, заявил юный софист и снова растворился в цветном хаосе.
Понятно: сюда попадают все, кто дал слово и не смог его выполнить. Или не захотел. Или струсил. Вроде страны невыученных уроков, только для взрослых.
Значит, если следовать логике, тот замученный индивидуум, который при мне уже в который раз вкатывает на гору здоровенный булыжник, тоже что-то кому-то наобещал? Как и типы в деловых костюмах, сидящие по горло в трясине. Плюх! Один уже утонул: не иначе, накопилась критическая масса невыполненных обещаний. 
  
Внезапно я ощутил, что все вокруг начинает медленно вращаться, будто в гигантском миксере. Неподалеку от меня возник бурлящий водоворот, к которому против своей воли стремились все обитатели этого странного мира. Затем неведомая сила потащила и меня – сперва по кругу, а затем по медленно сужающейся спирали. Вряд ли это могло означать что-то хорошее.
– Подождите! – изо всех сил крикнул я, сам толком не понимая, к кому обращаюсь. – Я хочу исполнить обещание. Слышите, хочу! За этим я сюда и пришел. Честное слово!
Прямо передо мной из пикселов сложился монитор с клавиатурой вроде тех, что стоят в торговых центрах. На экране возникла надпись: «Задать вопрос администрации». Ни капельки не удивившись, я набрал в нужном окошке: «Требуется зеркало Клеопатры, подлинник, срочно». Тут же появилось всплывающее окно: «Ваша заявка принята», и монитор исчез во вспышке ослепительно яркого света.

…Жара, ветер, который вместо прохлады несет с собой тучи мелкого песка, он забивается всюду, куда только можно, и скрипит на зубах. Какого черта я решился на эту проклятую экспедицию? Если не удастся докопаться до развалин дворца, я буду окончательно разорен. Последние остатки семейного состояния пойдут с молотка…
Стоп! Это не мои мысли! И вообще, куда меня занесло?
Первое, что я заметил, в ужасе открыв глаза, была огромная яма, вырытая в толще песка. На дне ее копошилось множество дочерна загорелых людей, одетых в какие-то лохмотья. Понятно: археологические раскопки. А я здесь каким боком?
Подо мной обнаружился хлипкий деревянный стульчик, над головой – полотняный навес. Ноги, обутые в тяжелые армейские ботинки, и выгоревшие брюки цвета хаки были, без сомнения, моими. Как и незнакомые руки с тонкими аристократическими пальцами. А что у меня на голове? Ну и ну, колониальный пробковый шлем. С этим более или менее ясно: я нахожусь в чужом теле в непонятно какой эпохе. Хотя почему непонятно какой? Рядом со мной на походном столе газета «Дейли Экспресс» от 12 апреля 1906 года. Все написанное там я понимал до последнего слова, будто английский был моим родным языком, но это меня уже не удивляло.
– Господин, скорее сюда, мы нашли его! – закричал кто-то, немилосердно коверкая слова.
Я вскочил и в два прыжка оказался внизу. Точнее, это сделали мы вдвоем с хозяином тела. Его нетерпение смутно ощущалось как фоновая музыка.
Внизу оказалось, что раскоп гораздо крупнее, чем выглядел сверху. Я поспешил в том направлении, куда указывал один из участников работ, от нетерпения едва не приплясывая на месте. То, что там оказалось, и в самом деле было достойно внимания. Из песка торчали обломанные куски стен, сплошь покрытые росписью. Древнеегипетской – чтобы это понять, не надо являться особенным знатоком. Все присутствующие продолжали усердно очищать развалины от песка. Вот появились резная каменная скамья, горлышко большого глиняного кувшина, голова статуи…
Я и сам не заметил, как, поддавшись всеобщему энтузиазму, опустился на колени и принялся прямо руками разгребать песок. Кто-то услужливо подал мне лопаточку. Работать стало удобнее. Находки не заставили себя ждать: осколок глиняного блюда, сердоликовая бусина, еще одна… А это что? Предмет, который я держал в руках, был ничем иным, как бронзовым зеркалом с ручкой в виде переплетенных между собой стеблей тростника. То самое, о котором я недавно читал: найденное одним из «неофициальных археологов», оно буквально сразу же бесследно исчезло из лагеря.
Внезапно голова у меня закружилась, перед глазами все поплыло как от высокой температуры или лишней стопки дешевого коньяка. Похоже, времени остается совсем мало. Еще секунда-другая, и меня попросят отсюда. Нужно успеть каким-то образом переправить зеркало себе настоящему, до появления которого на свет больше столетия.
Без паники, способ должен существовать, незачем лишний раз изобретать велосипед… Хотя, почему велосипед? Дилижанс! Точно: межконтинентальное транспортное бюро «Дилижанс-экспресс», которое благополучно работает и в начале двадцать первого века. Принцип работы у них очень подходящий к случаю: «Доставим все, что нужно, когда требуется».
Выбравшись из раскопа, я направился в свой походный кабинет: ноги сами нашли туда дорогу. Обставлен достаточно комфортабельно, даже по современным меркам. Завернув зеркало в кусок ткани и несколько слоев бумаги, я написал свой адрес и записку, где просил доставить посылку к 18 июня 2016 года.
– Будут какие-то указания, сэр?
Личный слуга или как он там еще называется. Главное, что появился вовремя.
– Отправляйся в ближайший город, в бюро «Дилижанс-экспресс», отправишь вот это. Деньги на расходы возьми…
– В шкатулке, сэр?
– Да, и поторопись. Это крайне важно.
Последнее, что я успел увидеть, был мой посыльный, мчавшийся на лошади во весь опор. А затем окружающий мир разом отдалился, выцвел, будто старая фотография. Все вокруг заволокло тьмой… 
– Вот ты где! – ворвался мне в уши мамин голос. – Немедленно слезай со стола!
Ну, все, попался! Сейчас мне прочитают длинную лекцию, каким великим ученым был мой дед и каких усилий стоило бабушке спасти этот стол от конфискации после того, как дед однажды ночью был вызван к начальству и домой больше не вернулся. В свое оправдание я уже собирался напомнить маме одну из семейных легенд: дед и сам был уверен, что таким образом лучше думается. Во всяком случае, так он объяснил бабушке, которая случайно застала его стоящим на голове посреди письменных приборов.
Но, к счастью, на этот раз обошлось. С немного озадаченным видом мама протянула мне почтовое извещение:
– Тебе пришла посылка из-за границы. Надеюсь, ты не связался с чем-нибудь незаконным?
Интересно, сколько времени я провел, сидя на столе? Ну и ну! Оказывается, меньше получаса.
На почте мне вручили бумажный сверток, обклеенный марками разных эпох и облепленный сургучными печатями. Тот самый, который я послал сам себе несколько минут или больше столетия назад. Теперь можно было со спокойной душой отправляться на день рождения дамы сердца. Дело оставалось за малым: приобрести цветы и достойную подарочную упаковку.

До торгового центра было не очень близко. Я торопливо пересек два двора по диагонали – а в нашем «спальном» районе они, как правило, размером с футбольное поле – и оказался в переулке, над которым нависала задняя стена торгового центра.
На углу я заметил кафе-стекляшку со странным названием «Обещаю…». Именно так: не «Обещание», а «обещаю» с многоточием в виде трех сердечек. На какие только ухищрения не идут, чтобы привлечь посетителей…
Но причина, заставившая меня замедлить шаг, была вовсе не в этом. Люди, сидевшие за столиками, по случаю хорошей погоды выставленными на уличную веранду, показались мне смутно знакомыми. Ну, конечно: вот бойфренд соседкиной дочки. Хитро улыбаясь, прикладывается к литровой кружке пива. А где я видел эту тетеньку? Там же! Она барахталась в мелком грязном водоеме, все время приговаривая: «Мы обязательно пойдем в зоопарк, вот только все дела переделаю. Видишь, как я занята?» А тот гражданин, который с азартом уплетает огромную порцию хинкалей; не он ли вкатывал камень на гору?
Меня тоже узнали. Ничего не оставалось, как присоединиться к компании.
– Ты тоже выполнил, что обещал? – спросил я у бойфренда соседской дочки.
– Не, отмазался! Подумал, прикинул – не лежит душа и все тут! Как? Тебе об этом лучше не знать.
– А я – вот! – Тетенька гордо продемонстрировала мне два билета в зоопарк. – Правда, сыну уже двадцать восемь, но раз обещала…
– А вас, извините, случайно не Сизифом зовут? – поинтересовался я у гражданина, разделавшегося со своей порцией и заказавшего добавку.
– Много ты понимаешь! – проворчал тот. – Звезда это с неба! Они на землю уже в таком виде падают.
– А как вы…?
– Вспомнил, что обещал своей сперва горы свернуть, а звезду с неба уже потом. Вот и прикатил ей подарок по ровному месту. А ты бы лучше поторопился: через полчаса магазин закроется, и дари свое зеркало Клеопатры в газетке.
Уже поднявшись с места, я заметил висящую в зале картину: кузнец Вакула летит на перепуганном чертике, прижимая к груди пару дамских модельных туфелек.
– Обещал – сделал! – заметив мой удивленный взгляд, пояснил скучающий у двери охранник. – Была еще вторая картина, из «Сказки о Золотом Петушке», но ее заставили снять. Там царь обещал колдуну подарить Шамаханскую царицу, а это уже нарушение прав личности…

Спросите, как приняла подарок Королева Виктория? Никакая она не королева и, как выяснилось, просила вовсе не зеркало Клеопатры, а диск попсовой музыкальной группы.  

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK