Юлия
я могу Начать заново.
"Поворачивай стиль"
Юлия Мешавкина
Все записи
текст
Пресное сокровище
Если байкальскую воду поделить на всех жителей Земли, каждому достанется питьевой запас на 3000 лет. И не какого-нибудь водопроводного качества, а чистейший, слабоминерализованный. Такая вода стоит дороже той, что мы покупаем в магазине. Но даже если продать ее по самой низкой цене – скажем, по пять центов за литр, – то за всю воду Байкала можно выручить 1000 триллионов долларов. Столько денег в мире просто нет, так что, называя Байкал бесценным, мы не преувеличиваем. И самое бесценное в нем – способность к самовосстановлению. Но это не значит, что у Байкала нет проблем.
      
       Болезнь фильтров

Над чистотой Байкала трудятся его обитатели: грибы и бактерии разлагают загрязнения и крупные отмершие организмы, планктонный рачок эпишура многократно пропускает воду через себя, отфильтровывает и поедает водоросли и прочую органику – за год фитопланктон очищает верхние 50 метров по три раза. Воду фильтруют и байкальские губки – древнейшие жители озера, которые почти не изменились за миллионы лет и образуют красочные подводные пейзажи. Они не погибают даже зимой, живут и растут по десять лет и всего за 20 секунд «прокачивают» через себя объем воды, равный объему тела. Однако последние шесть лет дела у губок плохи: они болеют и гибнут. Байкальские фильтры выходят из строя! Точной причины ученые не знают, но предполагают, что она связана с активностью спирогиры.

       Зеленая «вата»

На спирогире школьники начинают изучать жизнь многоклеточных нитчатых водорослей. Она живет в пресных и солоноватых водоемах во всех концах света, и вы точно ее видели: спирогира похожа на скользкую изумрудную вату, которая окутывает прибрежные камни, стелется по дну, плавает на поверхности воды. На Байкале ее прежде было мало, но в последние несколько лет водоросль чувствует себя здесь очень вольготно: затягивает мелководье и осваивает даже те участки, где влияние человека минимально. Ученые предполагают, что виноваты в этом антропогенные стоки, и связывают бурный рост спирогиры с таким же стремительным ростом туризма. Для гостей на Байкале построено много гостиниц, чьи хозяева предпочитают не тратиться на безотказную канализацию и дорогие стиральные порошки. Время от времени в уникальное озеро попадает гремучая смесь, очень аппетитная для спирогиры. Чем эта водоросль опасна? Во-первых, при гниении она отравляет воду у берега, во‑вторых – спирогира усложняет жизнь полезным организмам: губкам, брюхоногим моллюскам, а также бычку желтокрылке. Водоросль активно обживает места, где желтокрылка нерестится. А молодью этого бычка питается омуль – эндемик и главная промысловая рыба Байкала, которая добывается в огромных масштабах. Ради желтокрылки она заходит на мелководье, а если нереста нет, омулю незачем покидать глубины.


Фото: www.vk.com/beregarossiyi

       Сине-зеленые токсины

Цианобактерии – это бактерии, способные к фотосинтезу; еще их называют сине-зелеными водорослями. Сами по себе цианобактерии ни в чем не виноваты – наоборот, это важная часть планктона (в том числе байкальского), они участвуют во многих пищевых цепочках, производят кислород и органическое вещество, фиксируют азот, и вообще – именно их нам нужно благодарить за создание современной атмосферы Земли. Но если они начинают захватывать пространство – это уже проблема. Такое тоже происходит, когда в водоем поступает много фосфора и азота. Ученые из Лимнологического  института СО РАН нашли в прибрежной зоне байкальских поселков Листвянка и Большие Коты целые заросли сине-зеленых водорослей: они селятся на любом грунте без разбора, даже на бесценных губках. Раньше такого не было никогда. Как и любые водоросли, цианобактерии способствуют «цветению» водоема, и после их отмирания качество воды снижается. Но самое главное – среди байкальских цианобактерий есть виды, синтезирующие токсины. Наиболее опасны из них сакситоксин и микроцистин: первый вызывает паралич, а второй – острое отравление и нарушения работы печени. 
     Сейчас цианобактерии не угрожают людям и озеру всерьез – но только до тех пор, пока концентрация цианотоксинов не достигнет критического уровня. 

       Огонь и топор

Каждый год горят сотни тысяч гектаров тайги, и чаще всего из-за чьей-то неосторожности с огнем. А из-за вырубки лесов в середине ХХ века реки, питающие Байкал, начали мелеть – и это тоже чревато нарушениями в экосистеме. Сегодня в центральной экологической зоне Байкала сплошная рубка запрещена (исключение – санитарные меры). Но все равно в водосборном бассейне Байкала каждый год вырубается 3 млн м³ леса. Из Бурятии почти весь лес уезжает в Китай.


Фото: www.baikal-info.ru

        Заводы, газеты и пароходы

О Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате слышали, наверное, все: почти 50 лет он слыл главным загрязнителем Байкала – находясь прямо на берегу, завод сбрасывал в озеро сточные воды. Казалось бы – почему не закрыть предприятие, которое отравляет истинное сокровище? Оно утилизировало отходы деревозаготовки и выпускало целлюлозу – не простую, а особо чистую, в ней нуждалась даже оборонная промышленность. И конечно, производство кормило тысячи людей, а после закрытия комбината в 2013 году они остались не у дел. Но экологические плюсы этого решения проявились сразу: например, жители Байкальска (там находится ЦБК) впервые увидели нерпу, которая раньше избегала этих мест, а «Миры» обнаружили при погружении множество рачков-эпишур – за активной работой. Главное – выяснилось, что ответственность за загрязнение Байкала комбинат несет не в одиночку. Несет – потому что химические вещества, оставшиеся после закрытия ЦБК, продолжают просачиваться в грунтовые воды. И в Байкал по-прежнему выливается около 4 млн м³ сточных вод ежегодно, более 60% этого количества – от предприятий ЖКХ. Это не считая «домашних» сбросов! Более 80 тыс. человек живет у Байкала, и все вместе они каждый год сбрасывают в озеро около 15 млн м³ отходов. В последние годы на Байкале прибавилось плавсредств – по нему ходит более 7 000 маломерных судов. Жидкие отходы, которые содержат нефть, они должны сдавать на специальные пункты (которых мало). Но в реальности эти отходы попадают в озеро – сотни тысяч тонн каждый год. 
     Река Селенга – крупнейший байкальский приток – несет из Бурятии городские и промышленные сточные воды, а также сельскохозяйственную «химию». 
     А плотина Иркутской ГЭС на целый метр повысила уровень воды в Байкале. Казалось бы – что плохого? Но такие изменения вредят всей экосистеме озера, разрушают берега, мешают воспроизводству рыбы. А тем временем строить электро- станции на реках, впадающих в Байкал, собираются наши монгольские соседи.

      Дорогие гости

Пока мы готовили августовский номер «ММ», мы влюбились в Байкал и все захотели там побывать. Но пока мы мечтаем, кто-то покупает билет и едет – миллион людей ежегодно, со всего мира. (Особенно много гостей из Китая.) Просто замечательно, что люди изучают нашу страну! Проблема в том, что их количество на квадратный метр Прибайкалья слишком велико, а инфраструктуры для путешественников, которая была бы безопасной для Байкала, пока нет. Не налажена система сбора мусора, не проложены экологические тропы, не построены туалеты. А еще у многих туристов не работает совесть, поэтому они без стеснения рубят деревья (даже реликтовые), разбрасывают пластик и отправляют в озеро отходы. К счастью, пока проблема самоочищения по силам «славному морю», и мы по-прежнему можем пить байкальскую воду. Но суть в том, что все описанное выше – это не проблемы Байкала. Это наши проблемы, и если их не решить сейчас – в будущем будет негде жить, некуда приезжать и нечем любоваться. И не будет бесконечного резервуара с вкусной пресной водой.


Фото: Сергей Волков www.baikal.babr.ru
Всего 0 комментариев
Комментарии
OK OK OK OK OK OK OK
Яндекс.Метрика