Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст
Яблоня и яблоко
Обычно недалеко от яблони падает яблоко, но иногда – какая-нибудь маракуйя. У Джавахарлала Неру родилась именно Индира Ганди, но вот у простого моряка родился Гарибальди, у пьющего сапожника – Сталин, а у скромного бедуина – Каддафи. Верующие, кажется, называют такие вещи «поцелуем бога». Можем ли мы называть их, скажем, «рукопожатие генетики»?

 

Конечно, гена лидерства как такового не существует – это можно сказать уже сейчас, когда вопрос только начинает изучаться. В отличие от цвета менделевского горошка, поведение — признак слишком сложный, и влиять на него (помимо особенностей среды) может только совокупность множества генов. Однако нельзя сказать, что ученые не нашли у социальной успешности совсем никаких биологических основ.

 

Например, несколько лет назад Жан-Эммануэль де Нев (Jan-Emmanuel de Neve), знаменитый исследователь «экономики благополучия», и его команда из Университетского колледжа Лондона обнаружили, что ген rs4950 отвечает за проявление у нас лидерских качеств. Ученые проанализировали данные двух масштабных американских исследований, сопоставив генетические образцы примерно четырех тысяч человек с информацией об их карьере. И у большей части тех, кто занимал руководящие должности, обнаружился rs4950.  Говоря строго, rs4950 — не ген, а маркер гена, точка внутри CHRNB3 — рецептора нейромедиаторов. По rs4950 можно узнать о вариациях этого гена, снабженного  нуклеотидом А или G. У лидеров чаще встречался вариант с нуклеотидом А. Правда, к методу лондонских ученых у коллег возникли вопросы: в исследовании участвовала этнически гетерогенная группа, то есть представители разных рас (а должна была соблюдаться гомогенность), кроме того, лидеров выявляли обычным анкетированием — люди просто отвечали, руководят ли они кем-нибудь. А как мы понимаем, управлять коллективом из себя и помощника — не то же самое, что осуществить переворот в стране.

 


Наверное, ни для кого уже не сюрприз, что во многом наше социальное поведение определяется гормонами, а конкретно поведение «вожака» — с напором и агрессией — уровнем тестостерона, главного мужского полового гормона. Это важный компонент решительности, амбициозности, авторитарности; к власти он приводит через противостояние и ломку устоев — так было, например, с Наполеоном. Однако не все так однозначно. Голландский исследователь Джек ван Хонк (Jack van Honk), который преподает в Утрехтском университете экспериментальную психологию и с конца 2000-х исследует роль гормонов в социальном поведении, считает, что у тестостерона «плохая репутация», а его роль в  нашем поведении во многом зависит еще и от ситуации. В обстоятельствах, требующих от человека защиты других, тестостерон способствует не агрессии, а просоциальному – «помогающему», альтруистичному поведению. В отличие от «воинственного» тестостерона, окситоцин — тот самый, гормон, что усиливает любовь (о нем подробно будет в следующем номере «ММ». — Ред.) — в определенной обстановке способствует этноцентризму, или зацикленности на своей группе, плавно перетекающей в ультрашовинизм.

 

По мнению психологов из Университета Канзаса, формированию лидерских качеств способствует ген DAT1, участвующий в передаче дофамина (одного из «гормонов радости», нейромедиатора, который вызывает у нас чувство удовлетворения). Детей DAT1 подбивает на озорство и нарушение правил, а взрослым помогает быстро расти до руководящих позиций — таковы результаты анализа данных 13 тыс. человек. Правда, у DAT1 есть и «отрицательный» эффект — эгоизм и эксцентричность, которые могут и закрыть дорогу в вожди, если человека не учили сотрудничать. Недостаток дофамина в крови вызывает апатию, избыток же – снижает эффективность лидера, концентрируя его стремления на поиске удовольствий, в том числе садистского свойства (вспомним историю императора Нерона). О таких лидерах потом пишут «всю правду», разоблачая в книгах и статьях этих деспотов, гедонистов и развратников. И еще  одно грустное последствие «пресыщения» дофамином — шизофрения, которая фигурирует в мировой истории чаще, чем можно предполагать.

 

У хорошего шефа не просто так горят глаза. Серотонин  — «гормон счастья» — тоже участвует в увеличении рангового потенциала.

Эволюционный психолог Роберт Райт (Robert Wright) из Пенсильванского университета (а также журналист и автор отличной книги «Моральное животное»), наблюдая за иерархией шимпанзе, отметил у их лидеров высокую концентрацию серотонина в крови. Райт предположил, что такая корреляция есть и у человека, и подтвердил догадку в эксперименте со студентами: у заводил в коллективах уровень серотонина тоже оказался выше. Правда, это еще не гарантирует, что гены программируют нас на вечное первенство: Райт подчеркивает, что «Природа не предназначает людей при рождении быть лидерами. Природа экипирует их возможностями для лидерства, которые подталкивают их к нему и поддерживают в политически подходящий момент». Что касается серотонина, его выработка повышается одновременно с повышением статуса человека, а при лишении руководящей позиции снижается — получается, что этот нейромедиатор является спутником превосходства, а не его причиной.

 


При этом многое зависит от типа личности вожака. Здесь исследователи выделяют «маккиавелиевский тип» (агрессивные беспринципные лидеры типа Гитлера) и «уступчивых моралистов» (вроде Николая II): у первых с повышением социального ранга возрастает и уровень серотонина в крови, у вторых наоборот — содержание «гормона счастья» обратно пропорционально статусу. Если тех и других свергнуть, серотонин «упадет» у всех, но у «макиавелливцев» это усилит агрессивность, а «моралистов» вгонит в депрессию.




Есть еще один тип лидеров — любимчики-инсургенты: такие, как Че Гевара или Фидель Кастро. В любой школе, на любом потоке в университете есть популярные мятежники, которые любят нарушать правила и от этого приобретают все большее расположение «народа». Если  предположить, что вызывающее поведение и потребность в социальной активности — это  своеобразный сигнал для общества, симптом большого лидерского потенциала, то диагностировать у ребенка большое будущее можно, даже не заглядывая в генетические карты родителей. Впрочем, помимо наследования генов, нашу личность формируют ценности и поведенческие модели, усвоенные в детстве. Чаще всего мы даже не вольны выбирать, что нужно усваивать, а что не стоит. Так что, возможно, Индира Ганди была просто обречена на пост премьер министра, как и ее сын Раджив.

 


Но вернемся к большому будущему. Обилие разнообразных «школ лидерства», призывающих немедленно изменить свою жизнь, всевозможных «историй успеха», которыми кишит книжный рынок, навязывает нам убежденность в том, что действительно большим оно становится только для лидеров. Реалии, к сожалению, часто подтверждают эту мысль: приближаясь к верхушке любой иерархии, вы получаете все больший доступ к ресурсам и независимости. Часто приводится аналогия с сообществами животных – вы, конечно, помните, что термин «альфа-самец» перекочевал в наш лексикон именно из биологии. С точки зрения обывателя, самая достойная и приятная роль в стае – быть вожаком или его самкой. Однако за обладание благами нужно платить: альфа несет ответственность за свое сообщество, должен, помимо раздачи приказов и оплеух, еще и жертвовать собой. В природе нет возможности «выучиться на начальника»: можно только вырасти с определенным гормональным фоном и, условно, победить в бою постаревшего предшественника – а это произойдет, только если ты под лидерство «заточен». Но даже это не означает, что социальная специализация животных подразумевает либо только лидерство, либо «рабский труд». Биолог Дмитрий Жуков в своей книге «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей» приводит в пример бета-особей сообщества диких крыс. Находясь на второй ступени иерархии, эти животные ведут себя как исследователи. Когда во время экспериментов к ним в клетку помещали, незнакомый предмет, они, предоставив лидеру возможность первым с ним ознакомиться и потерять к нему интерес, затем подолгу изучали «артефакт», передвигая и обнюхивая. Казалось бы, для данного момента совершенно бесполезные действия – но ведь может прийти время, когда знания бета-особей о мире окажутся ключевыми для выживания. Простой вывод: полезнее для общества и безопаснее для самого себя может оказаться не пребывание на верхушке, а следование своим истинным талантам. Надо только понять, как ими пользоваться с учетом врожденных особенностей, но об этом как-нибудь в следующий раз.


Читать эту статью в онлайн версии журнала "ММ": 

http://www.21mm.ru/?mag=134#042  

Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика